Сычёва Анастасия Викторовна: другие произведения.

Доказательства вины

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь] [Ridero]
Реклама:
Новинки на КНИГОМАН!


Оценка: 6.97*220  Ваша оценка:
  • Аннотация:


    Купить в "Лабиринте"

    Купить в "Читай-городе"

    Купить в Беларуси

    Купить в RUFANBOOK

    Рис. на переплете А.Клепакова - М.:"Издательство АЛЬФА-КНИГА", 2017. - 345 с.:ил. - (Романтическая фантастика). 7Бц Формат 84х108/32 Тираж 3 500 экз.  ISBN 978-5-9922-2380-4

    Казалось бы, все трудности позади: Арлион Этари лишился магических сил, месть предавшим ее родственникам свершилась, а Корделия вышла замуж за любимого. Но история еще не окончена, ведь у нее остался могущественный враг, который пойдет на всё, чтобы уничтожить новоиспеченную королеву Вереантера...

    Книга вышла в издательстве "Альфа-книга" в феврале 2017 г.

    Заключительная часть цикла "Корделия". Поскольку пиратская версия сегодня появилась в Интернете, пожалуй, нет больше смысла задерживать продолжение, так что добавляю следующие несколько глав и на этом выкладку останавливаю. Официальная электронная версия появится в продаже где-то через месяц. Если кто-то дочитает до конца, приглашаю поделиться вашим мнением в комментариях, мне очень интересно, как вам понравилось окончание истории. Огромное спасибо всем читателям! Когда я только начинала выкладывать "Час перед рассветом" чуть больше года назад, я и представить не могла, что у серии о Корделии будет столько поклонников. Спасибо вам всем!

    Обновление от 01.03.17



Доказательства вины

Часть 1. Удар в спину

Sometimes I'm happy as can be

and sometimes feel so low

and what is good and what is bad,

I sometimes just don't know...

(Иногда я счастливее всех на свете,

а иногда чувствую себя так плохо,

И что хорошо, а что плохо,

Иногда я просто не знаю...)

(Gamma Ray, "Real World")

Пролог

  
   -- Я так понимаю, отказаться мы не можем? -- недовольно осведомился маг в фиолетовом балахоне.
   Вортон, декан боевого факультета Адэрской Академии магов, откинулся на спинку стула и, вздернув иронично бровь, посмотрел на своего заместителя.
   -- Раз ты такой смелый, откажись сам, -- предложил он. Недовольство Лэшела было ему прекрасно понятно, но Кириан уже принял решение, так что спор не имел никакого смысла. -- И потом, как ученица она была не так плоха. Я бы даже сказал, что из всех своих однокурсников она одна из самых одаренных.
   -- Она Этари, Вортон! Да к тому же трейхе!
   -- А еще она королева, -- раздраженно отозвался декан, которому начал надоедать этот разговор. -- Мы не можем исключить ее, когда за ней стоит весь Вереантер! У нас нет на то никаких формальных причин, поэтому разговор окончен. Если тебя это слегка утешит, никто из преподавательского состава не в восторге. Да и приедет она только через пару недель.
   -- Но мы же в Аркадии, а не в Вереантере! И вообще, с каких пор Кириан идет на поводу у архивампира?!
   -- В конце концов, им удалось остановить Арлиона Этари, -- напомнил Вортон. -- Кириан посчитал, что после такого мы не вправе отказать Корделии Вереантерской и дальше учиться в нашей Академии.
   Лэшел шумно выдохнул, но аргументов у него больше не было, и он в раздражении отвернулся к окну. Глядя на своего заместителя, которому на вид было невозможно дать больше двадцати пяти лет, и который в этот момент больше всего походил на сердитого мальчишку, а не на магистра боевой магии, Вортон только вздохнул. Он сам был очень удивлен, когда пару дней назад архимаг Кириан сообщил ему, что новая вереантерская королева изъявила желание продолжать обучение в Академии -- можно подумать, на троне ей больше заняться нечем! -- и что он, ректор, согласился. Еще больший шок он испытал, когда узнал, что адептка его факультета, регулярно находившая неприятности на свою голову, оказалась внучкой столь печально известного архимага. Впрочем, новость о том, что адептка Батори -- на самом деле трейхе Этари, всколыхнула только преподавателей-мужчин. Вся женская половина магистров последний месяц была занята тем, что обсуждала, как какая-то девица без роду и племени (и наплевать, что она бывшая принцесса! Всё равно же незаконнорожденная!) смогла охмурить короля и женить его на себе, и какие еще неженатые особы королевской крови остались в окрестных странах. На то, что король -- это расчётливый архивампир, от которого все трезвомыслящие люди с нормальным инстинктом самосохранения должны бежать без оглядки, всем этим преподавательницам было совершенно наплевать. И кто этих женщин только поймет?..
   Лэшел продолжал созерцать что-то за окном, и Вортон, заинтересовавшись, что его там так увлекло, сам поднялся из-за письменного стола в своем кабинете и тоже подошел к окну. Стояли последние летние дни, и двор Академии снова наполнился возвращающимися с каникул адептами. Ему уже сообщили о паре дуэлей и одной драке без применения магии между темными и светлыми магами с разных факультетов, но сейчас, после долгого затишья, эти привычные стычки не вызывали привычного раздражения.
   -- А что у нас с факультетом некромантии? -- вдруг спросил Лэшел, найдя в себе силы переключиться на другую тему. -- Кто теперь будет деканом?
   Вортон поморщился, как будто у него вдруг заболели зубы. Сложность заключалась в том, что ныне покойный Танатос был единственным сильным и одаренным некромантом на факультете, и найти ему замену оказалось неожиданно трудно. Те некроманты, которые преподавали в Академии, по части способностей были так себе, серединку на половинку, и никто из них не подходил для такой должности. Ректор Кириан это прекрасно понимал, и потому обратился к своему заместителю с просьбой связаться с Советом Темных магов и порекомендовать кого-нибудь оттуда. Конечно, Совет с готовностью откликнулся -- ему всегда было приятно, когда независимые Академии и Школы магии обращались к ним за помощью -- но вот предложенный ими кандидат... внушал определенные опасения.
   -- Совет пообещал прислать магистра Леннокса, -- наконец нехотя сообщил Вортон.
   Заместитель наконец-то оторвался от окна и изумленно уставился на него, с такой скоростью мотнув головой, что закачался коготь мантара в длинной серьге:
   -- Леннокса?! Они что, издеваются?
   Боевой маг неопределенно пожал широкими плечами, а Лэшел, поглядев в течение несольких секунд на начальника, убедился, что тот не шутит. Ну что за день такой! Мало того, что у них в Академии будет учиться Этари, так еще и это!
   -- Он же сумасшедший! И последние лет девяносто прожил отшельником! Как его можно поставить на пост декана факультета?!
   -- Зато он великолепно разбирается в боевой некромантии и не стал архимагом только потому, что сам не захотел. К тому же, по словам Совета, у них сейчас нет других некромантов, которым хотелось бы отправиться в Адэр, вот и пришлось взять того, кто согласился. Хотя я не исключаю, что темные маги сделали это только для того, чтобы позлить Кириана.
   Вортон замолк, но Лэшел без слов понял, как должно было закончиться высказывание магистра -- "но это уже проблемы самого Кириана". Мысленно усмехнувшись, молодой магистр мимоходом заметил:
   -- Веселый нам предстоит в Академии год...
  

Глава 1

  
   Взмах, выпад. Металлический звон от столкновения клинков друг о друга. Мастерски поставленный противником блок оказался настолько жестким, что у меня загудела рука, и мне пришлось срочно уходить в защиту, чтобы не сдать позиций. Мой противник тем временем попытался развить преимущество и начал теснить меня назад, но хитрым обманным ударом, которому меня обучил Грейсон, я вынудила своего оппонента на полсекунды отвлечься и попыталась его обезоружить, но он быстро сконцентрировался и отбил мою атаку. Все эти выпады были настолько быстрыми, что неподготовленный наблюдатель мог видеть только вспышки света на клинках. И -- за всё это время не прошло и десяти секунд -- вот мы снова кружим друг напротив друга, выискивая брешь в обороне противника. Весь окружающий мир сузился до небольшой площадки, на которой проходил поединок, и я не видела ничего, кроме двух длинных тонких клинков напротив себя, на блестящих лезвиях которых бликовал солнечный свет.
   -- Ваше Величество! -- посторонний голос ворвался в мое сознание так внезапно, что я, растерявшись, вздрогнула и моргнула. Этим не преминул воспользоваться высший вампир напротив и одним плавным, текучим движением метнулся в мою сторону, одновременно нанося удар. Сард вылетел из моей правой руки и приземлился у кустов, отделявших покрытую гравием площадку от газона, а мой противник завершил поединок, поставив мне простейшую подножку, так что я самым позорным образом упала на землю. Невысокая вампирша, появившаяся в поле зрения только что, и из-за которой я и проиграла схватку, ойкнула и прижала ладонь ко рту, придя в ужас от такого обращения с королевской особой, а затем неодобрительно посмотрела на Люция Эртано, который, нисколько не смутившись, опустил оружие.
   -- На посторонних во время схватки... -- наставительным тоном начал он, не обращая никакого внимания на вампиршу, которая всё никак не могла определиться, что ей делать -- помочь подняться мне или прочитать отповедь вампиру, который поднял оружие на королеву, как только она отвернулась.
   -- ... отвлекаться нельзя, -- со вздохом закончила я за него предложение и без посторонней помощи поднялась на ноги. -- В чем дело, леди Амелл?
   Гофмейстерина, к которой я обратилась, отвлеклась от Люция и присела в низком реверансе, так что подол лилового платья лег на землю.
   -- Прошу прощения, Ваше Величество, но совещание закончилось, и через сорок пять минут подадут обед. Распорядиться перенести его еще на пятнадцать минут?
   -- Нет, нет необходимости, -- торопливо сказала я, прикинув в уме, сколько времени у меня уйдет на то, чтобы вымыться, переодеться и причесаться. Если очень постараться, за сорок пять минут вполне можно успеть. -- Люций, тогда на сегодня всё, поскольку сейчас мне предстоит обед с шартарской делегацией. Леди Амелл, вы не знаете, Адриан не вернулся?
   -- Нет, Его Величества до сих пор нет. Мадам, Вы уверены, что успеете?.. -- вампирша окинула мою запыленную одежду сомневающимся взглядом и вздохнула, когда я у нее на глазах совсем некоролевским жестом отерла пот со лба.
   -- А если не успеет, гости подождут, -- иронично добавил Люций, убирая сарды в ножны и протягивая мне сард, выбитый у меня из рук минутой ранее. -- Хоть и говорят, что точность -- вежливость королей.
   Я бегло улыбнулась и, подхватив перевязь с оружием, быстрым шагом направилась к дворцу. Гофмейстерина, подобрав пышные юбки, бросила на Люция последний настороженный взгляд и поспешила следом за мной.
   Лето закончилось всего несколько дней назад, и солнце и тепло еще не уступили место осенним холодам и дождям, хотя жара уже спала. В дворцовом парке сейчас было особенно хорошо: над головой синело небо, солнечный свет лился на темные хвойные деревья, траву и клумбы с поздними цветами; вода в фонтанах блестела и журчала по-летнему бодро, а воздух был прохладен и свеж. День выдался настолько удачный, что мы с Люцием решили провести тренировку не в зале для поединков во дворце, а вышли на улицу и углубились в парк, чтобы не привлекать к себе лишнего внимания, которое во дворце было неизбежным. Легкость, с которой гофмейстерина нас нашла, и отсутствие какого-либо удивления с ее стороны подтверждали, что наши тренировочные бои ни для кого тем не менее не остались тайной.
   Пожалуй, эти тренировки и предшествующий им приезд Люция были самым лучшим событием за те две недели, которые прошли с нашего возвращения из Валенсии. Судя по тому, что мой учитель появился во дворце в Бэллиморе буквально неделю спустя после того, как Адриан предложил ему должность моего телохранителя, раздумывал он недолго. Сразу после его прибытия моя вооруженная охрана испарилась, как по мановению волшебной палочки, а Люций стал моей постоянной компанией, и его присутствие было мне в разы приятнее, чем отряд маячивших перед глазами телохранителей. Возобновились и наши с ним ежедневные тренировки, которые очень радовали меня, против которых не возражал Адриан, и которые приводили в замешательство весь двор. Мало того, что государственный преступник, о котором несколько десятков лет никто ничего не слышал, неожиданно был помилован, так еще его приставили к королеве, и он очутился в непосредственной близости от короля, которого когда-то пытался убить... Откуда такое доверие?
   Впрочем, сам Люций оставался совершенно равнодушен к шепоткам за спиной: он и в Дионе всегда был белой вороной, и то, что он вернулся на родину, мало что изменило. Но мне казалось, что здесь, в Вереантере, ему было приятнее находиться, чем среди людей в Валенсии, а мой собственный опыт показывал, что должно пройти какое-то время, чтобы окружающие к тебе привыкли и перестали воспринимать в штыки. Сам Люций продолжал видеть себя не только как моего охранника, но, в первую очередь, как моего учителя, и в первое же утро после своего возвращения поймал меня, когда я утром шла из спальни в столовую, и строго осведомился, почему я забросила тренировки, а потом утащил меня в зал для поединков. Прислуге пришлось объявить, что с этого дня я завтракаю на полтора часа позже, Адриан посочувствовал, когда я ему вечером пожаловалась на гудящие и ноющие мышцы, а потом непринужденно заметил, что Люций всё сделал правильно. Первые несколько дней превратились в пытку -- за прошедшие три месяца я отвыкла от регулярных тренировок, которые к тому же стали в разы жестче по сравнению с нашими поединками в Академии с Кейном -- но сегодня стало уже полегче. Кстати, сегодняшнюю тренировку пришлось перенести на середину дня, потому что утром мы встречали делегацию из Шартара, и весь день был расписан по минутам.
   Мы с леди Амелл свернули с боковой дорожки на центральную аллею и зашагали к дворцу, причем я шла быстро, и невысокой вампирше приходилось чуть ли не бежать, чтобы не отставать. Двое стражников у дверей склонили головы при моем появлении, и мы стремительно пролетели мимо них в холл.
   -- Ваше Величество, завтра собирается благотворительный комитет герцогини Шеффер, который будет обсуждать, какие заведения в этом году нуждаются в пожертвованиях в первую очередь. Стоит ли предупредить герцогиню о Вашем присутствии?
   -- Я не поеду, леди Амелл, -- рассеянно отозвалась я, не считая нужным останавливаться и объяснять свое решение. О встрече благотворительного комитета, в который входили все самые знатные дамы Бэллимора, и который считался своеобразным женским клубом, невероятно престижным, и в который невозможно было попасть, не обладая громким титулом и солидным богатством, гофмейстерина заговаривала не в первый раз. Мне же было прекрасно известно, что "заседания" подобных комитетов длятся по нескольку часов, и из них самое большее полчаса уходит на решение финансовых вопросов, а остальное время аристократки обсуждают последние новости из жизни знати. Потому я напрямую воспользовалась разрешением Адриана не заниматься тем, что мне не нравится, и сразу заявила леди Амелл, что дамы прекрасно проведут встречу и без меня. Но гофмейстерина не теряла надежды всё же привлечь меня к придворной жизни и продолжала поднимать этот разговор.
   -- Но все вереантерские королевы всегда занималась благотворительностью и входили во многие комитеты... -- высокий узел на голове вампирши, в который были собраны светло-рыжие волосы, укоризненно качнулся.
   -- Прямо все? -- против воли мне стало любопытно. -- И Исабела тоже?
   У меня почему-то сложилось впечатление, что мать Адриана не любила подобные мероприятия, да и праздная жизнь придворных ее никогда не привлекала. Или я ошибалась?..
   Леди Амелл несколько секунд молчала и, наконец, с неохотой признала:
   -- Ее Величество формально входила в благотворительный комитет, но никогда не присутствовала на его собраниях.
   -- Вот и отлично, -- удовлетворенно улыбнулась я. -- В таком случае герцогиня Шеффер может после своего заседания сообщить мне, на что они решили жертвовать деньги, и, если меня это устроит, я распоряжусь, чтобы казначей выдал комитету нужную сумму.
   Сбоку послышался явственный тяжелый вздох, а потом леди Амелл вынужденно кивнула:
   -- Как Вашему Величеству будет угодно.
   За это время мы дошли до королевского крыла, и там я отпустила гофмейстерину. Вампирша, тихо шелестя юбками, направилась к лестнице, а я, взглянув на ее удаляющуюся спину, в который раз удивилась, как мало эта дама была похоже на гофмейстерину. В моем представлении о первой даме двора, следившей за порядком и соблюдением правил, навсегда закрепился образ высокой костлявой женщины средних лет, которая искренне ненавидит любое проявление живых чувств и малейшие отступления от протокола. Невысокая пухлая леди Амелл отличалась нетипичной для вампиров внешностью и мало походила на представительницу этой должности. Впрочем, как это часто бывает, внешность оказалась обманчивой, и двором эта миловидная вампирша заправляла вполне уверенно. Сейчас она очень активно пыталась втянуть в эту жизнь и меня, действуя убеждением и уговорами, но я держалась и уступать позиций не собиралась. Да и недолго осталось терпеть: буквально через неделю я должна была вернуться в Академию, и потому дворцовая жизнь беспокоила меня мало.
   Как выяснилось, в том, что я всячески избегала придворных, была и оборотная сторона: с самого нашего возвращения из Валенсии у меня появилась масса свободного времени, и я никак не могла придумать, чем мне его занять. Когда Арлион лишился своих сил, наша самая главная проблема пропала, и можно было немного расслабиться. Все мероприятия, связанные с моим замужеством, на ближайшее время были завершены: балы с представлением состоялись, свадьба прошла, а коронацию было решено провести через несколько месяцев. Адриан днем всегда был занят, Оттилия и Кейн наслаждались обществом друг друга, остальные мои друзья вернулись в Госфорд, и я почти всё время была одна. Оценив свое нынешнее положение и обдумав его со всех сторон, я отправилась к Адриану с просьбой отпустить меня учиться дальше в Академию. В конце концов, Арлион больше не являлся угрозой, и можно было не опасаться, что кто-то из преподавателей захочет принести меня в жертву. Почему-то мужа совсем не удивили мои слова, и он, хотя и неохотно, но связался с Академией и поговорил с ректором Кирианом. Архимага удивило неожиданное стремление королевы к знаниям, но видимых причин для отказа мне не было, ведь я по-прежнему официально считалась адепткой Академии. Однако он честно предупредил, что преподавателям уже известно, что я Этари, и потому могут возникнуть осложнения. Еще пару дней мы с Адрианом спорили -- он отговаривал, я стояла на своем -- но в итоге он согласился отпустить меня, но только в компании Люция, который должен будет сопровождать меня в роли телохранителя. Этот вариант устроил всех, в том числе и Кириана. Так что, пусть и с небольшим опозданием, но мое обучение на боевом факультете должно было продолжиться.
   Отмокнув в течение пятнадцати минут в ванной, я магией высушила волосы, а затем Сюзанна с совершенно нечеловеческой скоростью помогла мне одеться в пышное платье со шнуровкой -- хорошо хоть без шлейфа! -- и занялась моими волосами. Наблюдая в зеркале за тем, как у меня на глазах спутанная копна кудрявых волос превращается в прическу, я только уважительно покачала головой. И кто только догадался, что мне нужна именно такая камеристка, которая способна привести меня в приличный вид менее, чем за полчаса?
   Последним штрихом к моему наряду стала жемчужная парюра, включавшая в себя ожерелье, браслет, кольцо и заколки. Помолчвочное кольцо с изумрудом пришлось оставить, поскольку оно выбивалось из общей картины, а затем я снова вышла в коридор. Едва я покинула королевское крыло, как ко мне сзади пристроился Люций, успевший за это время привести себя в порядок, а на первом этаже к нам снова присоединилась леди Амелл. В тот момент я впервые оценила мастерство и такт гофмейстерины -- хоть я и продолжала идти впереди, каким-то образом она умудрялась корректировать наш маршрут, так что наша группа неожиданно вышла к одной из многочисленных столовых, которую я своими силами ни за что бы не нашла. Столовая примыкала к гостиной, из которой доносились мужские голоса, неторопливо обсуждавшие что-то между собой. Едва мы вошли, как все присутствующие отвлеклись от разговора и поприветствовали меня вежливыми поклонами.
   -- Добрый день, господа, -- я улыбнулась и кивнула гному в дорогом камзоле, в котором распознала главу шартарской делегации, которую встречала утром. Ростом гномы были мне по грудь, так что мне всё время приходилось нагибать голову, чтобы видеть лица гостей. -- Благодарю вас всех за терпение. Теперь, надеюсь, вы согласитесь сделать перерыв в переговорах и пообедать? Я бы не отказалась послушать о том, что сейчас происходит в Гранахе!
   -- Почтем за честь рассказать Вам, Ваше Величество, -- склонив голову, заверил меня гном, а материализовавшийся сбоку словно из ниоткуда Александр фон Некер учтивым жестом предложил мне руку, чтобы проводить меня в столовую. За моей спиной кто-то так же предложил руку гофмейстерине, и вся процессия, состоявшая из пяти гномов, а также вереантерских министров промышленности, экономики и иностранных дел последовала за нами в соседнюю комнату.
   -- Ну как? -- тихо спросила я Александра, пока нас никто не мог услышать.
   -- Никак, -- так же тихо ответил он и на секунду недовольно поморщился. -- Уперлись и стоят намертво. Сомневаюсь, что нам удастся что-то изменить.
   Гномы являлись одним из покупателей добываемого в Кэллахиле адамантия, и с самого начала горных разработок в этой местности вели тороговые дела с Валенсией. Переход области от одной страны к другой был для всего материка совершенно неожиданным, и резонно было предполагать, что торговый баланс между странами должен сместиться с привычных позиций. Гномы отреагировали на случившееся быстрее всех и объявили Вереантеру, что желают и дальше покупать адамантий и готовы обговорить условия. Их посольство прибыло сегодня утром, и мы с Адрианом его встретили, но на сами переговоры архивампир не остался и на обеде не присутствовал -- из гномов в Бэллимор приехали только министр торговли, министр экономики и несколько дипломатов, ни одного члена гномьей королевской семьи с ними не было, и вереантерский король с чистой совестью предоставил проводить встречу министрам-вампирам, а меня попросил поприсутствовать на обеде. На это я согласилась сразу: дипломатические переговоры -- это вам не собрание благотворительного комитета с разговорами о том, чья дочь за кого в последнее время вышла замуж, и кого еще из вампирш можно пригласить в комитет и что за подобную честь можно от нее потребовать.
   Сам Адриан отсутствовал на обеде вовсе не из королевского снобизма. Сразу после встречи гномов он в компании Дориана и отряда солдат отправился порталом в Ферману -- главный город одной из северо-восточных провинций Вереантера, где три недели назад вспыхнул мятеж. Пока мы были заняты Арлионом и попытками его остановить, мы даже ничего не знали о происходящем, поскольку местные власти рассчитывали справиться своими силами. Но дней десять назад там были убиты градоначальник и вся его семья, и пару дней там царила полная анархия, пока из столицы не был направлен новый наместник. Самое странное заключалось в том, что не было понятно, что послужило причиной смуты -- никаких массовых шествий не проводилось, и требований не выдвигалось, да и анархия не могла воцариться просто так -- должен быть кто-то, кто подстрекал бы местных жителей устроить беспорядки. А пару дней назад было совершено покушение на нового наместника в его собственном доме, и через разговорный амулет добиться от растерянного и легкораненного вампира внятного ответа оказалось сложно -- из его слов только следовало, что в его квартиру на втором этаже ратуши ворвались неизвестные в масках, которые назвали себя "Восстановителями Справедливости", без уточнения, какую именно справедливость они собрались восстанавливать, и попытались убить нового представителя власти, но, к счастью, вовремя вмешалась стража, и убийцам оставалось только сбежать с места событий. Выслушав это сообщение, Адриан переглянулся с герцогом фон Некером и Дорианом и объявил, что поедет разбираться сам.
   И вот он уехал, а я осталась играть роль хозяйки на обеде.
   Отвлекшись на эти мысли, я пропустила момент, когда разговор снова плавно перетек на адамантий -- насколько я поняла, суть проблемы заключалась в том, что гномы покупали его у Валенсии по определенной цене, которая за годы менялась не слишком сильно, и металл шел в Шартар давно сложившимся маршрутом через территорию Валенсии. Чтобы поставлять его туда же, но через Вереантер, было необходимо проложить новый маршрут, что было не так легко, если вспомнить неудачное расположение Кэллахила -- он представлял собой чашу, почти целиком окруженную горами. Впрочем, пара идей у вампиров была, но в этом случае путь получился бы сложным и местами опасным. А проблема была проста: вампиры настаивали на повышении цен за металл, упирая на возникшие сложности его транспортировки, а гномы наотрез отказывались платить больше. За обедом обе стороны продолжали обмениваться вежливыми замечаниями, пытаясь склонить чашу весов в свою пользу, но переговоры уже давно зашли в тупик и трогаться с мертвой точки не собирались. Я говорила мало и только с интересом наблюдала за происходящим -- мне было хорошо известно, как сложно бывает иметь дело с надменными вампирами, но гномы держались вполне уверенно.
   -- Но подумайте о риске, с которым сопряжена транспортировка! -- настаивал министр иностранных дел, лорд фон Виттен, который до этого момента негромко общался с Александром, а сейчас, видимо, не выдержал. Этот высший вампир с моноклем в глазу и каким-то рыхлым белым лицом не слишком мне нравился, но, как я слышала, свою должность он занимал благодаря собственным талантам, а не чьей-то протекции. Кстати, именно его помощником был Александр фон Некер. -- На пути караванов будет не менее трех опасных участков! Трех! Подумайте, что будет им угрожать -- дикие звери, слишком крутые горные дороги, где повозки не проедут! А зимой? Конечно, понадобится проложить новую дорогу!
   -- Однако раз с этой задачей в свое время справились валенсийцы, значит, справятся и вампиры, -- резонно возразил ему один из гномов, министр экономики. В отличие от своих собратьев, он единственный из всех был гладко выбрит, в то время как у остальных были шикарные бороды.
   -- Но дорога на территории Валенсии проходит преимущественно по равнинной местности, а здесь по горной... -- не успокаивался министр иностранных дел, который твердо решил не сдавать позиций.
   -- Боюсь, милорд, цена, которую требует Вереантер, слишком велика, чтобы Шартар мог на нее согласиться, -- невозмутимо откликнулся гном. Его спутники с умным видом покивали.
   Я перевела взгляд с невозмутимых гномов на не менее невозмутимых вампиров и, подумав, решила вмешаться:
   -- Правильно ли я поняла, господа, что самой главной проблемой, с которой мы столкнулись, являются трудности транспортировки? Что через Вереантер нет безопасного пути?
   -- Верно, Ваше Величество, -- подтвердил Александр, взглянув на меня с проблеском интереса.
   -- Раз нет безопасного пути через земли вампиров, надо использовать те земли, где он есть, -- рассеянно заметила я, отпивая из бокала вино.
   Несколько секунд в столовой было тихо, даже приборы перестали стучать о фарфор. За последние два месяца я уже успела заново привыкнуть ко множеству взглядов, направленных на тебя одновременно, и сейчас продолжала вежливо улыбаться.
   -- Вы говорите про Валенсию? -- наконец спросил вереантерский министр промышленности, чье имя вылетело у меня из головы. Лорд фон Виттен дернул цепочку, и монокль очутился у него в руках.
   -- А почему нет? -- пожала плечами я. -- Наверняка же можно предложить что-то Валенсии, чтобы она согласилась пропускать вереантерские караваны через свою территорию. Насколько я помню, два года назад Валенсия была крайне заинтересована в том, чтобы продавать Шартару цветные металлы, добываемые на востоке страны, но дальше переговоров дело тогда так и не зашло, поскольку стороны не смогли договориться об условиях. Возможно, сейчас Шартар мог бы пойти на некоторые уступки.
   Министр экономики, тот самый безбородый гном, вперил в меня цепкий, пристальный взгляд.
   -- Но почему, Ваше Величество, на уступки должен идти Шартар, если проблемы с транспортировкой возникнут у Вереантера?
   Я пожала плечами и невозмутимо сложила руки на коленях.
   -- Потому что гномы не менее заинтересованы в покупке адамантия, чем вампиры -- в его продаже. Вереантеру и так придется потратить определенные усилия, чтобы обеспечить караванам надежную защиту, ведь в Валенсии наверняка найдутся те, кто захочет эти караваны присвоить себе без нашего на то согласия. А так цены на металл останутся прежними, но обе стороны приложат свои силы к тому, чтобы эта торговля осуществлялась.
   Гном продолжал внимательно смотреть на меня, обдумывая мои слова, и я замерла на месте, не отводя взгляда, чтобы не сбить его с мысли. Вампиры сидели и напряженно ждали исхода диалога. Гофмейстерина теребила в руках салфетку, Александр по очереди рассматривал лица гномов, фон Виттен застыл на месте, позабыв о монокле, который продолжал болтаться на цепочке. Гномы переглянулись, и наконец министр экономики задумчиво сказал:
   -- Возможно, Ваше Величество, Вы правы. Подобное можно было бы реализовать, но остается единственный вопрос... Согласится ли Валенсия?
   Мы с Александром молча переглянулись, и я прочла на его лице ту же мысль, которая посетила и меня. Даже если не принимать во внимание предложение о торговле с Шартаром, которая занимала отца еще тогда, когда я была принцессой, после всего случившегося, когда Валенсия осознала, как близка она была к новой войне с Вереантером, она на многое согласится, лишь бы не попасть снова в эту ситуацию. Так что сложностей возникнуть не должно, а это означает, что соглашение с Шартаром будет подписано.
  

Глава 2

  
   После обеда мы все переместились обратно в гостиную, где еще минут двадцать продолжалась вежливая беседа о ни о чем, но невооруженным глазом было видно, что политикам не терпится вернуться к делам и обсудить детали, хотя теперь в переговорах должна была появиться третья сторона в лице Валенсии. Но дальше они уже справятся без моего участия, я только предложила им способ решения. Так что не прошло и получаса, как и вампиры, и гномы очень вежливо извинилась передо мной и удалились в зал совещаний. Александр на несколько секунд задержался у софы, на которой сидела я, и, пока вампиры выходили из гостиной, вполголоса заметил:
   -- Это было великолепно.
   Я польщенно улыбнулась. С братом Оттилии мы были знакомы уже достаточно долго, чтобы можно было поверить в искренность его слов.
   -- Думаете, они согласятся?
   -- Они -- да, а вот Валенсия... Насколько им была нужна эта торговля металлами?
   -- Сейчас, когда Кэллахила они лишились, еще сильнее, чем раньше, -- без сомнений отозвалась я. -- Им же надо восстанавливать источники дохода.
   Фон Виттен вышел из гостиной последним, и Александр, чтобы не привлекать внимания, поклонился мне и вышел следом. Мы с гофмейстериной остались вдвоем, и я, не желая вступать в очередную дискуссию по поводу благотворительного комитета, объявила, что пойду к себе. Леди Амелл, чей задумчивый изучающий взгляд я ловила на себе последний час -- кажется, вампирша не ожидала, что я ни с того ни с сего полезу в политику -- отреагировала на мои слова с небольшой заминкой. Не давая вампирше опомниться, я вышла в просторный коридор и успела заметить краем глаза, как леди Амелл встрепенулась и устремилась следом за мной. Она догнала меня, когда я успела дойти почти до конца коридора, и уже хотела что-то мне сказать, но тут внезапно мы столкнулись с двумя дамами, появившимися из-за угла. Ковровая дорожка, протянувшаяся через коридор, заглушала шаги, и я не слышала их приближения. Обе женщины были вампиршами, причем из высшего общества -- от блеска украшавших их драгоценностей у меня зарябило в глазах. Мое внимание в первый момент привлекла лишь одна из них, та, которая была постарше своей спутницы: по ее лицу сразу становилось понятно, что она привыкла, что ей подчиняются. Пару секунд ее черты выражали раздражение, что кто-то встал у нее на пути, и дама уже набрала воздуха в грудь, чтобы выразить свое возмущение, но затем она с торопливостью, которая наверняка не соответствала ее высокому положению, закрыла рот, а на лице появилось выражение самой искренней любезности. Узнала, поняла я.
   -- Приносим свои извинения, Ваше Величество, -- медовым голосом пропела она, и от прозвучавшей в нем приторности меня едва не передернуло. -- Нам нет прощения.
   -- Всё в порядке, -- отозвалась я, еще не придя в себя от столь резкой смены масок и поведения и рассматривая высшую вампиршу. Среднего роста, так что я смотрела на нее сверху вниз, и подчеркнуто молода -- гладкая кожа, пухлые алые губы, очень длинные ресницы, блестящие светлые волосы, ровные дуги бровей, тонкая талия... По отдельности каждая деталь была настолько идеальной, что не возникало никакого сомнения в полной искусственности облика в целом. Сколько ей лет на самом деле -- не меньше сотни?
   -- Ваше Величество, позвольте представить Вам герцогиню Евгению Шеффер, -- чопорно произнесла леди Амелл, но от меня не укрылась торжествующая нотка в ее голосе. Она что, правда думает, что герцогине удастся убедить меня присутствовать на собрании? Затем гофмейстерина почему-то на секунду запнулась и с заминкой закончила. -- И леди Элис Мальдано.
   -- Для нас огромная честь познакомиться с Вами, Ваше Величество, -- поток меда усилился, и я посмотрела на герцогиню с некоторым удивлением. -- И я не могу не воспользоваться столь благоприятным случаем и не спросить Вас -- почтите ли Вы завтра своим высочайшим присутствием наше скромное собрание?
   Ну, скромным это собрание точно не назовешь, подумала я, разглядывая на герцогине тяжелое золотое ожерелье с россыпью рубинов, каждый из которых был размером с голубиное яйцо. Интересно, как эта вампирша не сгибается под его тяжестью? Пауза затянулась, и на лице герцогини отразилось мимолетное беспокойство. Заинтересовавшись, я прислушались к эмоциям аристократки -- та была не слишком способным магом и не умела ставить магический щит -- и услышала в них привычную неприязнь, смешанную с беспокойством. Похоже, гофмейстерина зазывала меня в этот комитет только потому, что это считалось правильным, в то время как его глава вовсе не желала моего там присутствия, поскольку я могла создать некоторую угрозу ее власти, ведь мое мнение невозможно было бы проигнорировать. Что ж, герцогиня, наши желания здесь сходятся.
   -- Я считаю благотворительность очень важной, -- беспокойство в эмоциях герцогини Шеффер усилилось, -- но собрание пройдет без меня. Уверена, благотворительный комитет находится в очень надежных руках.
   -- О, Ваше Величество, Вы очень добры! -- вскричала Евгения, а затем печально склонила голову. -- Мне так жаль, что Вас там не будет.
   Судя по эмоциям герцогини, в этот момент ей больше хотелось запеть от радости, но я не стала ей об этом говорить. Весь этот фарс начал мне надоедать, и я уже хотела вернуть на свое сознание ментальный щит и продолжить путь, как внезапно меня окатило волной чужой ненависти -- искренней, горячей. Не ожидая ничего подобного, я едва не споткнулась, а потом перевела взгляд на спутницу герцогини, на которую до этого момента не обращала внимания. Она была высокой -- одного роста со мной -- и молодой, намного моложе Евгении. Густые темные вьющиеся волосы обрамляли бледное привлекательное лицо, и именно оттого, что оно не было настолько идеальным, как лицо герцогини, эта женщина показалось мне гораздо более красивой, чем Евгения. Заметив, что я на нее смотрю, вампирша постаралась придать лицу приветливое выражение, но у нее ничего не вышло, и острая неприязнь из ее глаз так и не пропала. Впрочем, по сравнению с ненавистью, которая от нее в данный момент исходила, леди Мальдано неплохо держалась.
   Так, и откуда она вообще взялась? Ее ненависть -- это не привычная нелюбовь вампиров к Этари вообще и наглой выскочке, в одночасье ставшей королевой, в частности. Тогда что? Арлион лично убил всю ее семью во время Кровавой войны? Или ее чувства направлены только на меня?
   Да и леди Амелл почему-то запнулась, представляя ее. Почему?
   Вампирши ушли своей дорогой, а мы с гофмейстериной направились дальше, причем она больше не пыталась заговорить. Я уже подумывала о том, чтобы расспросить ее об этой леди Мальдано, но, когда мы вышли в просторный холл и подошли к лестнице, из противоположного коридора возник мажордом в золоченой ливрее. Вот как этому низшему вампиру удается всегда держаться так, будто он принц крови, а окружающие -- просто пыль под ногами?
   -- Ваше Величество, леди фон Некер и граф Кэллахил просят вашей аудиенции, -- объявил он так торжественно, словно со мной захотел встретиться Верховный Жрец богини Хель. -- Вам будет угодно их принять?
   Граф Кэллахил -- это новый титул Кейна, которые Адриан пожаловал ему полторы недели назад. Титул чисто номинальный, он лишь придавал имени новообращенного низшего вампира определенную значительность, благодаря которой он теперь мог спокойно жениться на дочери герцога. Интересно, когда произойдет это знаменательное событие? Кейн сделал Оттилии предложение на следующий же день после того, как стал графом, и та немедленно его приняла, но дату свадьбы пока не назначили. Насколько я понимала, родственники вампирши пребывали в некоторой растерянности от прыти дочери, которая долгое время оставалась совершенно равнодушна к вниманию поклонников и, возможно, именно поэтому мои друзья с венчанием решили не спешить. Может, сейчас они приехали как раз для того, чтобы сообщить дату?..
   -- Мы уезжаем из Вереантера, -- сообщил Кейн, когда приветствия и объятия подошли к концу, и мы все расселись у меня в будуаре. По сравнению с тем временем, когда маг был человеком, сейчас мне отчетливо бросалась в глаза его бледность, сменившая ровный летний загар, а когда Кейн улыбался, у него во рту можно было разглядеть удлинившиеся клыки, но больше никаких кардинальных перемен я в нем не заметила. Оттилия помогала ему освоиться в новой ипостаси, а, взглянув на подругу, я подумала, что еще ни разу не видела ее такой счастливой и довольной жизнью, как в последние две недели.
   -- Даже так? -- удивилась я, не ожидая такого поворота, и перевела взгляд с одного на другую. -- И куда вы поедете?
   Продолжить обучение в Академии Кейн уже не смог бы, поскольку темным магам путь на факультет целителей был заказан. Не в Госфорд же они собрались отправиться вдвоем?
   -- Мы поедем в Шалевию, -- негромко сказала Оттилия. -- Отправимся завтра с утра.
   В тот момент у нее было очень серьезное лицо, из-за чего подруга внезапно стала казаться старше. Я сразу всё поняла и взглянула на Кейна.
   -- Ты хочешь вернуться в свое имение?
   -- Сейчас самый подходящий момент для этого, -- со вздохом отозвался он. -- Однажды мне всё равно пришлось бы вернуться. Да и надо бы сообщить моим родственникам, что я женюсь, и представить им невесту.
   -- А как же Госфорд? -- с любопытством спросила я Оттилию.
   -- Ну... Не всю же жизнь мне размахивать мечом. Есть и более важные вещи, -- вампирша независимо тряхнула короткими волосами, и я едва не упала со стула. От Оттилии ли я только что услышала, что она готова сложить оружие и заняться чем-то другим? Да Катерина умерла бы от радости, если бы услышала сейчас свою дочь!
   -- Да и ты скоро отправишься в Академию, так что будем поддерживать связь и дальше через зеркала-артефакты. Соскучиться не успеем, -- пообещал Кейн, и я улыбнулась, чувствуя на душе легкую щемящую грусть. всё-таки последние два года мы почти всё время были вместе, и все опасности и приключения встречали всемером, а теперь наши дороги расходятся...
   Попрощавшись с друзьями, я вернулась в свои покои, где Сюзанна принялась вытаскивать заколки у меня из волос. Проворные руки легко порхали вокруг моей головы, а сама камеристка что-то напевала себе под нос. Бездумно глядя то на свое отражение в зеркале туалетного столика, то на Сюзанну, я вдруг подумала, что вот она бы смогла ответить на интересующий меня вопрос.
   -- Сюзанна, а ты знаешь леди Элис Мальдано?
   Девушка в первый момент ничего не ответила, но от неожиданности так сильно дернула меня за прядь волос, что я поморщилась. Лицо у нее стало подчеркнуто-деловое, и подобная реакция была вполне убедительным ответом. Что же это за леди Мальдано такая, раз даже горничная не хочет отвечать прямо?
   -- Да, мадам, знаю, -- наконец неохотно ответила она, откладывая в сторону последнюю заколку и беря в руки щетку для волос.
   -- И кто она? -- камеристка избегала смотреть мне в глаза и начала с повышенной старательностью расчесывать мне волосы, и я сказала настойчивее, с приказными нотками. -- Сюзанна!
   -- Она была женой одного лорда, но вот уже несколько лет вдовеет. Муж оставил ей достаточно средств, и последние несколько лет она живет при дворе. И... -- вампирша помялась и на одном дыхании выпалила. -- В общем, с Его Величеством они были очень близки.
   Вот как! Подобное предположение почему-то не пришло мне в голову, хотя у Адриана уж наверняка в свое время были фаворитки. Назвала же его Оттилия однажды сердцеедом... Значит, у меня под носом неожиданно оказалась оскорбленная бывшая любовница, недовольная, что ее бросили? Неужели она рассчитывала, что будет как-то иначе?
   -- Еще совсем недавно при дворе ходили слухи, что леди Мальдано станет королевой, -- совсем тихо добавила Сюзанна. -- Она пользовалась множеством привилегий, которых не было ни у кого до нее... По крайней мере, я так слышала.
   Позабыв о том, что камеристка занималась моими волосами, я вскочила на ноги -- Сюзанна испуганно отпрянула, в последний момент отпустив мои волосы -- и в задумчивости прошлась по комнате. Сюзанна поспешно отступила к стене, чтобы не мешаться под ногами, и ее лицо скрыла тень, но я едва обратила на нее внимание. Вот только ревнивой разъяренной фурии, которая внезапно потеряла всё свое влияние при дворе, мне не хватало для полного счастья. Недоброжелателей у меня и так достаточно, но с этой -- мне вспомнилась та незамутненная ненависть, которую я почувствовала в эмоциях женщины -- станется и подсыпать мне яду в тарелку, и ударить кинжалом в спину. Как бы мне потактичнее отослать ее прочь из дворца? И не просто оставить ее в Бэллиморе, а отправить на какую-нибудь окраину страны, откуда она уж точно не вернется? А что? В конце концов, ну зачем ей оставаться при дворе, если окружающие смотрят на нее теперь не как на возможную королеву, а бывшую фаворитку, которой уже не на что рассчитывать? Вот, пускай она отправляется в Ферману, и, если мне повезет, там она попадется этим так называемым "Восстановителям Справедливости", и я о ней больше ничего не услышу... Да и Адриан, кстати, тоже.
   Тут я сообразила, что размышляю, как любая ревнивая жена, которой не терпится избавиться от соперницы, и очень на себя рассердилась. Ну какая она мне соперница?
   Или всё-таки соперница?.. Сюзанна же сказала, что у Элис было множество привилегий -- вряд ли Адриан ей это бы позволил, если бы ему было всё равно...
   Не то чтобы я испытавала серьезное беспокойство по этому поводу, но неприятный осадок всё равно остался. Так бывает -- вроде бы всё хорошо, и беспокоиться не из-за чего, но всё равно остается эта мерзкая мыслишка, от которой никак не удается избавиться -- "А вдруг?.."
   Адриан вернулся в тот день поздно. До вечера я была чем-то занята и даже приняла какую-то маркизу, которая просила моей аудиенции, -- как выяснилось, она пришла походатайствовать, чтобы ее младшего сына приняли в королевскую гвардию. Я пообещала принять к сведению ее просьбу, а, когда она ушла, обнаружила, что даже не помню имя посетительницы. Вечером леди Амелл попыталась затащить меня на ужин с очередной группой знатных дам, но я решительно отказалась и поужинала в одиночестве. Когда же мажордом сообщил мне, что отправившиеся в Ферману вампиры вернулись, за окном было уже совсем темно, но всё равно прошло еще не меньше часа, прежде чем Адриан вошел в нашу с ним спальню, где я сидела в кровати с книгой. Вид у архивампира был уставший, и я хотела было вылезти из-под одеяла и подбежать к нему, но в последний момент внезапно остановилась. Что-то было не так. Помимо усталости на лице Адриана можно было разглядеть какую-то отчужденность, и шестым чувством я ощутила, что произошло что-то плохое. Что эта отчужденность была направлена на... меня.
   -- Удалось разобраться с Ферманой? -- осторожно спросила я. -- Вы из-за нее столько времени сейчас совещались?
   -- С Ферманой по-прежнему непонятно, но не в этом дело, -- только в этот момент я заметила у него в руке распечатанный конверт. Я уже хотела задать следующий вопрос, но тут он без какого-либо перехода спросил. -- Корделия, как Арлиону удалось сбежать из дворца в Дионе?
   В комнате повисла звенящая тишина, которая показалась мне по-настоящему оглушительной. Благодаря тому, что почти всю свою жизнь я провела в высшем обществе, в котором без лицемерия было бы не выжить, я умела владеть собой и выкручиваться из неприятных ситуаций. Я могла бы сейчас изобразить недоумение, злость, растерянность... Но не смогла. Адриан продолжал смотреть мне в глаза -- в неярком свете магических светильников его взгляд показался мне особенно пронзительным -- и у меня язык не повернулся солгать. Вместо этого я продолжала молчать, упуская шанс на спасение, и он сразу всё понял.
   -- Откуда ты узнал? -- выдавила я, чтобы хоть как-то нарушить эту тишину.
   Не сдвинувшись с места, Адриан протянул мне конверт, и я поднялась с кровати, подошла к архивампиру и взяла белый прямоугольник. Конверт был скреплен воском, но оттиск на нем отсутствовал, а лист бумаги внутри -- не подписан. Само письмо представляло из себя небольшую записку, где лаконично сообщалось, что во время штурма дворца в Дионе я по собственной воле позволила архимагу Арлиону Этари скрыться от правосудия, а в качестве доказательства предлагалось спросить лично меня.
   Первая мысль, которая меня посетила, была "Кто об этом узнал?". Кому удалось подслушать наш с Арлионом разгвор, и кто видел, как я дала архимагу спокойно уйти через потайной ход? Кто изучил мой характер настолько хорошо, что понял, что я не смогу во второй раз соврать Адриану?!
   -- Зачем? -- сухой, как будто незнакомый голос напугал меня еще больше, и я, оторвавшись от злосчастной записки, перевела взгляд на архивампира. На вид тот оставался спокойным -- его лицо не выражало никаких эмоций -- но я знала его уже достаточно хорошо, чтобы знать, что это лишь маска, и мне было страшно представить, что же под ней скрывалось.
   -- Я должна была это сделать, -- сквозь зубы сказала я, прекрасно понимая, каким жалким может показаться такой ответ. Что ж, кажется, мы наконец-то подошли к вопросу, который беспокоил меня все эти две недели.
   -- Из родственных чувств? -- иронично осведомился Адриан прежде, чем я успела придумать, как бы мне перевести разговор на бывшего советника его отца, который спровоцировал начало Кровавой войны, и которому и собрался мстить Арлион. -- Ты с ума сошла?
   -- Арлион лишился сил! Он больше не архимаг и лично тебе вреда причинить уже не сможет! -- в данном споре это был мой главный аргумент, который почему-то сейчас прозвучал на редкость неубедительно.
   -- Да когда его это останавливало?! -- архивампир раздраженно выдохнул, давая выход своей злости. Напряжение в комнате сгустилось, и у меня мелькнула неуместная мысль открыть окно, поскольку в спальне вдруг стало нечем дышать. -- В прошлый раз он вообще был мертв, и тем не менее нашлись те, кто его воскресил! А в этот раз он просто найдет себе новых сторонников, которые будут выполнять за него всю грязную работу...
   -- Он не будет их искать, потому что, помимо тебя, есть всего один вампир, которого он хочет убить, он сам мне сказал! -- выпалила я, не в силах больше молчать. -- И, если быть откровенной, я считаю, что этот вампир заслужил смерть!
   После небольшого молчания, в ходе которого Адриан удивленно смотрел на меня, он спросил:
   -- И кто же это?
   -- Лэ... Филипп Лэнгстон.
   -- Бывший советник? О, понимаю, -- я ждала вопросов, но вместо этого архивампир презрительно усмехнулся. -- Лэнгстон в свое время приложил множество усилий, чтобы предотвратить Кровавую войну, а впоследствии -- чтобы остановить Арлиона, и мой отец всегда считал его другом. Поэтому Арлион решил от него избавиться?
   -- Это Лэнгстон пытался предотвратить Кровавую войну?! -- от изумления я забылась и невольно повысила голос. Перед глазами, как наяву, возникло бездыханное тело Исабелы и мертвые от горя лица Арлиона и Магнуса, и от этой картины мои руки затряслись. -- Адриан, ты ничего о нем не знаешь! Сто лет назад именно Лэнгстон организовал заговор против твоего отца, он подталкивал обе страны к войне!
   -- Неужели? -- саркастически спросил Адриан, и я поняла, что он мне не поверил. -- Тогда какой резон Арлиону его убивать, если у них была одна цель? Один организует заговор, а другой убивает королеву?
   Секунду я смотрела на него, и, должно быть, было в моем взгляде что-то такое, что на лице архивампира вдруг отразилась тревога.
   -- Арлион не убивал твою мать, -- наконец тихо сказала я. -- Это сделал Лэнгстон.
   В тот же самый момент я поняла, что перегнула палку. Затронула запретную тему и произнесла именно то, чего лучше было бы вообще никогда не говорить. Глаза Адриана превратились в куски темно-серого льда, и, когда он посмотрел на меня, я невольно отшатнулась назад: выражение его лица было по-настоящему жутким. всё-таки несмотря на то, как сильно изменились за это время наши отношения, предрассудки против Этари по-прежнему были сильны, и Адриан не был готов услышать новую правду, и уж тем более -- принять ее.
   -- Это Арлион так промыл тебе мозги? -- спросил архивампир таким нечеловеческим тоном, что мне впервые за всё время стало по-настоящему страшно.
   "Соври!" -- во весь голос завопила интуиция, но я, словно под гипнозом, медленно покачала головой.
   -- Нет. Я это просто знаю.
   -- Просто знаешь, -- повторил он и усмехнулся. Черты лица Адриана заострились, и оно теперь походило на человеческое лишь отдаленно. -- Что ж, это был отличный план. Ты собралась по очереди настраивать меня против приближенных? Остроумно. И, главное, как раз в духе твоей семьи. Только ты просчиталась и взялась за дело слишком быстро. Еще несколько месяцев тебе стоило подождать.
   -- Что?! -- я изумленно вскинула брови, меньше всего ожидая подобного обвинения, и позабыв, что Адриан сейчас вновь походил на архивампира-правителя, который ненавидел меня два года назад, шагнула к нему. -- Это абсурд!
   -- В самом деле? -- он отстранился, когда я попыталась взять его за руку, и я дернулась, как если бы он меня ударил. -- Сперва ты позволила самому кровавому архимагу в истории сбежать, а сейчас пытаешься очернить вампира, который всегда был предан престолу, и думаешь, что это сработает? Только у тебя ничего не выйдет.
   Он резко повернулся ко мне спиной направился к дверям. Растерянная, я не знала, что делать, и сделала несколько шагов следом за ним, словно рассчитывала его вернуть. На пороге Адриан ненадолго остановился.
   -- Возвращайся в Академию, как собиралась, Корделия. Виктор откроет вам с Люцием завтра портал.
   -- Адриан, подожди! -- крикнула я, ощущая, как в груди медленно разливается удушающая пустота, грозящая задавить меня целиком, и голос из-за этого прозвучал очень тонко. Или это просто слезы подступали?
   Этого не может быть. Это всё происходит не со мной, а с кем-то другим. Этот мужчина не мог так со мной поступить, только не после всего того, что с нами случилось!
   -- Это не просьба, а приказ, -- голос холодный, как зимняя стужа, и тон... словно я действительно говорила с королем, а не с мужем.
   Дверь за ним закрылась, и я осталась одна посреди комнаты.
   Полночи я просидела на кровати, не гася свет, и ждала, когда вернется Адриан.
   Но он так и не пришел.
  

Глава 3

  
   До утра я пролежала на кровати поверх одеяла и равнодушно смотрела, как ночная тьма за окном сменялась серыми сумерками. Мысли текли медленно, вяло, тяжело и своей беспросветностью напоминали мне смолу. Временами мне казалось, что эта вязкая черная жижа затопит меня целиком, и я в ней попросту задохнусь, но этого так и не произошло, и остаток ночи я провела, то проваливаясь в недолгий тревожный сон, то находясь в полубодрствующем состоянии, когда реальность видится словно через плотную туманную пелену.
   Я же с самого начала знала, что он мне не поверит. И всё тянула, тянула с этим разговором, никак не могла его начать... Выходит, правильно делала? Всю свою жизнь, все свои сто восемь лет он был твердо уверен, что Исабелу убил Арлион, и ему должна была показаться дикой сама мысль о том, что главным злодеем в этой истории оказался не безумный темный эльф, а вампир, чья преданность всегда казалась неоспоримой... И доказательств у меня никаких нет. Есть сны-воспоминания, но я не настолько владею ментальной магией, чтобы показать их Адриану, а без подтверждения одного моего слова будет явно недостаточно. Но почему? Выходит, Адриан всё же не настолько мне доверяет, как утверждал раньше? Или я коснулась темы, которая настолько болезненна, что лучше бы ее никогда не поднимать?
   Так что Лэнгстон может спать спокойно, мрачно усмехнулась я и перевернулась на другой бок. Его благополучию ничто не угрожает, и даже тот факт, что я стала невольным свидетелем случившегося, ничего не изменит.
   Тогда почему Арлион был так уверен, что бывший советник Магнуса предпримет шаги по моему устранению? И хотя прошло уже две недели с тех пор, как были улажены дела с Валенсией, и жизнь вернулась в более или менее спокойное русло, я не заметила ничего, что могло бы как-то мне угрожать. Сам Лэнгстон даже не появлялся в столице и почти всё время проводил в своем загородном имении, а его земли, кстати, граничили с герцогством фон Некер, как при мне упомянула как-то герцогиня Катерина. Тогда же она добавила, что это было странно, поскольку Лэнгстон всегда предпочитал жизнь в столице, даже после отставки, и его неожиданное затворничество, начавшееся в начале этого лета, многим аристократам казалось непонятным.
   Так что же он мог бы предпринять против меня? Самое плохое, что случилось за это время, -- это ссора с Адрианом, но что-то я сомневаюсь, что она могла быть как-то спровоцирована Лэнгстоном. Адриан удивился, когла я назвала его имя, значит, не советник подошел к нему с предложением вызвать меня на откровенный разговор.
   Мысли, медленно крутившиеся уже который час по одному кругу, снова потекли со стремительной скоростью. Анонимное письмо, которое прислали Адриану. Кто мог подслушать наш с Арлионом разговор? Я помню, что в коридоре в тот момент находились стражники-вампиры, которые преследовали архимага, и уж они бы не стали подслушивать, а сразу вломились в комнату. Но ведь есть еще потайной ход, который начинался в той самой гостиной... Может, кто-то находился в тоннеле и всё слышал? Но зачем ему так подставлять меня, если, конечно, там не прятался сам Лэнгстон?
   Впрочем, последний вопрос был чересчур наивным. И так понятно, что после того, как Кэллахил перешел к Вереантеру, в Валенсии меня проклинают всеми возможными способами. Находись в потайном ходе Мариус или кто угодно из моих родственников -- а их же успели увести в безопасное место с поля боя! -- и он без малейших угрызений совести попытался бы испортить мне жизнь.
   Но на какой эффект рассчитывал этот неизвестный, отправляя свое письмо? Что архивампир разозлится до такой степени, что казнит провинившуюся супругу? Подобный шаг был совсем не в духе Адриана, который никогда не рубил с плеча, а предпочитал сначала всё обдумать. Но надо признать -- во время нашего злополучного разговора Адриан не слишком походил на того, кто уже просчитал свои дальнейшие шаги. Письмо явно застало его врасплох и, если учесть, что часом ранее он вернулся из вереантерской провинции, а до этого всё было прекрасно, послание он прочитал именно за этот час до того, как пришел ко мне. Тогда на что был расчет? Архивампир в приказной форме велел мне покинуть не то что столицу, а Вереантер вообще -- по сути, отправил в ссылку на неопределенный срок. Какая от этого может быть выгода моему недоброжелателю? Ведь в Академии добраться до меня будет ненамного проще, да и Люций будет продолжать защищать меня. Так что вряд ли кто-то хочет моей смерти. Значит, дело в том, чтобы просто испортить мне жизнь?
   Ну погодите, родственнички, если это вы, я вам такое устрою... Потеря Кэллахила по сравнению с этим покажется вам просто летним бризом на фоне надвигающегося на рыбацкую деревушку урагана.
   Но ведь... в некотором роде я это заслужила, да? Внутри меня медленно, словно кофе на огне, начало подниматься чувство вины, заглушившее обиду и смятение. Я же с самого начала знала, как важно для Адриана остановить Арлиона, и тем не менее я добровольно отпустила его, даже не сделав попытки помешать. Это ли не предательство?
   Быстрый стук в дверь и раздавшееся следом жизнерадостное: "Доброе утро, Ваше Величество!" заставили меня удивленно приподнять голову. Сюзанна тем временем проворно раздвинула шторы, и комнату залил утренний свет, и сразу оказалось, что ночь давно прошла, что конец света не настал и жизнь потекла полным ходом дальше. Камеристка выглядела такой же приветливой, как всегда, и я некоторое время удивленно за ней наблюдала: всё еще не придя в себя после ссоры, я была абсолютно уверена, что уже весь дворец был осведомлен, что королева попыталась оклеветать честнейшего и преданнейшего королевского советника, пусть и бывшего. Увидев, что я лежу поверх одеяла, Сюзанна всплеснула руками:
   -- Ваше Величество, Вы не замерзли?
   -- Нет, -- голос звучал сипло после слез, и я прокашлялась. В голове снова зазвучали последние слова Адриана, и мне пришлось приложить определенные усилия, чтобы выглядеть спокойной. -- Сюзанна, собери мои старые вещи. Я возвращаюсь сегодня в Академию. И найди мне Люция.
   -- Вы здоровы? -- девушка пристально взглянула на меня, и ее лоб озабоченно нахмурился.
   -- Со мной всё в порядке. Иди.
   Сюзанна присела в реверансе и наконец-то убралась с глаз долой, а я выдохнула и крепко зажмурилась. Ничего, осталось не так долго. Сейчас камеристка уложит мои сумки, придворный маг откроет нам с Люцием портал, мы покинем Вереантер, и больше не нужно будет ежесекундно напоминать себе о необходимости "держать лицо".
   Хотя нет, не так. Если я вернусь в Академию, уж там-то я должна буду выглядеть невозмутимой и уверенной в себе, чтобы мои недоброжелатели не усомнились в том, что за моей спиной стоит весь Вереантер, и потому лучше держаться от меня подальше. А то ведь, если узнают, что меня попросту отослали прочь, плохо мне придется...
   Пройдясь в задумчивости по комнате, я обнаружила, что остановилась около зеркала, и после паузы посмотрела в него. Плоская поверхность отразила мою неземную красоту -- спутанные кудрявые волосы, бледную физиономию, покрасневшие от слез и бессонной ночи глаза и мешки под ними.
   Хороша сверх всякой меры, нечего сказать.
   И ведь я-то отправлюсь в Академию, а Адриан останется в компании леди Элис, которая как пить дать бросится его утешать. И как он поступит? Насколько сильно он на меня рассердился?
   Вернулась Сюзанна с подносом и, пока я пыталась есть и давилась буквально каждым куском, она собрала в гардеробной мою одежду, а затем вернулась в комнату и принялась укладывать прочие мелочи -- щетку для волос, расческу, мыло, зеркальце. Доев, я достала из ящика туалетного столика кожаный мешочек и потрясла его. В деньгах я со своим новым положением ограничена не была, но до сей поры у меня не было крупных трат, и приличная сумма, выданная мне неделю назад казначеем, оставалась почти нетронутой. Раздался приятный звон, и я сунула мешочек в карман старой куртки, которую сейчас собиралась надеть. Конечно, надолго этих денег не хватит, но, находясь в Академии, вряд ли я смогу потратить их быстро.
   Сарды и парные кинжалы последовали в одну из сумок, и Сюзанна вынесла их в гостиную. Едва я вошла туда, как в дверь постучали. Мое сердце совершило кувырок, но внутрь вошли лишь Люций и мажордом. Мой учитель был одет по-дорожному, и на меня он посмотрел сдержанно-вопросительно, а мажордом с поклоном сообщил:
   -- Господин архимаг ожидает вас.
   Как оказалось, Виктор ждал внизу, во внутреннем дворе -- мне было позволено отправиться в Академию верхом. Словно под конвоем -- мажордом впереди, Люций и Сюзанна с вещами сзади -- меня провели сперва к конюшне, где нас с Люцием дожидались две оседланные лошади. Потом конюхи с поклонами удалились, и остался один Виктор. Увидев меня, он вежливо поздоровался, а я окончательно убедилась, что Адриан пока никому не рассказывал о случившемся и, судя по всему, только поставил в известность о моем отбытии тех, кого необходимо, не объясняя причин. Архимаг бросил на меня встревоженный взгляд, а я с новым приливом обреченности подумала, что скоро лишусь тех крох уважения, которое успела заработать у приближенных Адриана. Семья Оттилии относилась ко мне хорошо, да и с Виктором мы из состояния вооруженного нейтралитета перешли к нейтралитету обычному, а теперь, как только они все узнают, что я сделала, снова начнут меня презирать. Жаль. Расположение именно этих вампиров было действительно обидно терять.
   Адриан так и не показался, и Виктор открыл нам портал. Люций помог Сюзанне закрепить сумки у седел, и мы верхом направились к открывшемуся посреди двора иссиня-черному провалу. Краткий миг полной темноты -- и мы обнаружили себя у крепостной стены Адэра, неподалеку от городских ворот. Портал закрылся, и через секунду уже ничто не напоминало о том, что мы только что были в Бэллиморе. Словно время повернулось вспять, и я снова вернулась на два года назад, когда осталась сама по себе.
   Простояв минут пятнадцать в очереди желавших попасть в город и заплатив за право прохода две серебряные монеты стражникам, мы въехали в Адэр. День был обычный, небазарный, и на улицах было не слишком многолюдно, и по знакомому маршруту мы вскоре добрались до темно-серой стены Академии. Всю дорогу Люций молчал, каким-то непостижимым образом угадав, что я не стану ничего обсуждать на улице.
   За ворота нас пропустили неожиданно быстро -- дежуривший там адепт-привратник, как выяснилось, был предупрежден о нашем прибытии и только напомнил мне зайти к декану. Едва въехав на территорию Академии, мы сразу спешились и повели лошадей к конюшне. До нас доносились многочисленные страдальческие стоны и командирский зычный голос -- во дворе перед Академией магистр Дорн уже вовсю гонял каких-то несчастных адептов со стихийного факультета. Пятиэтажное здание с красной крышей, построенное в форме своеобразной звезды, было таким же величественным, утреннее осеннее солнце освещало пока еще зеленую траву, и роса блестела, и небо было потрясающе прозрачным, каким оно бывает только в начале осени, и мне вдруг стало легче на душе.
   Обогнув занимавшихся адептов по широкой дуге во избежание лишнего внимания, мы отправились сразу к крылу, в котором располагался боевой факультет. Занятия были в разгаре, и по дороге нам не встретился никто, кроме пары аспирантов и какого-то незнакомого адепта, а уж в коридоре у кабинета Вортона и вовсе царили тишь да гладь. Глубоко вздохнув -- предсказать заранее реакцию декана на мое возвращение у меня не получалось -- я постучалась и, дождавшись разрешения, толкнула тяжелую дверь. Вортон сидел за столом в окружении бумаг и при нашем появлении даже не поднял головы.
   -- А, ваше величество, -- на меня он по-прежнему не смотрел, и голос звучал равнодушно, но тем не менее о моем появлении ему уже было известно. -- Рано вы, мы вас только через несколько дней ждали...
   Я молчала, и спустя несколько секунд Вортон оторвался от бумаг и смерил меня задумчивым, внимательным взглядом. Уж не знаю, что он видел, но внезапно его лицо слегка оттаяло и стало более человечным.
   -- С возвращением, -- сказал он нормальным тоном, и я поняла, что он готов видеть во мне не просто Этари или королеву, а адептку своего факультета. -- Не буду тратить время на формальности и сразу спрошу: несмотря на раннее возвращение, все наши предыдущие договоренности остаются в силе?
   -- Да.
   -- Хорошо, -- он кивнул и перешел на деловой тон. -- Значит так, о том, кто ты, известно только преподавателям. Адепты ничего не знают. Так что ты будешь продолжать использовать свое старое имя, и вся твоя жизнь в Академии будет такой же, как раньше. Твоему телохранителю, -- он бросил взгляд в сторону Люция, -- мы выделим комнату при факультете. Только предупреждаю сразу -- стычки между темными и светлыми по-прежнему неизбежны, и я не хотел бы, чтобы какого-нибудь светлого идиота убили только потому, что он косо на тебя посмотрел. Это понятно?
   -- Вполне, -- пожала плечами я. Люций ничего не сказал, но склонил голову в знак согласия.
   -- Отлично, -- удовлетворенно кивнул Вортон. -- Окружающим мы решили говорить, что ты собралась замуж за знатного вампира, и до свадьбы он приставил к тебе телохранителя -- чтобы не возникло ненужных вопросов. Тогда сейчас можешь отправляться в общежитие и в библиотеку за учебниками. Начало занятий ты пропустила, но нагонишь без труда. К тому же занятия по некромантии начнутся только со следующей недели. Расписание висит в коридоре, на физическую подготовку ты по-прежнему можешь не ходить, занятия можешь посещать хоть с сегодняшнего дня. всё, можешь идти.
   Взглянув на свою правую руку, я сформировала простые чары невидимости, и обручальное кольцо пропало с пальца. Декан же устало потер переносицу и тоскливо покосился на кипу бумаг, которые изучал до нашего прихода. Но прежде, чем он вернулся к ним, в дверь снова постучали, и в кабинет вошел магистр Лэшел, загоревший за лето и нисколько не утративший своего обаяния. Как и Вортон, Лэшел был одет в привычный фиолетовый балахон, длинные волосы собраны в хвост, оставляя открытым молодое, почти мальчишеское лицо, а в ухе качалась серьга -- коготь мантара на цепочке. Но едва магистр вошел в кабинет и увидел меня, как добродушное выражение словно стерли с его лица, карие глаза похолодели, и весь облик моего преподавателя стал выражать сдержанное презрение. Выдавив что-то в ответ на мое приветствие, он повернулся к Вортону и уже не обращал на меня внимания, словно меня не было.
   Да уж... Со всеми этими треволнениями последних месяцев я и забыла, что я в первую очередь трейхе Этари, и преподавателям теперь об этом известно... И если Лэшел, который всегда неплохо ко мне относился, так резко отреагировал на мое появление, как поведут себя светлые маги, которые не отличаются излишней сдержанностью?
   Обидно, конечно. Лэшел мне нравился, и его неприязнь задела меня сильнее, чем мне того хотелось бы.
   Кивком Вортон разрешил нам с Люцием идти, и мы вместе покинули кабинет. Решив не тратить время, я сразу направилась в библиотеку, попутно показывая Люцию, где что находилось. В факультетской библиотеке мне выдали очередную кипу книг, которую я решила изучить позже, и Люций, не дожидаясь моей просьбы, подхватил почти всю стопку, оставив мне буквально пару томов, и мы отправились в крыло, где располагалось общежитие. Там мы вместе поднялись на нужный этаж и зашли в хорошо знакомую мне комнату, в которой я прожила весь первый курс. На письменном столе уже лежали учебники по прорицанию, а на стуле у кровати я заметила знакомый голубой плащ, но сама комната была пуста. Значит, Бьянка сейчас на занятиях. Люций положил книги на свободную половину стола -- я в это время закрыла за нами дверь -- и повернулся ко мне. Невозмутимое выражение пропало, и сейчас он казался скорее обескураженным.
   -- Что произошло? -- хмуро спросил он.
   -- Мы просто отправились сюда на несколько дней пораньше, -- буркнула я. Потом поймала взгляд Люция -- высший вампир, не мигая, смотрел на меня -- вздохнула и нехотя сказала. -- Мы с Адрианом поссорились.
   Люций вздернул бровь и прислонился к дверному косяку, скрестив руки на груди, но ничего не сказал, ожидая продолжения.
   -- Ну что ты так на меня смотришь? -- сердито спросила я, не желая делиться подробностями. -- Идеальных браков не бывает! Все иногда ссорятся!
   -- Ссорятся -- это не разговаривают друг с другом в течение максимум пары дней, или что-нибудь в этом духе, -- наконец соизволил уточнить мой учитель. -- А не скоропостижно отправляют в другую страну.
   Неразговорчивость Люция была мне хорошо известна, но именно сейчас это выглядело так, что уйти от ответа представлялось невозможным. Впрочем... Я теперь не имею понятия, как сложится моя дальнейшая судьба, и уж Люций имел право знать, во что ввязался.
   -- Если говорить кратко, то я с сегодняшнего утра нахожусь в опале, -- я вздохнула и села на край своей кровати. -- Точнее, со вчерашнего вечера.
   -- Могу я узнать причину? -- с безукоризненной вежливостью осведомился вампир, поскольку я снова замолчала.
   -- Нет, -- я поморщилась. -- Ты мне всё равно не поверишь. Даже Адриан не поверил...
   Больше про Лэнгстона я говорить точно не буду, поскольку нового потока недоверия и злости от близкого человека я попросту не выдержу. На последних словах голос вдруг сорвался, и в резких чертах Люция мне вдруг почудилось сочувствие. Это было еще хуже, и я, собрав волю в кулак, сказала:
   -- Можешь идти обживаться. Тебе же надо посмотреть, куда тебя поселили...
   Он понял меня правильно и не стал возражать. Коротко поклонился и бесшумно удалился, так что я даже не услышала, как закрылась дверь.
  

Глава 4

  
   После ухода Люция я еще некоторое время бездумно сидела на кровати, глядя в окно, в котором можно было увидеть только голубое осеннее небо. Но потом мне вдруг пришло в голову, что сидеть и страдать можно сколько угодно, но делом заняться всё-таки нужно. В конце концов, в Академию я приехала учиться, так что можно было смело приступать к учебе хоть сейчас. Адриан же... Ну, подождем пару дней, он остынет и будет готов поговорить со мной начистоту. Не могла же эта ссора просто взять и одним махом разрушить всё, что между нами было, весь наш брак, в конце концов...
   Неприятную мыслишку, что всё не так просто, и обычные бытовые ссоры не заканчиваются ссылкой, я затолкала подальше.
   Разгладив покрывало на кровати, я принялась разбирать вещи. Одежду повесила в шкаф, сарды, как и в прошлом году, спрятала под кровать. Шерстяной плащ повесила на крючок у двери, а затем переоделась в любимые рубашку и штаны. Нет, красивые платья и драгоценности -- это, конечно, замечательно, но длинные юбки невероятно мешают ходить, а уж о том, чтобы в них бегать, даже говорить не приходится...
   Ах нет, прошу прощения. Я же королева, мне бегать уже по статусу не положено!
   Да, может, ты и королевой уже не станешь, язвительно сообщил внутренний голос. Вот решит Адриан окончательно, что ты лгунья и клеветница, и до коронации дело тогда вообще не дойдет! Будешь и дальше бегать от своих врагов сколько твоей душе угодно!
   Мрачно усмехнувшись, я накинула фиолетовый балахон и подсела к столу, где лежали принесенные из библиотеки учебники. Из старых дисциплин остались все, кроме истории магии; новых предметов не добавилось, но старые заметно усложнились. Так, открыв учебник по теории магии, я убедилась, что магистр Плиний в прошлом году не соврал, и со второго года обучения адепты переходили к более подробным вещам -- книга изобиловала схемами связок и блоков, из которых создаются плетения, в самых разных комбинациях. Учебник лечебной магии меня заинтересовал мало -- едва пролистнув его, я убедилась, что ничего сложнее лечения ожогов второй степени там нет. А вот некромантия меня неожиданно увлекла, поскольку вместо надоевших проклятий нам в этом году предстояло перейти к более "некромантским" вещам, вроде поднятия зомби. Кстати, интересно, кого назначили на должность декана факультета некромантии? И кто будет у нас преподавать ее в этом году? Вортон, кажется, сказал, что занятия начнутся только со следующей недели... Значит, долговязого аспиранта Моргана у нас больше не будет?
   Из приоткрытого окна начали доноситься голоса, во дворе Академии показались разноцветные фигуры адептов, и из коридора тоже послышался шум -- занятие закончилось. Адепты на улице начали неторопливо разбиваться на группы и располагаться на перемену прямо там -- кто на траве, кто на скамейках -- чтобы насладиться последними теплыми днями. Еще через пару минут дверь комнаты распахнулась, и внутрь впорхнула невысокая русая девушка в синем балахоне прорицательницы. В руках она держала несколько книг и продолжала весело переговариваться с кем-то из своих друзей, кто оставался снаружи. Заметив меня, она внезапно остановилась, а ее рот сложился в идеально ровную букву "о".
   -- Привет, Бьянка, -- изумление на ее лице было настолько забавным, что я не сдержала улыбки.
   Решительным движением она закрыла за собой дверь, отрезая нас от голосов и топота ног в коридоре, а затем повернулась ко мне, улыбаясь во весь рот.
   -- Корделия! -- мы обнялись, а затем она недоверчиво покачала головой. -- Поверить не могу, что ты здесь! А я всё думала, почему ко мне никого не подселяют... Так ты решила учиться дальше?
   -- Точно.
   -- Но разве ты не должна заниматься делами, которые... -- пару секунд она сосредоточенно хмурила брови, подыскивая подходящие слова. -- ...которые больше соответствуют тебе по статусу?
   Я постаралась улыбнуться как можно безмятежнее и пожала плечами, не желая сразу рассказывать о возникших проблемах. Судя по тому, что Бьянка ни на секунду не усомнилась в моих словах, у меня получилось вполне убедительно.
   -- Я рада, что ты вернулась, -- искренне сказала она. -- А Кейн? Он будет учиться дальше?
   Я и забыла совсем, что с Бьянкой в последний раз мы виделись на моей свадьбе, и, соответственно, ей было неизвестно о переменах, которые произошли в жизни нашего с ней общего друга... Да и вообще знает ли она о том, что произошло в Дионе две недели назад?
   -- Знаю, -- заверила меня подруга, едва я задала последний вопрос. -- Сложно было бы скрыть от постороннего внимания покушение на сразу две королевские семьи, так что даже в Аркадии известно, как вы воевали с Арлионом Этари.
   -- Кейн стал вампиром, -- сообщила я, мельком подумав, что такие события, как нападение армии зомби и частично разрушенный королевский дворец и в самом деле не могли не стать достоянием гласности. -- Теперь он темный и, следовательно, не может учиться дальше на целителя. Сейчас он повез свою невесту знакомиться с родственниками в Шалевию и в Академию больше не вернется.
   Бьянка прошла мимо меня и положила книги на стол, а затем до меня донесся отчетливый вздох.
   -- Жаль, -- нехотя сказала она. -- С ним было интересно. Да и весело тоже.
   Я удивленно на нее посмотрела, не ожидая подобной реакции, поскольку даже не думала, что прорицательница может принять случившееся так близко к сердцу. Заметив мою высоко вздернутую бровь, Бьянка хмыкнула.
   -- Не пойми меня превратно, -- сейчас она выглядела уже совершенно спокойной. -- У меня не было к нему никаких романтических чувств, и я рада, что он счастлив. Но, согласись, без него учеба будет уже не та.
   Ответить мне помешал раздавшийся стук в дверь, за которым последовал возникший на пороге Люций. Дорожного плаща на нем уже не было, зато за спиной можно было разглядеть легко узнаваемые рукояти сардов -- мой учитель решил сразу приступить к своим прямым обязанностям... Что ж, будем надеяться, что местные к моему телохранителю быстро привыкнут, -- мысль вихрем пронеслась у меня в голове, когда я увидела, как Бьянка вздрогнула и с нескрываемым удивлением уставилась на высшего вампира. Представив их друг другу и объяснив, зачем в Академии Люций, я убедилась, что за почти два десятка лет, проведенных на должности оружейника, вампир не утратил хороших манер: Бьянку он поприветствовал учтивейшим поклоном, и мечи ему нисколько не помешали, и высокомерия в нем не было ни капли, и в столь галантного кавалера влюбиться можно было за один лишь поклон. И почему в Дионе Люций всегда держался отстраненно и никогда не пытался очаровать наших дам?.. Да у него от воздыхательниц отбоя бы не было!
   Когда с церемонией знакомства было покончено, Люций поинтересовался, когда я намерена приступить к учебе. Я сообщила, что прямо сейчас, но, когда Люций изъявил готовность провожать меня на занятия, добавила, что сперва было бы неплохо узнать свое расписание, которое на пути в общежитие посмотреть забыла. Бьянка в это время заметила, что перерыв перед следующим занятием почти закончился, а ей еще надо добраться до факультета прорицателей, и убежала.
   К моему глубокому удивлению, мы с Люцием за оставшиеся десять минут успели и заскочить в центральный корпус посмотреть расписание, и вернуться в общежитие за учебниками, и дойти до стихийного факультета, где у нас сейчас должно было состояться занятие магистра Виттории. Уже в крыле стихийников, когда до нужной аудитории осталось порядка десяти метров, меня вдруг окликнули, и я увидела показавшихся из-за угла моих одногруппников, которых не видела два с половиной месяца. Сразу же я убедилась, что никто из адептов боевого факультета не узнал о том, кто я на самом деле, и наша встреча вышла удивительно теплой, даже со светлыми магами. Все они -- и непосредственный Олаф, и Сид, искусно работавший с тонкими потоками магии, и белокурая травница Луиза, и длинноносая добродушная Кадма, и Марк со шрамом на щеке, и Жан с Ником, вечно попадавшие в переделки -- нисколько не изменились за лето, только загорели, и казалось, что мы расстались каких-то несколько дней назад. Я даже успела ощутить мимолетное чувство ностальгии при мысли о том, насколько проще мне казалась жизнь в прошлом году, когда мы только начинали учиться вместе. Впрочем, первые минуты встречи прошли несколько скованно: внимание адептов сразу же привлек к себе Люций, который держался в нескольких шагах от меня, и которого совершенно невозможно было принять за ученика или преподавателя. Сначала и мужская, и женская половины нашей группы посмотрели на него с одинаковым недоумением, а потом парни перевели задумчивые взгляды на меня, в то время как девушки продолжали смотреть на вампира, но уже с нескрываемым интересом.
   В аудиторию с нами Люций не пошел, а остался дежурить в коридоре. Виттории еще не было, и мы быстро расселись по своим местам, но, едва я достала из сумки учебник, как ко мне с двух сторон сразу же подсели Луиза и Кадма. Я удивленно воззрилась на них, не ожидая такой слаженности от девиц, которые всегда избегали общества друг друга, но сейчас напрочь позабыли о взаимной неприязни противоположных магических сторон.
   -- Эржебета, а кто это был в коридоре? Он тебя охраняет? -- глаза у обеих горели от любопытства.
   Ну и ну, только подумала я, покачав мысленно головой. Хотя чему я, собственно, удивляюсь? На фоне обитателей Академии, большинство которых составляют либо адепты примерно нашего возраста, либо магистры возраста гораздо более почтенного, Люций и впрямь выделялся. Есть еще, конечно, магистр Лэшел, но это скорее исключение, да и своим положением преподавателя, насколько мне было известно, он не злоупотреблял и связей с адептками не заводил, и потому появление нового мужчины, не имевшего никакого отношения к Академии, да к тому же такого интересного, не могло не обратить на себя внимание.
   -- Точно.
   -- А еще по Академии ходят слухи, что ты собираешься замуж за кого-то очень знатного, -- продолжила Луиза, поедая меня жадным взглядом, а затем посмотрела на мою левую руку. Но ничего заслуживающего внимания она там не обнаружила -- помолвочного кольца не было, а обручальное было надежно скрыто иллюзией невидимости. Впрочем, и будучи видимым, оно вряд ли бы удостоилось интереса: ведь это был простой золотой ободок без каких-либо украшений и даже без бриллиантов. Впрочем, присутствие Люция должно было лучше какого-либо кольца убедить окружающих, что пекущийся о моей безопасности богатый жених в природе всё же имеется.
   -- Это тоже правда, -- согласилась я. -- А откуда пошли слухи?
   -- Вортон что-то такое упоминал на общем собрании, когда сказал, что ты приедешь на учебу с опозданием, -- сообщила Кадма. -- За кого ты хоть замуж собираешься? За графа? Или выше?
   Я неопределенно пожала плечами. Луиза продолжала выжидательно смотреть на меня и сдаваться не собиралась, и Кадма первая поняла всё правильно.
   -- Не хочешь говорить, -- вздохнула она. Еще в прошлом году одногруппницы не раз имели возможность убедиться, что я неразговорчива и, если решила о чем-то умолчать, то из меня это уже не вытянуть, и Кадма сейчас явно об этом вспомнила. -- Ну ладно. А зачем тебе хоть учеба? Если у тебя появятся титул и семья, на кой демон тебе продолжать учиться?
   Вопрос, конечно, был неоднозначный. Нет, мне-то самой понятно, почему я захотела сюда вернуться, и дело здесь не только в том, что мне надоело дворцовое безделье: во-первых, я не любила бросать начатые дела на полпути, и, во-вторых, после свадьбы я особенно остро чувствовала необходимость самоутверждаться. Мне всё время казалось, что я должна доказать вампирам, что их король женился на мне не только за красивые глаза. Так почему бы не продолжить начатое и не стать боевым архимагом? Не знаю, наверное, это было глупо. Или просто осталась привычка еще из той, прошлой, валенсийской жизни, когда я должна была почти каждый день доказывать окружающим, и, в первую очередь, собственной семье, что я тоже чего-то стою.
   Ну и последний аргумент: я совершенно не представляла, чем для меня обернется эта ссора с Адрианом, да и Лэнгстон тоже вряд ли будет сидеть в подполье вечно. И, если обстоятельства будут складываться плачевно для меня, боевая магия может оказаться неплохим козырем в борьбе с бывшим советником Магнуса.
   Впрочем, одногруппницам всех этих подробностей знать не полагалось, так что я постаралась улыбнуться как можно дружелюбнее и провозгласила:
   -- А это, девушки, мне жених посоветовал! Сказал, что невеста с магическим образованием кажется ему намного предпочтительнее, чем невеста без оного. Так что, учитесь, дамы!
   Дамы несколько ошарашенно покивали и в глубокой задумчивости возвратились на свои места. Мое заявление прозвучало, мягко говоря, неубедительно, поскольку было совершенно непонятно, зачем невесте какого-нибудь дворянина нужна боевая магия, но Кадма и Луиза уже ушли в глубокую задумчивость, размышляя, где бы им по окончании Академии поискать родовитых женихов, и не стали вдумываться в мои слова.
   Да и на самом деле, насколько я могу судить, мужчинам редко нравятся умные женщины, и гораздо большего их внимания удостаиваются те, кто покрасивее. Подобная установка всегда меня очень расстраивала, поскольку саму себя я была склонна относить к разряду женщин больше умных, чем красивых. Однако, что интересно, я никогда не могла окончательно решить, что же лучше -- ум или красота. С одной стороны, сознавать себя умной намного лучше, чем глупой, по крайней мере для собственной самооценки. С другой -- взять хотя бы мою сестру Надю. Красавица? Да. Особым умом не отличается? Нет. И что, ей из-за этого хоть сколько-нибудь плохо? Да ничуть!
   Вот Адриану каким-то образом всегда удавалось дать мне почувствовать себя и красивой, и умной. Да и Оттилию никто никогда не назвал бы дурой, а Кейн всё равно ее полюбил. А Адриан еще...
   Хватит, одернула я себя. Хватит! Адриан остался в Бэллиморе, и тебе нельзя сейчас думать о том, как всё было раньше.
   Ну да, он-то в Бэллиморе, и леди Мальдано сейчас там же. Кстати, чем же она его привлекла -- умом или красотой? Внешне она была вполне привлекательной, а вот о ее умственных способностях я после одной-единственой встречи ничего сказать не могла. Вот Евгения Шеффер, в компании которой я ее тогда видела, вряд ли блещет особенным умом -- она скорее хитра и изворотлива. А эта Элис... Демон ее знает.
   -- Я пропустила что-нибудь серьезное за эту неделю? -- обратилась я к остальным, чтобы поскорее прогнать из головы образ кудрявой вампирши. Да и стоило узнать, сколько мне всего придется наверстывать.
   -- Ничего особенного, -- отозвался Сид. -- Пока только теорию почти от всех магистров. На травоведении мы вспоминали забытое за каникулы, а некромантия еще даже не началась.
   -- Кстати, интересно, кого нам всё-таки пришлют, -- задумчиво протянул Олаф, лениво наблюдая за отражавшимся на стене солнечным лучом. Окно было приоткрыто, створка покачивалась взад-вперед, и солнечное пятно покачивалось вместе с ней. -- Я вообще думал, что нам оставят Моргана, но он у второго курса не ведет.
   Кадма отвлеклась от своих мыслей и напомнила:
   -- Ты же слышал Вортона -- это будет магистр Леннокс из Совета Темных магов.
   -- Мне это имя не о многом говорит.
   -- Я о нем слышал, -- вдруг сказал Жан, и Олаф отвлекся от пятна. -- Лет двести назад он закончил факультет некромантии, но не в нашей Академии, а где-то еще. Морган, помнится, как-то его упоминал, но я уже не помню, в связи с чем. В свое время он был весьма известной фигурой -- кажется, у него были какие-то важные открытия -- был деканом факультета, но архимагом он так и не стал, поскольку магический потенциал был недостаточно большой. Он очень много лет прожил отшельником в какой-то тьмутаракани -- занимался всё той же некромантией, но вдали от всех. И, раз именно его сделали нашим преподавателем, видать, с некромантами у Совета Темных и впрямь туго -- назначили на эту должность человека, который сто лет и людей-то небось близко не видел! Он же наверняка спятил там давно, общаясь с одними трупами!
   Олаф озабоченно переглянулся с Марком: перспектива обучаться у сумасшедшего ни одного из них не прельстила. Луиза, которая была светлой, и, соответственно, некромантия ей не грозила, продолжала равнодушно смотреть в окно, подперев рукой голову. Сид же рассудительно заметил:
   -- Зато в некромантии он уж точно должен разбираться.
   -- Ага, и сильно нам это поможет, если весь его педагогический опыт остался в далеком прошлом?!.. -- проворчал было недовольно Марк, но развиться дискуссии не дала слегка запыхавшаяся Виттория, торопливым шагом влетевшая в аудиторию. Зеленый балахон развевался за ее спиной, а сама магистр торопливо поправила растрепавшиеся волосы.
   -- Прошу прощения за опоздание, -- она сформировала в воздухе какое-то плетение, и на доске начало само собой появляться название новой темы. -- Кто-нибудь знает, кто это там стоит в коридоре? Да еще с оружием?..
   Тут она заметила меня и махнула рукой, как бы снимая вопрос.
   -- А, адептка Батори... Всё понятно, -- голос звучал прохладно, и я мысленно подготовилась к язвительным нападкам, но вместо этого Виттория отвернулась. -- Записываем новую тему, "Соединение стихий". Она очень сложная, так что ей мы посвятим не меньше трех недель... Речь пойдет о том, как в одном плетении соединять одновременно две и более стихии. Самое распространенное здесь явление -- это лед, который получается при воздействии на воду холодной окружающей среды и, в частности, воздуха. Однако, если мы соединим...
   Она продолжила говорить, мы записывали ее объяснения, и занятие потекло в привычном ключе.
   Мои подозрения подтвердились. Похоже, уже всем магистрам в Академии стало известно, кто я, и не только Лэшел не был готов закрыть глаза на то, что в Академии учится Этари. Только вот Виттория, похоже, решила не заострять внимание на моем появлении или делать какие-нибудь провоцирующие намеки, а просто вести себя так, словно меня здесь нет. Тем лучше для меня -- игнорирование намного лучше показной неприязни и нападок. Остальные адепты, даже если это и заметят, вряд ли смогут сделать из увиденного правильные выводы. И, если мне очень повезет, все прочие преподаватели, ненавидящие Этари и недолюбливающие вампиров, поведут себя в том же духе. Настороженное отношение магистров -- не такая большая цена за то, что такому количеству окружающих открылось, кто я на самом деле... Теперь не приведи Локи, если кто-нибудь узнает, как обстоят дела на самом деле, и насколько непрочным стало мое положение. Тогда мне уже и в самом деле может непоздоровиться.
  

Глава 5

  
   Оставшиеся несколько дней моей первой учебной недели протекли однообразно и спокойно. Утро начиналось с тренировки с Люцием, которая заканчивались еще до общего подъема, и потому никто из адептов о них ничего не знал. Магистры же, вероятнее всего, были осведомлены -- по крайней мере, Вортон точно -- но никаких запретов не последовало, и высший вампир совершенно безнаказанно гонял меня по всему внутреннему двору боевого факультета в течение полутора часов каждый день. За завтраком следовали занятия с перерывом в середине дня на обед, а вечером мы с Бьянкой занимались либо в нашей комнате, либо, если погода была хорошей, выбирались на улицу. Преподаватели меня заметно сторонились, Лэшел почти открыто демонстрировал свою неприязнь, и один только Вортон вел себя точно так же, как раньше. В моих отношениях же с адептами ничего не изменилось: ни вражды, ни особой дружбы у меня ни с кем не было, и единственным близким мне человеком оставалась Бьянка. Постоянное сопровождение меня Люцием первые дни вызывало перешептывания за спиной и осторожные расспросы, а так же пару вызывающих замечаний со стороны каких-то светлых адептов третьего года обучения с прорицательского факультета, но, к счастью, ни к каким серьезным последствиям это не привело. Еще несколько целителей -- я узнала в них однокурсников Кейна -- как-то раз подошли с вопросом, что случилось с их бывшим одногруппником. Услышав, что Кейн стал вампиром, вся компания неприязненно скривилась и ушла. А потом учеба полностью вернулась в привычное русло, молодые маги наконец-то сообразили, что каникулы кончились, и магистры намерены требовать с них по полной программе, и интерес к моей фигуре заметно угас. Ну, ходит какая-то темная адептка с телохранителем, ну и что? Ладно бы вела себя как-то кичливо, или рассказывала всем и каждому о своем женихе, или задирала окружающих, пользуясь своим привилегированным положением... А то ходит молча, ведет себя так же, как в прошлом году, общается с одной только светлой прорицательницей, своей соседкой по комнате! Даже этого ее странного друга-целителя, с которым у нее была какая-то странная платоническая дружба, и того нет! Сплетничать не о чем!
   От Адриана не было никаких вестей. Ну, сама бы я с ним связаться не смогла: покидая Бэллимор, я совершенно не подумала о каких-либо средствах связи и не взяла с собой разговорных амулетов. Но ведь сам архивампир, если бы сменил гнев на милость, мог бы открыть портал в Академию! Но этого всё никак не происходило, хотя я продолжала ждать.
   Первого занятия по некромантии мы все ожидали с некоторой опаской, поскольку после рассказа Сида мысль о том, что нам придется учиться у помешанного мага, напугала всех. К нужной аудитории мы пришли с небольшим запасом времени, поскольку не знали, как новый преподаватель относится к опозданиям, и зашли внутрь. Точнее, попытались зайти, поскольку Марк и Жан, вошедшие первыми, внезапно застыли прямо в дверях, и на пороге образовался небольшой затор. Первым, что бросилось в помещении мне в глаза, был стол у дальней стены, накрытый широким отрезом темной ткани и, судя по очертаниям, под ней лежал человек, судя по отсутствию ауры -- мертвый. Кадма отчетливо икнула, а Олаф пробормотал:
   -- Твою мать...
   Больше никто ничего не добавил, и в напряженной тишине мы принялись рассаживаться по местам, причем на этот раз никто не сел в конце аудитории, желая оказаться подальше от преподавателя -- перспектива соседствовать с трупом показалась одногруппникам еще менее предпочтительной. В том, что на столе лежал именно труп, у меня сомнений не было: вокруг тела на столе были разложены четыре активированных амулета, создававших вокруг накрытого тканью силуэта магическое поле, и в структуре плетений можно было распознать охлаждающее заклинание, препятствовавшее разложению, которое нам показывала на занятии Виттория всего несколько дней назад.
   -- Что ж, по крайней мере, это настоящая некромантия, -- философски отозвался Сид, явно стараясь не коситься в сторону мертвеца каждые три секунды.
   -- А что, в-вы д-думаете, т-труп настоящий? -- заикаясь, спросила Кадма. В отличие от Сида, она не сводила со стола испуганных блестящих глаз.
   Я как-то совсем забыла, что это у меня из-за моей насыщенной последние годы увлекательными событиями и встречами жизни вид мертвецов не вызывает уже почти никаких чувств, и уж тем более -- суеверного страха. А среди нас были как ребята из мирных благополучных семей, так и те, кому уже довелось попутешествовать и столкнуться с неприятной стороной жизни. Вон, Марк смотрит совершенно спокойно, Жан нас, по-моему, вообще не слушает, да и Сид не кажется слишком взволнованным. А Луизы и Ника здесь вообще нет -- вместо некромантии они ходят на целительство.
   -- Может, снимешь тряпку и проверишь? -- ехидно предложил ей Олаф. Мда, от него только такого предложения и стоило ожидать.
   -- Раз такой смелый, снимай сам! -- прошипела раздраженно Кадма.
   Олаф задумчиво посмотрел на стол, а затем неожиданно поднялся и неторопливо направился в конец аудитории. Остальные одногруппники отвлеклись от своих дел и теперь наблюдали за ним с интересом, однако отговорить никто и не пытался. Олаф же, подойдя к телу, помедлил пару секунд, обвел нас вопросительным взглядом -- все по-прежнему молчали, и даже Кадма не спешила с заявлением, что она только пошутила -- а затем решительно дотронулся до черного куска ткани. Когда его рука прошла сквозь магическую сеть, я на миг замерла, подсознательно ожидая, что что-то должно случиться -- или рука застрянет, или сработает что-то вроде охранного заклятия -- но ничего такого не произошло, и Олаф откинул тряпку с головы трупа, но сам встал так, что загородил нам весь обзор, и видеть, что скрывалось под тканью, мы не могли. Затем он, видимо, решил, что оставлять все, как есть, будет не слишком правильно, и вернул покрывало на место с невозмутимым видом, словно не увидел там ничего особенного, и уже хотел вернуться на место, но тут в аудитории внезапно раздался новый голос, который насмешливо произнес:
   -- Ну что же вы, молодой человек, -- Олаф подлетел на месте, наступил на полу длинного фиолетового балахона и едва не свалился на пол, а мы все стремительно обернулись к дверям. На пороге стоял незнакомый нам пожилой магистр в черном балахоне и с посохом, и в том, кто это был, сомнений не возникло ни у кого. -- Раз уж взялись демонстрировать свое бесстрашие, так и демонстрировали бы до конца.
   -- Извините, -- сконфуженно буркнул однокурсник.
   Некромант благосклонно кивнул, и Олаф вернулся на свое место, а сам магистр направился к преподавательскому столу. Шел он, опираясь на посох, и при этом заметно прихрамывал. У стола он попал в луч света, и у нас появилась возможность получше рассмотреть его. Немолод, и волосы с бородой были уже совсем седые, и лицо в морщинах, но всё же не так стар, как магистр Элридж, читавший нам с прошлом году лекции по истории магии. Высокий, заметно выше меня, худощавый, и создавалось впечатление, что посох был необходим ему в качестве поддержки не из-за старческой немощи, а, скорее, из-за какой-то травмы. Остановившись у стола, он обвел нас всех внимательным взглядом, и я окончательно утвердилась во мнении, что до старческого слабоумия магистру было далеко -- взгляд внезапно оказался цепким, изучающим и, казалось, не упустил ни одной мелочи. Мне показалось, что на мне он задержался глазами на пару секунд дольше, чем на остальных, и в голове мелькнула недовольная мысль -- ну вот, уже и нового преподавателя поставили в известность, кто я...
   -- Я магистр Леннокс, -- представился он, закончив осмотр. -- Временно исполняю обязанности декана факультета некромантии и в этом году веду у вашего курса занятия. Поскольку прибыл накануне, не успел ознакомиться с записями вашего предыдущего преподавателя, так что спрошу вас -- чем вы занимались в прошлом году?
   -- Проклятиями, -- сообщил Жан со своего места. Леннокс помолчал, словно ожидал продолжения, не дождался и недоверчиво уточнил:
   -- Что, и всё?
   Мы вразнобой покивали. На лице некроманта отразилось такое искреннее насмешливое недоумение, словно он услышал какую-то настоящую бессмыслицу, что Сид поспешил добавить:
   -- Мы прошли почти все разновидности проклятий вплоть до шестого уровня, а также в конце года говорили о теории поднятия мертвых. Мы выучили схемы, используемые для поднятия мертвых, а также символы защиты, используемые при этих ритуалах... -- помнится, в прошлом году Танатос как-то сказал Сиду, что из него получился бы хороший боевой некромант, и с тех пор молодой человек свое основное внимание уделял именно этому предмету.
   -- Вздор, -- рассеянно перебил его Леннокс, обрывая Сида на полуслове. Тот обиженно замолк, мы с удивлением посмотрели на некроманта, а тот так же вскользь заметил. -- Схем и пентаграмм, используемых для поднятия умертвий, больше сотни, а защитных символов и того больше, и просто заучивать их наизусть -- глупость. Зачем заучивать, когда можно просто уяснить принцип и вывести любую формулу или схему самостоятельно?.. И все эти занятия теорией -- тоже ерунда. На кой демон вам теория, если вы не собираетесь писать научные трактаты по некромантии? -- тут он словно очнулся от своих мыслей и поглядел на нас с подозрением. -- Или вы собираетесь?..
   Несколько человек отрицательно покачали головами, а Сид осторожно спросил:
   -- Простите, магистр, но как же схем может быть несколько сотен, если даже в некромантских учебниках написано, что их всего около пятидесяти?
   Олаф иронично вздернул бровь -- ему самому и в голову не приходило, что можно еще почитать учебники других факультетов -- а Леннокс лишь пожал плечами:
   -- Мало ли, что пишут в учебниках. Поверьте тому, кто посвятил некромантии всю жизнь -- их огромное количество. Ладно, переходим непосредственно к занятию, -- прихрамывая и стуча посохом, он направился к столу с трупом и свободной рукой откинул полотно. Кадма рядом ощутимо вздрогнула, но ничего особенного под тканью не обнаружилось -- просто мертвый мужчина средних лет. Время смерти установить трудно: следов разложения пока не видно, но, с другой стороны, охлаждающие чары могли заметно затормозить этот процесс. Судя по прорехе на одежде и расплывшемуся вокруг кровавому пятну, погиб он от удара ножом в сердце.
   -- К сожалению, так сильно с телом нам повезло всего один раз, -- посетовал некромант, деловито откладывая черную тряпку в сторону и критически оглядывая "рабочий материал". -- Городские власти наотрез отказываются предоставлять приличные трупы для некромантских факультетов -- мол, это неэтично, родственники против, их надо прилично похоронить... Вот и приходится довольствоваться тем, что есть: бродягами, преступниками...
   -- Не хотел бы я, чтобы из меня после смерти сделали зомби, -- чуть слышно пробормотал Жан, но Леннокс его внезапно услышал. Но не рассердился, а равнодушно пожал плечами:
   -- Сомневаюсь, что этот вопрос будет вас беспокоить. Конечно, при условии, что вас действительно забрала Хель, а вы не остались на этой земле каким-нибудь неупокоенным привидением... Так, поднимайтесь все из-за столов и идите сюда. По программе первое занятие должно быть целиком теоретическим, но я считаю, что вам будет лучше сразу всё увидеть своими глазами.
   Мы послушно встали и нестройной гурьбой приблизились. Судя по взглядам, которыми обменивались одногруппники, в глубине души они были гораздо больше согласны с городскими властями, чем с Ленноксом, и, собравшись полукругом у стола, почти все попытались встать подальше, так что в первых рядах остались только мы с Сидом. Некромант словно ничего не заметил.
   -- Умертвия делятся на две большие группы: помощники и воины, и уже эти группы подразделяются на множество подклассов. Зомби-воины, на мой взгляд, гораздо интереснее, да и вам, боевым магам, они должны быть ближе по духу, но начать всё же следовало бы с зомби-помощников. Кто-нибудь может сказать, в чем главное преимущество и главный недостаток слуги-зомби перед слугой-человеком?
   Никто не удивился, когда руку поднял Сид.
   -- Слуга-зомби не устает, но зато выполняет механически только те команды, которые дал ему хозяин. Своего разума у него нет.
   -- Очень хорошо, -- согласно наклонил голову Леннокс. -- Раз вы в прошлом году начали учить схемы, то должны помнить, какие символы используются при поднятии самого обычного зомби. Молодой человек! -- обратился он к Олафу. Жан и Марк, стоявшие рядом, синхронно сделали шаг назад, оставляя одногруппника на линии огня одного. -- Раз уж вы начали сегодняшнее знакомство с трупом, вам его и продолжать. Что нам понадобится для поднятия обычного зомби?
   -- Ну... -- тот на секунду задумался, а потом неуверенно начал перечислять. -- Стандартная пентаграмма, чтобы оживить тело... Плетение подчинения... Плетение, чтобы остановить разложение тела... Само заклинание для поднятия... Всё?..
   Пока он говорил, Леннокс одобрительно кивал, и после каждого предложения Олафа в воздухе возникали схемы, которые он называл. Когда маг замолк, некромант еще несколько секунд помолчал, словно ожидая продолжения, да и по лицу Сида было понятно, что Олаф назвал неполный список. Но на этом Олаф выдохся, и Леннокс жестом предложил ему выйти вперед, а затем вдруг протянул ему невесть откуда взявшийся у него в руке кусок мела.
   -- Приступайте.
   На лице Олафа проступило решительное выражение, он наклонился и принялся на полу вокруг стола с трупом чертить нужные знаки -- благо Леннокс их не убрал, и они так и висели, светясь, в воздухе. Сид всё порывался что-то сказать, но Леннокс жестом велел ему молчать. Дорисовав, Олаф отряхнул выпачканные белым пальцы, распрямился и оглядел свое творение. Некоторые символы вышли кривоватыми, но серьезных ошибок я не заметила. Олаф пришел к тому же выводу и начал читать заклинание -- поскольку он часто запинался, оно у него вышло просто набором бессмысленных слов. Тем не менее, оно сработало, поскольку магический всплеск в воздухе всё же ощутился, а через пару секунд труп, до этого момента мирно лежавший на столе, вдруг дернул рукой. Кадма охнула и шарахнулась назад, но больше никто не сдвинулся с места, а труп в довершение картины открыл глаза -- совершенно бессмысленные и лишенные какого-либо выражения. Олаф, вообще не ожидавший, что у него что-то получится, теперь растерянно рассматривал творение своих рук. На лице Сида всё больше проступало беспокойство. Леннокс прислонился к стоявшему за его спиной столу и ничего не говорил, и оттого у меня вдруг возникло ощущение, что он чего-то ждет...
   Мелькнувшая мысль потонула в пронзительном визге Кадмы и криках остальных: в тот момент, пока я отвлеклась на магистра, оживший мертвец стремительно сел и сомкнул бледные с синюшными пятнами пальцы на горле Олафа. Тот инстинктивно схватился за них в попытке разжать, но хватка у зомби оказалась стальная. Марк и Жан, стоявшие ближе всех, позабыли о брезгливости и почти одновременно повисли на руках трупа, но на того это не оказало никакого впечатления, и он спокойно продолжил душить боевика, не обращая внимания на дополнительный груз. Лицо Олафа побагровело, он захрипел, Кадма продолжала визжать, но сквозь ее вопли в аудитории можно было разобрать отдельные предложения:
   -- Тяни сильнее!
   -- Не могу!.. Демон, как он может... быть настолько...
   -- ...мать, мать, мать!
   -- Эржебета, ты что стоишь?!
   -- Помогите!!
   -- Жан, Марк, отойдите, чтобы я вас не задел!
   -- Сид, подожди, здесь нужно заклинание подчинения, а не боевая магия!
   Последнее крикнула уже я, но было поздно. Мелькнула яркая вспышка, когда Сид метнул какое-то плетение, потом раздался хлопок, и Жана, не успевшего убраться с дороги, просто отшвырнуло в сторону, а мертвец даже ничего не заметил. Не думая, что делаю, и даже не вспомнив плетения, которые мы изучали на занятиях некромантией, я сформировала плетение, использованное когда-то в одном из моих снов Арлионом, и швырнула его в зомби. Магическая структура "впиталась" сразу же, и я приказала первое, что пришло мне на ум:
   -- Отпусти его!
   Руки мужчины послушно разжались и с тихим стуком упали на столешницу, полузадушенный Олаф бесформенной кучей опустился на пол. Кадма наконец-то замолчала, Марк с отвращением отпустил руку умертвия и шагнул назад, я вышла вперед и наклонилась к бесчувственному Олафу и начала плести целительские заклинания, и в аудитории воцарилась относительная тишина. Зомби сидел молча и больше не шевелился, и именно в этот момент я вспомнила о магистре и, обернувшись на секунду, изумленно увидела, что тот как ни в чем не бывало сидел на стуле, отставив посох в сторону, и смотрел на нас, подперев голову. Оглядев зомби, который теперь сидел на столе, равнодушно уставившись куда-то вдаль, он удовлетворенно кивнул и совершенно спокойно спросил, словно просто продолжал занятие:
   -- Какая была главная ошибка, которую допустил адепт?
   -- Не поставил защитное поле, -- ответил Сид, покосившись на Олафа, который под воздействием моих плетений пошевелился и открыл мутные глаза. -- Но...
   -- А зачем нужно это защитное поле? -- перебил его Леннокс всё тем же лекторским тоном.
   -- Потому что заклинание подчинения действует не сразу, а спустя какое-то время. Если не принять мер, зомби нападет на того, кто находится ближе всех к нему, и чаще всего это оказывается именно его создатель, -- Сид говорил быстро, и в его голосе начало прорываться подавляемое раздражение.
   -- Верно. Адептка Батори, -- тут Леннокс потерял интерес к Сиду и пристально взглянул на меня, его голос стал вкрадчивым, а от его проникающих под кожу глаз мне стало не по себе, -- какое плетение вы использовали, чтобы остановить умертвие? Насколько я помню, его нет в учебной программе.
   Ну не скажешь же ему, что это плетение изобрел самый кровавый архимаг в истории!
   -- Я не помню точно, магистр. Кажется, в какой-то книге оно мне однажды попадалось, -- говоря это, я постаралась сделать как можно более невинный вид и для пущей убедительности похлопала глазами.
   -- Как называлась эта книга, вы, конечно же, не помните? -- насмешливо осведомился Леннокс, и я поняла, что он мне не поверил.
   -- Не помню.
   -- Магистр, зачем это вообще было нужно? -- резко спросил Сид, не выдержав. -- Это же опасно для жизни! А если бы он погиб?..
   -- У нас бы появился дополнительный материал для обучения, -- нисколько не смутившись, заявил Леннокс, взял посох и с трудом поднялся на ноги.
   -- Но, магистр!.. -- это уже вмешалась пораженная до глубины души Кадма.
   -- Во-первых, -- холодно произнес Леннокс, даже не взглянув в ее сторону, и подошел ближе, сильно хромая, -- теперь и вы все, и ваш однокурсник на всю жизнь запомните важность установки защитного поля. Адепт, вы же запомните? -- наклонившись к Олафу, заботливо спросил он. Тот ошалело кивнул, явно с трудом понимая, чего от него хотят, и машинально коснулся шеи, на которой вспухли длинные багровые полосы, а некромант разогнулся и продолжил, обращаясь уже к нам. -- И, во-вторых, я не понимаю, с каких пор для группы боевых магов стал проблемой один-единственный зомби. Почему из всех вас только двое вспомнили, что вы учитесь на боевом факультете, и догадались применить магию?
   На этот вопрос никто из нас внятно ответить на смог. Не знаю, что подумали остальные, а я, в общем-то, была согласна с Ленноксом, что уж с одним умертвием на втором году обучения мы должны были своими силами разобраться...
   -- Всё, все свободны. Адептка, с вашего позволения, я заберу зомби под свой контроль.
   Я только кивнула и почувствовала, как моя власть над умертвием, которая ощущалось как прочная магическая нить, исчезла. Некромант пробормотал какое-то заклинание, сформировал в воздухе магическое плетение, и зомби рухнул обратно на поверхность стола, как марионетка, которой перерезали ниточки -- кажется, теперь это был обычный труп. Марк тем временем помог Олафу подняться, и мы поспешили убраться из аудитории, пока Леннокс не придумал еще какое-нибудь испытание.
  

Глава 6

  
   -- Нет, ты видела? Видела?! Он же нас всех переубивает, не успеет и месяца пройти! Что это за методы обучения, после которых адепта чуть живого из аудитории на руках выносят?! -- возмущалась Кадма на пути обратно в общежитие. Пока мы еще шли по факультету некромантии, она молчала, сдерживаясь и опасаясь, что кто-нибудь может подслушать, но за пределами территории некромантов ее словно прорвало. -- Тот зомби же мог убить Олафа!
   Я неопределенно пожала плечами, но Кадму неожиданно поддержал Сид:
   -- Я согласен. Нельзя давать такие задания, не предупредив о последствиях. И тот факт, что Леннокс последние несколько десятков лет провел вдали от людей, его не оправдывает: в этом случае просто нельзя было доверить ему преподавание. А пост декана! Куда только смотрел Кириан?!
   Я взглянула на хмурые лица обоих -- мы остались втроем, поскольку Олафа Жан и Марк повели на всякий случай на факультет целителей, в лазарет. Кстати, отдельного внимания заслуживало выражение лица Люция, когда наша группа из шести человек вывалилась из аудитории в коридор, и вид все имели малость ошалелый. Пару секунд я думала, стоит ли произнести свои мысли вслух, и решила, что ничего плохого не будет:
   -- Бросьте. Никаких смертельных травм Олаф не получил, а те, что получил, я уже залечила. Его даже в лазарет можно было сейчас не вести, он бы сам...
   -- А ты сама-то кто, целительница? -- раздраженно осведомилась Кадма, которой совсем не понравилось то, что я не принялась порицать на все лады нового магистра некромантии.
   Да, конечно. Откуда ей знать о моих познаниях в этой области? Да, на тех основах целительства, которые нам преподавали, я всегда преуспевала, но это были простейшие лечебные плетения, не требовавшие мастерства и точности исполнения...
   Неопределенно пожав плечами, я все же договорила свою мысль до конца:
   -- В общем, я не вижу в случившемся ничего трагичного. Да и стоит признать, что Леннокс прав: так мы быстрее что-то запомним.
   Сид с явным сомнением пожал плечами, а Кадма недовольно поджала губы.
   -- Вы как хотите, а я с завтрашнего дня перехожу в группу, где учится Луиза. Буду посещать вместо некромантии углубленное целительство. Там хоть меньше вероятность, что какое-нибудь вырвавшееся из-под контроля умертвие откусит мне голову!
   Как у мага, у которого еще нет стороны, Кадма действительно имела на это право. Сид погрузился в раздумья -- у него тоже была возможность выбора, однако мне было известно, что некромантия -- тот предмет, в котором он действительно делал успехи и который действительно любил, и бросать его теперь из-за того, что у нас появился странный преподаватель, ему определенно не хотелось. Поскольку некромантия сегодня шла самой последней, после нее мы отправились на ужин и до столовой дошли в молчании.
   На меня саму некромант произвел неоднозначное впечатление. Нет, я, конечно, на собственном опыте уже уяснила, что обучение чему-то новому лучше всего протекает, когда твоей жизни грозит прямая опасность. Появляется, если можно так выразиться, самый действенный стимул это запомнить и применить на практике. Леннокс прав -- Олаф теперь никогда не забудет о важности защитного поля и каждый раз, поднимая зомби, он будет вспоминать холодные стальные пальцы, безжалостно впившиеся в беззащитное горло, и стремительно утекающий спасительный воздух. Но контролировал ли Леннокс ситуацию на самом деле именно так, как стремился потом показать? Нападение зомби не было запланированным, оно произошло спонтанно и было самым настоящим: Олаф действительно почти задохнулся, и мне пришлось использовать заклинания высокой сложности и силы, чтобы привести его в чувство, в то время как некромант и не подумал вмешаться. А что, если в один момент Леннокс не сумеет правильно оценить обстановку, ситуация выйдет из-под контроля, и кто-нибудь из адептов просто умрет? Я мало о нем знаю, и вполне возможно, что он и в самом деле очень одаренный некромант, но о чем думали Кириан и Совет Темных, когда вернули его в Академию?
   Интересно, он и в своей молодости, будучи преподавателем, применял в своей педагогической деятельности подобные методы, или он и в самом деле за сто лет отшельничества спятил?
   После ужина я распрощалась с Люцием и поднялась в свою комнату. Вечер прошел так же, как большинство моих вечеров в Академии: мы с Бьянкой делали домашнее задание, обмениваясь какими-то комментариями, а потом просто занимались каждая своими делами. За окном совсем стемнело, мы зажгли магические светильники, и я уже собралась готовиться ко сну, как вдруг ощутила, как нагрелся карман фиолетового балахона, который я скинула и на котором сидела на кровати. Достала подаренное Кейном зеркало-артефакт, и мое движение привлекло внимание Бьянки, которая читала какую-то книгу за столом. Наш с друзьями способ общаться друг с другом уже был ей знаком.
   -- Мне выйти? -- спокойно спросила она.
   -- Даже не думай, -- покачала я головой и, прикрыв глаза, глубоко вздохнула, настраиваясь на позитивный лад. всё в порядке, это просто разговор с друзьями, а ты сейчас просто учишься в Академии, и в твоей жизни сейчас всё замечательно!
   Оторвавшаяся от книги Бьянка наблюдала за моими манипуляциями с некоторым удивлением, но ничего не говорила. Я же, сделав максимально приветливое и жизнерадостное лицо, открыла зеркальце и узрела на его поверхности лицо Оттилии.
   -- Ну что, как Шалевия? -- спросила я, когда мы поздоровались. Подруга выглядела отдохнувшей, довольной, и даже ее вампирская бледность казалась сейчас не болезненной, а совершенно обычной. Осознав это, я улыбнулась уже искренне. Хорошо, что хоть у них с Кейном всё в порядке. -- Вы уже доехали?
   -- Да, вчера, -- она неожиданно фыркнула и тряхнула короткими черными волосами. -- Разумеется, письмо Кейна с сообщением, что мы приедем, потерялось на полпути, и нас в имении никто не ждал! Но это ладно, поскольку сейчас здесь никого нет, родственники еще не съехались, и меня это вполне устраивает! Зато выяснилось, что в имении из родных Кейна живет только его двоюродная тетка. Она нас вчера и встретила. Кейн рассказывал о ней, и я представляла ее себе старой, глухой и уже давно не в своем уме.
   -- И что? -- заинтересованно спросила я, догадавшись по тону подруги, что в своих ожиданиях она оказалась целиком обманута.
   -- А то, что ей всего лет шестьдесят, она в полном уме, обладает хваткой хищного зверя и все годы, что Кейн отсутствовал, вела дела в имении. И, что самое главное, у нее есть дочь -- троюродная сестра Кейна -- которую она, кажется, всерьез намеревалась выдать замуж за барона де Энниндейла! Ее, бедную, аж всю перекосило, когда Кейн представил ей меня! А девица ничего особенного из себя не представляет. Прыщавая, тихая, всё время с книжкой или нотами ходит. Унылое зрелище.
   Ну, было бы странное, если свою потенциальную соперницу Оттилия охарактеризовала как-то по-другому. Бьянка, похоже, размышляла в том же направлении, поскольку с ее стороны до меня донесся тихий, но отчетливый смешок.
   -- И тебе привет, Бьянка, -- нисколько не смутившись, поздоровалась Оттилия, которая тоже его расслышала.
   -- А им уже известно, что Кейн стал вампиром? -- осторожно спросила я.
   -- Конечно. Родственники, конечно, растерялись и даже слегка испугались, -- подруга в первый миг ехидно улыбнулась, продемострировав клыки, а затем ее лицо вдруг приняло задумчивое выражение. -- Только, знаешь, у меня странное чувство, что тетке Кейна наплевать на то, кем является нынешний барон -- человеком, вампиром или вообще гномом -- и от идеи выдать за него дочурку она не отказалась. Интересно, что она теперь предпримет?.. Может, попытается меня отравить во время чаепития? Или утопит в фонтане?
   Оттилия еще пару секунд что-то прикидывала в уме, а потом посмотрела на меня и решительно переменила тему:
   -- А ты, я слышала, уже в Академии?
   Я согласилась, обратив внимание на замечание "я слышала". Кто-то из родственников уже сообщил вампирше, что королева скоропостижно покинула столицу?
   -- Ну, и как Академия? -- не отставала Оттилия. -- всё в порядке?
   Я подтвердила, что в порядке. Бьянка снова бросила на меня вопросительный взгляд из-за стола, а вампирша сердито выдохнула.
   -- Ладно, спрошу прямо, -- она заметно помрачнела, и ее лицо приняло озабоченное выражение. -- Что произошло в Бэллиморе?
   Хорошее расположение духа, в которое я пришла сразу после рассказа вампирши о Шалевии, растворилось без следа, уступив место подавленности и чувству тревоги. Кажется, это отразилось и на моем лице, потому что взгляд Оттилии стал очень уж встревоженным, а со стороны Бьянки больше не доносилось ни звука -- как пить дать навострила уши, чтобы ничего не упустить, хотя винить ее за это было бы сложно.
   -- Ничего. Мы немного поругались, и мне пришлось уехать раньше запланированного, -- уточнять, какие именно "мы", не было нужды. Лицо Оттилии приняло то же выражение, которое было у Люция, когда он ожидал разъяснений, но вдаваться в подробности я по-прежнему не собиралась. -- Оттилия, а тебе откуда известно, что я уже не в Вереантере?
   -- Отец рассказал, -- нахмурившись, ответила она. -- Связался сегодня со мной и спросил, не знаю ли я, что случилось. Говорит, что тебя внезапно выслали прочь из Вереантера, а к Адриану в последние дни лучше вообще не подходить. Да еще у них эти, как их там, совсем распоясались... "Поборники Истины", что ли?
   -- "Восстановители Справедливости", -- поправила я, помрачнев. Мда, со всеми этими переживаниями я совсем позабыла о беспорядках, которые они учинили в Вереантере. -- А что с ними? Герцог не сказал?
   -- Говорит, что Фермана совсем выбилась из-под контроля, -- судя по тому, что показывало зеркало, Оттилия пересела за стол, поставила артефакт перед собой и озабоченно потерла переносицу. -- Нового наместника на днях убили. В нескольких городах были погромы. Народ волнуется, налоги из области в казну не поступают. А тут еще эти шуты в масках, любители справедливости, возникают то в одном городе, то в другом, и сеют смуту. Адриан, Дориан и Виктор сейчас из Ферманы почти не выезжают.
   -- Чего они хоть требуют? -- спросила я. Услышанное мне совсем не нравилось, и дело было не в самом факте восстания. -- Чего хотят?
   Прежде, чем ответить, Оттилия на секунду отвела взгляд, и я всё поняла еще до того, как она начала говорить. Ощущение чего-то неправильного усилилось, и я сосредоточилась, пытаясь поймать эту мысль. Итак, что в происходящем такого, что это нельзя просто списать на обычное недовольство населения действиями власти?..
   -- Им не нравится то, что король женился на тебе, -- наконец нехотя сообщила вампирша. Кажется, она ожидала от меня какой-то эмоциональной вспышки -- возмущения или обиды, но вместо этого я поставила зеркало на стол, поставила на столешницу локти и, сцепив руки в замок, пристроила на них подбородок. Примерно полминуты царила тишина, а затем, оценив мой задумчивый вид, Оттилия удивленно уточнила. -- Тебя это не беспокоит?
   -- Беспокоит, -- говорить с прижатым к пальцам подбородком было неудобно, и я неохотно убрала руки, хотя эта поза мыслителя мне очень нравилась. -- Но по другой причине. В этом мятеже есть два странных момента, которые я увидела только сейчас, и объяснить я могу только один из них. Второй мне непонятен, и именно это меня тревожит.
   -- И какие же? -- осторожно уточнила Бьянка, про которую я уже как-то успела забыть.
   -- Первое -- форма, в которой проходит бунт, слишком... серьезная. Меня не любят в Вереантере, это верно, и я допускаю, что среди вампиров могут ходить волнения из-за моей персоны, но восстание в Фермане -- с убийством наместников, погромами и отсутствием каких-либо требований и видимых причин -- слишком странное. Подобные мятежи устраивают, когда в области что-то неблагополучно: налоги слишком высокие, или голод, или слишком тяжелые условия жизни -- что угодно. А то, что король женился на ком-то неподходящем, -- не настолько вопиющее происшествие.
   -- Но ведь многие вампиры тебя по-настоящему ненавидят, -- осторожно напомнила Оттилия.
   -- Тоже правда, -- согласилась я. -- Но в этом случае было бы гораздо логичнее, если бы бунтовать начала какая-нибудь провинция, расположенная ближе к границе с Селендрией -- ведь именно те земли пострадали в Кровавой войне больше всего. А Фермана находится где-то на востоке, правильно? Ей до Селендрии -- как отсюда до государства гномов пешком, и война с эльфами вряд ли сильно ее потрепала. Тогда почему бунт именно там?
   Помолчав, вампирша спросила:
   -- И почему?
   -- Не знаю. Нам известно, что разжигают его эти таинственные "Восстановители Справедливости", и, поскольку видимых причин для бунта нет, и наша с Адрианом свадьба -- только повод, остается предположить, что это бунт ради самого бунта. Кто-то за ним стоит, и этому кому-то нужно, чтобы в провинции творилось демон знает что. Кто это и зачем ему это нужно -- разговор отдельный.
   -- Это и есть то, что тебе здесь непонятно? -- уточнила Бьянка.
   Я отрицательно покачала головой и нахмурилась.
   -- Нет. Мне не нравится то, что мятеж в самом деле начался спустя две недели после моей свадьбы. Столько лет в Вереантере всё было относительно спокойно -- и тут здравствуйте! Это может быть и никак не связано со мной, но мне всё же кажется странным такое совпадение. И если этих "Восстановителей" и впрямь так раздражает именно моя фигура, то чего они надеются достичь?
   -- И чего?
   -- Не знаю.
   На ум мне снова пришел Лэнгстон -- единственное объяснение, которое я могла себе вообразить, но происходящее было сложно списать даже на бывшего советника Магнуса. Его цель -- избавиться от меня, но как этого можно достичь мятежом? Рассчитывать, что Адриан пойдет на поводу у заговорщиков и избавится от супруги? Этого не произойдет точно -- даже принимая во внимание нашу ссору. Адриан никогда не примет условия бунтарей, ему этого не позволят гордость, престиж монархии и так далее. Или Лэнгстон ожидает, что меня убьет кто-нибудь из тех вампиров, которые ненавидят Этари? Тоже весьма ненадежный способ, поскольку тут не предугадаешь, повезет моему потенциальному убийце или нет.
   Весьма кстати вспомнилось анонимное письмо, которое и разрушило мое семейное счастье, оказавшееся столь недолгим. Какой недоброжелатель прислал его? Может ли это письмо быть как-то связано с этими "Блюстителями Правды", или как их там? И опять-таки -- на что был расчет? Вот я оказалась в Академии, далеко от Вереантера. Здесь я в сравнительной безопасности, если, конечно, новый сумасшедший преподаватель некромантии меня ненароком на своих занятиях не угробит.
   Пришедшая мне в голову мысль поразила меня так сильно, что я вскочила на ноги и в волнении прошлась по комнате. А ведь в самом деле -- не на это ли надеялся мой таинственный недоброжелатель? Может ли Леннокс служить ему? Этот магистр, по слухам, жил отшельником сто лет, его годами никто не видел -- так что мешало ему сойтись с тем, кто хочет меня убить? Конечно, это слегка странно -- два подряд декана факультета некромантии пытаются меня убить. Совпадение? Но, с другой стороны, и Лэнгстон хочет убить вторую подряд королеву Вереантера, прав был Арлион...
   Удивленные вопросы девушек вынудили меня вернуться в реальный мир, и, подняв голову, я обнаружила, что на меня смотрят две пары глаз -- карие и синие -- с совершенно одинаковым выражением недоумения. Это внезапное сходство в первый миг меня позабавило, а затем я вкратце рассказала им о новом главе факультета некромантии и о его методах обучения. Бьянка предсказуемо ужаснулась, Оттилия длинно, совсем не по-женски, присвистнула, но и вампирша, и прорицательница согласились со мной, что не может быть, чтобы мне так сильно не везло, и второй подряд некромант оказался засланным шпионом.
   -- Так а что всё-таки с Адрианом? -- осторожно спросила Оттилия, когда мы пришли к выводу, что мне необходимо везде ходить в сопровождении Люция, с Леннокосом лучше держаться настороже, но однозначно записывать его в разряд врагов было пока рано.
   Я только неопределенно пожала плечами.
   -- Поссорились. Я сделала нечто, что пришлось ему не по нраву, и признаю, что я виновата. Но там есть кое-что еще, что тоже очень важно, но я не могу об этом говорить, поскольку это покажется слишком неправдоподобным.
   Оттилия с самым серьезным видом выслушала эту ахинею и непринужденно заметила:
   -- Вот ты сейчас прекрасно всё разъяснила.
   Раздраженно выдохнув, я сердито посмотрела на нее в зеркале, но на нее мое недовольство не возымело никакого эффекта.
   -- Оттилия, я не могу сказать! Я должна уладить всё сама! Мне жаль, что твои родные попали Адриану под горячую руку, но происходящее касается только нас с ним! Даже, -- тут я внезапно подумала об Исабеле и нехотя добавила, -- больше только его. Это не та правда, которую легко принять!
   -- Ну ладно, -- после продолжительного молчания Оттилия вздохнула. -- всё равно же не скажешь, я тебя знаю. Хотя это странно. Корделия, мы же столько всего о тебе знаем! Неужели есть что-то, чего мы бы не поняли?
   -- Ну он же не понял, -- негромко сказала я, и в голосе против воли прорезались безнадежные нотки, а взгляд Оттилии стал слишком сострадательным. -- Хотя ему известно, что я его люблю и не стала бы действовать против него! Так что прости меня. И не думай об этом. Вам с Кейном сейчас лучше наслаждаться жизнью, а не беспокоиться из-за меня.
   -- Мы попробуем, -- буркнула вампирша. -- Но ты всё же будь внимательнее. Мне не нравится происходящее.
   Пару секунд я еще раздумывала, не попросить ли подругу аккуратненько расспросить отца, что там поделывает в Вереантере Лэнгстон, чем занимается и с кем общается, но потом отказалась от этой мысли. Мой интерес к бывшему советнику точно не останется незамеченным, и в сложившихся обстоятельствах это вряд ли пойдет мне на пользу. А если Адриан узнает? Решит, что я продолжаю строить козни против высшего вампира в частности и Вереантера вообще...
   После этого мы попрощались, хотя Оттилия по-прежнему выглядела расстроенной. Убрав зеркальце, я улеглась на кровать поверх одеяла и прикрыла глаза. Разговор с подругой помог мне не только разложить по полочкам происходящее, но и понять, что я снова оказалась втянута в какую-то странную интригу, и было не совсем ясно, сколько в ней всего участников, и насколько прямое я имею к ней отношение. И получается, что я должна сама во всем разобраться, разоблачить своих врагов -- известных и неизвестных -- и восстановить свое доброе имя. А дальше посмотрим, чем всё обернется.
  

Глава 7

  
   На следующее занятие по некромантии, которое по расписанию должно было пройти тремя днями позже, мы шли без особого энтузиазма и с заметной опаской. Наша группа уменьшилась: Кадма не передумала и ушла на целительство, но остальные, прикинув, сколько в этом случае придется доучивать у целителей, чтобы нагнать программу, решили повременить и посмотреть, как пойдет некромантия дальше. У некоторых же, включая меня, просто не было другого выхода -- темная сторона независимо от наших желаний определяла, чем мы будем заниматься. Впрочем, исцелять я и так умела неплохо, и потому даже методы Леннокса не смогли бы меня запугать, если бы не смутное подозрение, что он может быть шпионом Лэнгстона или кого-нибудь еще...
   Эти подозрения укрепились и переросли почти в уверенность после очередного "вещего" сна, который я видела накануне. На этот раз мне удалось "вырваться" из него довольно быстро, без наблюдения за мучениями моих бабушки и дяди, но сомнений, что это был именно тот сон, после которого меня либо пытаются убить, либо мне грозит еще какая-нибудь опасность, не возникло. Так что с утра я проверила парные кинжалы, которые по-прежнему прятала в голенищах сапог, предупредила на всякий случай Люция, чтобы был сегодня особенно бдителен, и неохотно отправилась на боевую магию, которую у нас продолжал вести Вортон. К слову, о происшествии с Олафом ему наверняка уже было известно, но жаловаться на Леннокса к нему никто не пошел, поскольку сочувствие боевика здесь казалось маловероятным. Это подтвердилось и на занятии. Общая подавленность адептов, которым затем предстояло идти на некромантию, на занятии бросилась декану в глаза, и он даже поинтересовался, что случилось. Выслушав ответ, он только недовольно заметил, что нам на втором году обучения уже пора бы уметь за себя постоять, и уж от одного зомби мы должны уметь отбиться, а в заключение добавил, что, если кто-нибудь из нас вздумает позорить боевой факультет подобным образом, его еще и на дополнительные отработки отправят.
   В общем, к Ленноксу мы пришли в отвратительном настроении, а я еще и нервно дергалась от каждого слишком громкого звука или резкого движения. Моя взвинченность, конечно, не укрылась от Люция, но сейчас нечего было и думать о том, чтобы рассказать ему, что случилось, пока вокруг было столько народу. Одногруппники же не обращали на меня внимания, поскольку сами находились в схожем состоянии. Вот только ни у кого из них не было уверенности, что на этом занятии попытаются убить именно его...
   Некромант сегодня пришел вовремя, причем не один: за хромающим и тяжело опирающимся на посох Ленноксом в аудиторию вошел магистр Лэшел. Тот кивком поприветствовал нас и остановился в дверях, а пожилой магистр сообщил:
   -- В прошлый раз мы говорили о зомби и ближайший год будем заниматься, по большей части, ими. Но каким еще магическим разделом занимается только некромантия?
   -- Призраками, -- ни на секунду не задумавшись, ответил со своего места Сид.
   -- Верно. И прежде, чем начать углубленно изучать зомби, я предпочел бы, чтобы вы получили какое-то представление и о призраках. Ведь вы ими еще не занимались?
   Мы отрицательно покачали головами, и Леннокс кивнул.
   -- Я так и думал. Но привидения являются не менее важной составляющей некромантии, хотя и может показаться, что это не так -- мол, на что они способны, если они бесплотны? И, поскольку лучше сразу разбирать всё на практике, сегодняшнее занятие пройдет в, если можно так выразиться, естественной среде обитания призраков. Ректор Кириан подписал разрешение на то, чтобы ваша группа на эти два часа покинула Академию, но настоял, чтобы магистр Лэшел, как ваш куратор, сопровождал нас. Теперь поднимайтесь и пошли.
   Что удивительно -- на последних словах Леннокс явственно скривился, словно решение Кириана пришлось ему крайне не по вкусу, а Лэшел, который заметил эту недовольную гримасу, снисходительно улыбнулся и развел руками -- мол, с властью не поспоришь! -- но некромант уже отвернулся и этого не увидел. Недоуменно переглядываясь, мы начали подниматься из-за столов. Подобного в нашем обучении еще не было, и "выездных" занятий никто из преподавателей не устраивал, предпочитая обходиться ресурсами Академии. Вот только что Леннокс имел в виду под "естественной средой обитания"? Лично мне приходит на ум только...
   -- Магистр, мы что, пойдем на кладбище? -- сквозь шум отодвигаемых стульев, убираемых в сумки учебников, шелест балахонов и глухой стук посоха о каменный пол прорвался голос Сида, и все замерли, молча воззрившись на некроманта, но тот и бровью не повел.
   -- Вы невероятно проницательны, адепт, -- лишь иронично сообщил он.
   -- Но разве это законно? -- растерянно спросил Жан, переглянувшись с Олафом, который сегодня держался тише воды ниже травы и в аудитории постарался сесть как можно дальше от преподавательского стола.
   -- Поднимать зомби из могил добропорядочных граждан без разрешения властей и родственников усопших -- вот это незаконно, -- пафосно изрек Леннокс как-то так, что сразу стало понятно, что лично ему такие мелочи кажутся просто досадной помехой, недостойной его внимания. -- А призраков на кладбищах предостаточно и без участия некромантов. Даже специально вызывать никого не придется.
   После этого нам не оставалось ничего другого, кроме как последовать за магистрами из аудитории в коридор. Там я на секунду остановилась, пропуская вперед остальных и дожидаясь Люция, чтобы тот поравнялся со мной. Лэшел, покинувший аудиторию последним, взглянул на меня, как на пустое место, и прошел мимо, стремясь нагнать некроманта -- посох того равномерно стучал по каменным плитам уже где-то в середине коридора.
   -- У нас занятие на свежем воздухе, -- мрачно сказала я, не пытаясь убрать из голоса сарказм, за которым скрывалась тревога. -- На кладбище.
   -- Вы ожидаете нападения именно там? -- невозмутимо осведомился высший вампир, и я вновь восхитилась его выдержкой: даже не спросил, откуда я вообще взяла, что меня попытаются убить, а просто принял мои слова на веру!
   -- Возможно.
   Тот только кивнул, но мне всё равно стало спокойнее -- Люций всё понял правильно и теперь будет держаться поближе ко мне. Остальных мы догнали уже в вестибюле и на улицу вышли организованной толпой. Одногруппники взволнованно переговаривались, причем в беседе принимал участие и Лэшел, Леннокс, несмотря на хромоту, довольно бодро шагал через двор, и замыкали шествие мы с Люцием. У калитки, когда мы уже почти успели выйти за пределы Академии, нас внезапно окликнул растрепанный адепт-привратник, который, на ходу поправляя синий балахон, торопливо вывалился из сторожки, где он однозначно вкушал сладкий утренний сон. Узнав Лэшела и нового декана некромантов, он заметно приуныл, но Леннокс вообще не заинтересовался этим нарушителем дисциплины, а магистр боевой магии только строго сделал ему замечание и предъявил какую-то бумагу. Адепт ее забрал и вернулся в сторожку -- досыпать -- а мы вышли на городскую улицу.
   Как всегда это бывает, очутившись вне звукоизолирующего купола, мы сразу оказались оглушены городским шумом -- день был в разгаре, и в Адэре кипела жизнь. Лично я не представляла, где в городе располагалось кладбище, но Лэшел и Леннокс вполне уверенно повели нас вдоль по улице, а сами углубились в разговор. День выдался прохладный, ветреный, облачный, но внезапная возможность прогуляться по городу удивительно улучшила всеобщее настроение, так что одногруппники перестали переживать из-за перспективы общаться с призраками, а я отвлеклась от мыслей о возможных убийцах. Народу на улицах было много, но тут сделали свое дело наши разноцветные балахоны: прохожие вокруг старательно обходили нас стороной, не желая связываться с магами.
   Миновав торговый квартал и квартал ремесленников, мы прошли по очередной улице, уже не такой шумной и многолюдной, мимо небольшого храма и вскоре вышли к городскому кладбищу, лежавшему у южной стены. Здесь уже людей почти не было -- похоронных процессий не было видно, и нам встретилось только несколько посетителей -- а сам погост оказался очень обширным и старым. Леннокс неожиданно достал из складок балахона какой-то лист бумаги, развернул его, и я успела заметить там что-то, похожее на набросанную от руки схему кладбища. Поизучав эту "карту" некоторое время, Леннокс уверенно повел нас куда-то вглубь кладбища. Вокруг не было ничего интересного -- могилы и могилы, местами они шли рядами, местами были разбросаны, одни поновее, другие -- совсем старые... Мы успели дойти почти до противоположного угла кладбища, когда Леннокс, покрутив недоуменно головой по сторонам, посмотрел на план более внимательно и потом вдруг перевернул схему вверх ногами. После этого его лицо просветлело, и он, жизнерадостно улыбнувшись, показал рукой в противоположном направлении. Одногруппники испепелили его недовольными взглядами, Лэшел пробормотал себе под нос что-то нелицеприятное, зато Люций, как мне показалось, едва удержался от улыбки.
   В общем, еще минут через десять мы добрались до нужного места. Под ногами тихо шуршали успевшие опасть листья и какие-то веточки. Могилы здесь уже были совсем неухоженные и неаккуратные, могильных камней с именами почти не было, хотя заброшенной эта часть кладбища не выглядела -- земля местами была свежей, разрыхленной.
   -- Пришли, -- объявил, наконец, Леннокс, останавливаясь. -- Здесь хоронят преимущественно преступников и бродяг, и потому городские власти позволили нам тут поработать. Плюс именно среди казненных чаще всего остается множество неупокоенных, и потому призраков будет больше всего в этой части кладбища. Итак, почему мы не видим этих призраков прямо сейчас?
   -- Обычно они невидимы или же просто спят, -- это, как всегда Сид.
   -- Верно. Чтобы поговорить с духом, его надо, в первую очередь, вызвать. Каков будет ваш порядок действий? Адептка?
   -- Установить защитное поле, -- не задумываясь, ответила я.
   -- Правильно. Почему?
   В голове, словно вспышка молнии, промелькнуло воспоминание -- мы с Адрианом на кладбище, где похоронен архимаг Приам. Мы были вместе, и Адриан тогда запретил мне выходить из защитного круга -- чего бы я сейчас ни отдала, чтобы вернуть всё, как было!
   -- Призраки стремятся вселиться в живых людей, -- наконец сухо сообщила я.
   Леннокс удовлетворенно кивнул.
   -- Верно. Вампиры, с их предрасположенностью к магии смерти, могут обойтись без защитного поля, используя свою специфическую магию, но нам такой фокус недоступен. Поэтому...
   Он продолжал говорить, пока я растерянно хлопала глазами. Так тогда на кладбище круг Адриану вовсе не был нужен, только мне?
   -- Поскольку нас много, защитное поле потребуется с большим радиусом, а на подобное требуется очень много магических сил, ведь это поле мало того, что надо создать, его еще и надо удерживать. Но наша Академия в лице ректора Кириана пошла нам навстречу и обеспечила нас специальными амулетами-накопителями сил, -- всё из тех же складок балахона, из которых он достал карту, на этот раз Леннокс извлек небольшой кожаный мешочек, открыл его и продемонстрировал нам какие-то кристаллы. После этого он вышел вперед и сам начал создавать вокруг нас структуру магического щита, не доверив это ответственное задание никому из адептов -- схема была сложной, но не настолько, как в тот раз, когда щит сплетал Адриан. Попутно магистр давал пояснения к своей работе, указывая на какие-то тонкости. Когда работа была закончена, некромант разложил кристаллы вокруг нас на равном удалении друг от друга, и их грани вспыхнули ровным голубоватым цветом. Мы словно ощутили порыв магической силы, и созданный Ленноксом щит развернулся вокруг нас. Мда, а Адриану, помнится, никакие артефакты-накопители силы не были нужны -- всё-таки архивампир, а не магистр... Строго напомнив нам, что покидать пределы круга нельзя, Леннокс начал произносить заклинание призыва духов. Некоторое время после того, как он замолк, вокруг было тихо -- только шумели деревья, с которых ветер сдувал листву -- а потом вдруг в воздухе начали зависать белые полупрозрачные силуэты. Один, другой, третий...
   -- Сколько же их здесь... -- растерянно пробормотал Олаф, впервые за всё занятие раскрывая рот, а Леннокс равнодушно пожал плечами:
   -- Я же сказал, что большинство похороненных здесь умерли не своей смертью... Конечно, не все из них могут упокоиться с миром!
   Разбуженные призраки тем временем сориентировались в пространстве и поплыли в нашем направлении. Мы -- адепты -- инстинктивно попытались встать поближе друг к другу, Лэшел тоже казался взволнованным, зато Леннокс оставался совершенно невозмутимым. Когда я шагнула вбок, чтобы оказаться подальше от границы, под моей ногой громко хрустнула какая-то ветка, и я, механически опустив голову, увидела, как один из кристаллов начал мигать, то затухая, то загораясь снова. Духи остановились у границы защитного поля, обступили его со всех сторон, так что кладбище за ними можно было не разглядеть -- слишком уж многих призраков мы потревожили. Не меньше десятка, и это только те, кто подошел к нам вплотную... И, в отличие от архимага Приама, который оставался в своем уме и говорил с Адрианом и мной, с этими... явно было что-то не так. Глаза у всех были открыты, но в них невозможно было разглядеть никакого осмысленного выражения. Вдобавок ко всему призраки что-то безостановочно бормотали себе под нос, из-за чего казалось, будто воздух звенит.
   -- Итак, -- лекторским тоном продолжил Леннокс, словно стоял за кафедрой в лекционной аудитории. -- В общем-то, призраки и по своему желанию могут переходить из невидимого состояния в видимое, однако...
   Он не договорил, переведя взгляд куда-то вниз, и в ту же секунду спокойное и даже несколько скучающее выражение на его лице сменилось чем-то, похожим на тревогу. Проследив за его взглядом, я обнаружила, что тот самый мигающий кристалл окончательно погас, и в ту же секунду произошло несколько вещей: бормотание призраков понизилось до шипения и зазвучало теперь угрожающе, в воздухе пронесся очередной магический порыв, защитное поле пропало, магистр Лэшел отчетливо выругался... а затем призраки всем скопом набросились на нас.
   Если честно, я совершенно не представляла себе, что чувствует человек, когда его атакует призрак. Воображение подбрасывало варианты, что по ощущениям это сравнимо с окунанием в ледяную воду, или, может, потере контроля над телом, в которое этот призрак вселяется... Но действительность оказалась не похожа ни на один из этот вариантов. У нас не было никакой возможности сопротивляться, настолько быстро все происходило, а потом... Единственное, что я помню -- это ненормальная, разрывающая на части боль. Мир словно взорвался, ослепительные осколки рванулись в мою сторону, так что я инстинктивно закрыла руками глаза, опасаясь, как бы их не выкололо... А после этого осталась только чернота.
  
   ***
   Что удивительно -- в себя я пришла мгновенно. Не было ни постепенного возвращения чувств, ни долгих, сменяющих друг друга видений -- я просто открыла глаза и обнаружила себя лежащей на узкой койке в каком-то помещении. Боли как таковой больше не было, но сохранялось ощущение, словно накануне я таскала мешки с углем: тело казалось очень тяжелым и неподъемным, словно чужим. Ну ладно, я хотя бы жива, и на том спасибо. Изучив потолок над собой, я повертела головой, заметила через несколько коек от меня пару фигур в светло-серых балахонах целителей, склонившихся над еще одной такой же койкой... Потом вспомнила, что я здесь уже была в прошлом году, когда Кейн чуть не умер от проклятия отсроченного действия... Значит, это лазарет в Академии.
   Заметив, что я открыла глаза и зашевелилась, в мою сторону устремилась незнакомая целительница средних лет.
   -- Хвала Эйр, еще одна очнулась! Как ты себя чувствуешь?
   -- Неплохо, -- я еще раз прислушалась к себе и удовлетворенно кивнула. -- Давно я здесь?
   -- Несколько часов, -- целительница деловито проверила мой пульс, затем посветила мне по очереди в каждый глаз магическим светильником. -- Но наши плетения хорошо работают, и опасность миновала, жить будешь. Если хочешь, можешь полежать здесь до следующего утра, или возвращайся в общежитие.
   Она уже хотела было отойти, но я успела поймать ее за руку, хотя для этого мне пришлось приложить уйму сил.
   -- А что с остальными? Нас на кладбище было восемь человек, и...
   -- Двое еще здесь, -- она кивнула куда-то в сторону и, проследив за ее взглядом, я неожиданно узнала на соседних койках Олафа и Жана. Они лежали, не шевелясь, и, казалось, оба были без сознания. -- Этот молодой человек вообще во второй раз за последнюю неделю попадает к нам... Был еще вампир, но он быстро восстановился и сейчас сидит в коридоре. Еще одного адепта, со шрамом на щеке, мы уже отпустили... И еще один юноша умер. Не выдержало сердце.
   Я дернулась так сильно, что едва не упала с кровати, и на немолодом лице целительницы появилось сочувственное выражение.
   -- Может, вам все же полежать здесь до завтра? -- более мягким тоном предложила она. -- всё-таки вы такой шок пережили... И куда только ректор смотрел, когда позволил вам всем отправиться на кладбище?..
   -- Нет, -- пробормотала я, всё еще не веря в случившееся. -- Нет, я лучше пойду...
   Она с сомнением посмотрела на меня, но не стала настаивать.
   -- Как хотите. Только выпейте тогда Восстанавливающий отвар, чтобы не свалиться на полпути.
   Она куда-то отошла, а я откинулась на подушку, подложив под голову руку и равнодушно нащупав спутанный колтун, в который превратились мои волосы. Адепт со шрамом, которого отпустили, -- это Марк... Значит, умер Сид? Сид, который лучше всех нас разбирался в некромантии, и который так хорошо работал с небольшими магическими потоками? Как такое возможно? Почему он умер? Ведь призраки захватывают тело, не убивают его... Или нет?
   В голове было удивительно пусто, хотя краем сознания я понимала, что по-хорошему стоит сейчас поскорее всё обдумать и предпринять какие-то действия. Но какие? Погиб человек! И не кто-то абстрактный, а тот, с кем я была знакома! В голове не укладывается -- утром всё было прекрасно, и даже занятие по демоновой некромантии начиналось нормально, а потом кто-то словно взял и перечеркнул всю сравнительно спокойную учебную жизнь!
   Вернувшаяся целительница протянула мне кружку с отваром и, пока я пила, принесла мне мои вещи -- запыленные, но целые. После отвара мне заметно полегчало, так что подняться с койки и одеться я смогла своими силами, и целительница проводила меня до дверей, велев сразу возвращаться, если я почувствую себя нехорошо. Закрыв за собой дверь, я первым делом увидела в коридоре Люция, который до моего появления сидел на подоконнике, а сейчас вскочил на ноги, и по его резким чертам лица, которые сейчас удивительно смягчились, мне сразу стало понятно, что он за меня беспокоился. Эта мысль теплой каплей скользнула мне в сердце, растапливая ледяную корку, которой то покрылось при известии о смерти Сида.
   -- Как вы?
   -- Нормально. А ты? -- Люций был заметно бледнее обычного, но в остальном казался вполне здоровым, и я облегченно перевела дух. Если бы что-то случилось еще и с Люцием, я бы себе этого никогда не простила.
   -- Мне досталось меньше, чем вам. На вампиров призраки набрасываются реже, -- хмуро сообщил он и огляделся, чтобы удостовериться, что в коридоре мы одни. -- Вы готовы обсудить случившееся? Или вам нужно время, чтобы прийти в себя?
   -- Готова. Только всё равно пошли в общежитие, поскольку здесь велика вероятность, что нас кто-нибудь подслушает.
   Судя по сгущавшимся за окном осенним сумеркам, сейчас уже был вечер, и, следовательно, вся Академия находилась в столовой на ужине -- значит, меньше шансов, что мы привлечем к себе внимание. Ведь наверняка смерть адепта и тяжелое состояние еще четырех не остались незамеченными и, значит, вся Академия сейчас гудит, как растревоженный пчелиный улей...
   Расчет оказался верен: по дороге в общежитие нам почти никто не встретился, а, войдя в комнату, я убедилась, что и Бьянка была на ужине. Заперев за собой дверь и активировав Полог Тишины, я швырнула такую же пыльную, как и моя одежда, сумку с учебниками на кровать, не заботясь о чистоте покрывала, и повернулась к Люцию. Среди скромной обстановки комнаты он смотрелся как-то неуместно и непривычно.
   -- Что произошло там, на кладбище?
   -- Один из магических кристаллов вышел из строя. Защитное поле пропало, и призраки набросились на вас. Вам, адептам, досталось больше всего. Ваш куратор использовал какие-то чары, чтобы отбиться от нескольких особенно злых, а некромант довольно уверенно избавился от остальных. А потом мы доставили вас сюда. Один адепт по пути умер.
   Я нервно дернулась, снова подумав о Сиде, а Люций внезапно произнес:
   -- Вы ожидали, что вас попытаются убить, и были готовы к нападению, причем именно сегодня. Это что, совпадение?
   -- Ты думаешь, это был не просто несчастный случай, а подстроено заранее? -- угрюмо уточнила я, не желая даже в мыслях признавать подобное. Одно дело -- попытаться убить только меня, а другое -- пожертвовать ради этого еще несколькими людьми...
   -- Вы сейчас не в том положении, чтобы списывать происходящее на несчастные случаи, -- неожиданно резко отозвался Люций, и я удивленно покосилась на светловолосого вампира. Это был первый раз, не считая наших тренировок, когда тот позволил себе сократить дистанцию и напомнить мне о моем нынешнем положении. -- И, раз вы предполагали, что произойдет нечто подобное, у вас наверняка есть подозрения, кто мог это организовать.
   Я еще раз перебрала в памяти все, что сегодня случилось. Призраки. Кладбище. Некромантия. Вспомнила свои подозрения, которыми делилась с Оттилией и Бьянкой. И, наконец, того, кто решил отойти от привычного порядка проведения занятий и привнести в жизнь адептов побольше... практики.
   Интересно, если мы сейчас убьем декана факультета некромантии, Кириан меня сразу из Академии исключит?
   -- Пойдем поговорим с Ленноксом, -- наконец приняла решение я и шагнула к двери. -- Думаю, он должен ответить на кое-какие вопросы.
  

Глава 8

  
   Чтобы не попасться никому на глаза, мы отправились на факультет некромантии не через главный корпус, а еще более сложным путем: сперва спустились на первый этаж общежития и вышли на улицу, чтобы через двор добраться до нужного "луча" оригинальной звезды, которую представляла из себя Академия. На улице было темно и сыро, с неба накрапывал мелкий холодный дождик, а промозглый ветер проникал сквозь одежду, так что я попыталась поплотнее закутаться в балахон. Но едва я это сделала, как ветер сорвал с головы оставшийся без присмотра капюшон, и уши обдало противной холодной изморосью. Покорившись судьбе, я вздохнула и ускорила шаг, чтобы поскорее добраться до сухого тепла.
   До факультета некромантии мы почти бежали, а внутри сразу поднялись на второй этаж, где находился кабинет декана. Сам коридор был пуст: едва заканчивался учебный день, как адепты сразу же испарялись из аудиторий, да и немногие преподаватели предпочитали жертвовать ужином ради занятий наукой. Существовала вероятность, что и Леннокс находился сейчас в столовой, или его вызвали на ковер к декану, но я твердо вознамерилась дождаться его. Люций прав -- я сейчас не в том положении, чтобы медлить. Но нам повезло: в ответ на мой решительный стук раздалось приглушенное: "Входите!", и я толкнула старую, с щербинами, деревянную дверь.
   Леннокс сидел за столом, его посох был прислонен к стене рядом. Перед нашим появлением маг был занят тем, что составлял какой-то документ: перед ним лежал наполовину исписанный лист бумаги, а в чернильнице было перо. Казалось, наш с Люцием приход его нисколько не удивил, и на его морщинистом лице не дрогнул ни один мускул, когда в кабинет вошла сперва я, и сразу за мной показался высший вампир, который вдобавок ко всему был еще и вооружен. А вот это уже было хуже, поскольку, если он успел морально подготовиться к такому повороту событий, узнать его истинные мотивы будет сложно.
   -- Очнулись? Хорошо, -- он взял перо и вернулся к письму перед собой. -- В отчете можно написать, что почти все адепты через несколько часов уже пришли в себя. Вот только мальчика того жалко. Хороший мог бы получиться некромант, -- дописав несколько строчек, он поднял глаза и взглянул на меня -- совершенно спокойно. Затем вдруг усмехнулся. -- Я не причастен к случившемуся, адептка. Мне нет никакого резона совершать покушение на королеву Вереантера, хотя ректор и ваш декан, кажется, подозревают обратное. Вы ведь именно за этим пришли?
   Буквально секунду я думала, как вести себя дальше. Почему-то я ожидала, что Леннокс начнет юлить или вовсе утверждать, что все случившееся было лишь случайностью, но он предпочел поступить по-другому. Что ж, тогда и я не буду делать вид, будто не понимаю, что произошло, и выберу иную линию поведения.
   -- За этим, -- подтвердила я и, не дожидаясь приглашения, села на стул перед столом некроманта. Люций встал позади меня. -- Но вы же не ждете, что я поверю вам на слово?
   -- В этом случае вы были бы просто идиоткой, -- равнодушно отозвался он, а затем окинул меня оценивающим взглядом. -- Если бы я хотел от вас избавиться, я не стал бы разгонять призраков так быстро, а подождал бы еще несколько минут, делая вид, будто не могу сплести контрзаклинание. Они бы вас доконали, и моя задача оказалась бы выполнена. Спросите вашего телохранителя -- он находился в сознании всю схватку.
   Я перевела вопросительный взгляд на Люция. Тот смотрел на некроманта с заметным скепсисом, но на последних словах вдруг нахмурился, а затем, после небольшой паузы, медленно кивнул, признавая правоту Леннокса, и нехотя сказал:
   -- Я об этом сразу не подумал.
   -- Бывает, -- Леннокс снисходительно улыбнулся. -- К слову, попытка убийства была обставлена весьма топорно -- ее сложно принять за несчастный случай -- но метод был эффективным. Будь там кто-нибудь другой вместо меня, хотя бы тот аспирант, который в прошлом году вел у вас занятия, -- и жертв было бы больше.
   Сказано это было безо всякого бахвальства, как обычная констатация факта, и я не стала иронично вздергивать брови, а вместо этого задала вопрос, который тревожил меня не меньше всего остального:
   -- Почему Сид умер? Разве он не должен был сделаться одержимым?
   -- Если призрак один -- да, так и должно было случиться. Но их там было много, и если на одного человека нападают сразу несколько, то это сопровождается очень сильной болью. Сердце может не выдержать. На вас, адептка, к слову накинулись всего двое, и вам повезло. Вы этого не знали?
   -- Как вы вообще могли провести это занятие? -- резко осведомилась я, проигнорировав его последний вопрос, поскольку ответ на него и так был очевиден. -- Если это сопряжено с таким риском!..
   -- Подобные выезды на кладбище регулярно проходят у адептов-некромантов, -- хладнокровно отозвался Леннокс, не дослушав меня. Вообще некромант выглядел точно так же, как и в наши предыдущие встречи, и, казалось, даже смерть адепта не заставила его хоть сколько-нибудь утратить душевное спокойствие, как и ее возможные последствия. Интересно, почему он настолько уверен в себе? У него есть какой-то могущественный покровитель, или же этому человеку просто наплевать абсолютно на всё на свете? -- Определенный риск, конечно, есть, но не больше, чем, скажем, угроза получения травм на вашем боевом факультете. Сегодняшнее происшествие -- нонсенс. Кстати, формально всё случившееся -- несчастный случай.
   Я немного подумала, прикинула, почему Кириан решил придерживаться именно этой линии, поняла, что ему просто не нужна лишняя паника, и спросила:
   -- Вас уволили?
   -- Нууу... -- протянул Леннокс, прикидывая что-то в уме. -- С формальной точки зрения должны бы были, и Совет Темных магов теперь требует от меня подробных разъяснений, что же произошло... Но, учитывая, что именно меня внезапно попросили занять эту должность, у темных магов все настолько плохо с некромантами, что вряд ли я отсюда куда-нибудь денусь. По крайней мере, до следующего происшествия точно. Но выездные занятия мне запретили проводить.
   Слабое утешение для адептов, подумала я.
   -- Ну допустим, -- внезапно сказал Люций. На некроманта он смотрел по-прежнему хмуро, но подозрительности в его голосе слегка поубавилось. -- Тогда можете сказать, что вы думаете о случившемся? Почему ситуация на кладбище вообще вышла из-под контроля?
   Леннокс подтянул поближе к себе посох и поднялся на ноги, тяжело опираясь на него. Затем обогнул стол, подошел вплотную к нам и воссоздал в воздухе незнакомую мне структуру магического плетения.
   -- Так устроен артефакт, накапливающий энергию. Именно такие я взял на кладбище. Один из них оказался поврежден, и потому защитное поле распалось. Структура нарушилась здесь, -- он ткнул узловатым длинным пальцем в одно из сплетений магических нитей. -- Сама по себе она разрушиться не могла: место устойчивое, и самостоятельно эта связка не истощилась бы. Значит, это сделал кто-то другой -- причем это мог быть любой, потому что эти артефакты просто лежат в хранилище внизу, и достать их не так сложно. О том, что мы отправимся на кладбище, знали ректор, его заместитель Вортон и те, кому они об этом рассказали -- то есть, по сути, кто угодно.
   Я вздохнула, сообразив, что Леннокс прав, и, следовательно, таинственного недоброжелателя мы можем искать очень долго. По сути, здесь даже сложно доказать, что это было подстроено -- мало ли что случилось с артефактом, может, и впрямь он так долго лежал в кладовке, что магия развеялась!.. Понял это и Люций, поскольку он вдруг заметно помрачнел. Рассудив, что нам здесь больше делать нечего, я шагнула было к двери с намерением уйти, но тут Леннокс внезапно спросил:
   -- Адептка, вам известно, что нужно делать в ситуациях, подобных сегодняшней? Как не позволить призракам причинять вам вред?
   -- Нет.
   -- Можно иметь при себе специальный охранный амулет вроде того, который был у вашего куратора -- благодаря ему магистр Лэшел почти не пострадал, -- на этих словах Леннокс вдруг мрачно усмехнулся своим мыслям, но объяснять ничего не стал. -- А еще есть особый раздел магии, который позволяет магу защитить себя в ситуациях, подобных сегодняшней. Если вам интересно, я мог бы научить вас. Данная магия весьма специфическая, но, учитывая, какие плетения вам уже известны, вряд ли она вызовет у вас трудности, -- должно быть, он намекал на то плетение подчинения, которое я использовала на зомби.
   -- Вы предлагаете мне дополнительные занятия? -- удивилась я. -- Почему?
   -- Вы кажетесь мне перспективной ученицей, -- пожал плечами тот. -- Способной смотреть на вещи более широко, чем большинство магов.
   Несколько секунд я молчала, а потом покосилась в сторону Люция. Тот выглядел невозмутимым, и я подумала, что, если бы он увидел здесь что-то подозрительное, он бы об этом сообщил.
   -- Хорошо, -- согласилась я, вспомнив ощущения, когда на меня набросились призраки, и против воли поежилась. -- Когда начнем?
   -- Приходите завтра вечером, -- распорядился Леннокс и похромал обратно к столу. -- Постарайтесь пораньше закончить ужин и приходите.
   Проследив за ним взглядом, я снова увидела тот отчет, который некромант составлял до нашего прихода. Какая-то смутная мысль вдруг зашевелилась где-то в сознании, но прежде, чем я успела ее поймать, Леннокс скатал лист в трубку. Для этого высокому магистру пришлось наклониться над столом, и я увидела, как из-за ворота рубахи свесился кулон -- авантюрин на простом шнурке. Амулет? Заинтересовавшись, я взглянула магическим зрением, но в итоге разочарованно вздохнула: никакого магического фона у камня не было. Похоже, это и впрямь обычная подвеска. Потряся головой, я отправилась к двери.
   В коридоре было пусто, и даже магические светильники уже горели приглушенным светом -- значит, отбой уже был. Теперь нам желательно незаметно вернуться в свои комнаты, чтобы никто из преподавателей не узнал, что мы бродим по Академии в неположенное время...
   -- Что ты об этом думаешь? -- спросила я, когда мы отошли на порядочное расстояние от кабинета. -- Можно ему верить?
   Люций в один шаг догнал меня.
   -- По поводу того, что он мог позволить духам убить вас, но не сделал этого -- можно. Но всё равно что-то здесь не так... Не стоит верить ему беспрекословно.
   -- Почему?
   -- Этот некромант ведет какую-то игру, -- Люций на секунду обернулся, словно проверяя, не идет ли Леннокс следом за нами. -- Вы не заметили? Его манера поведения не вяжется с магом, который последние сто лет прожил отшельником в какой-то глуши. Говорит он слишком правильно, к тому же он слишком, я бы даже сказал, вызывающе циничен. Да, и еще! Его хромота!
   -- А что с ней не так? -- о странном образе мышления Леннокса я задумывалась уже и сама, но на его хромоту не обращала внимания. Ну ходит человек с палкой, и что с того?
   -- А то, что он хромает то на одну ногу, то на другую. Зачем? Не верю, что они болят у него по очереди.
   -- И еще он почему-то хочет мне помочь, -- задумчиво добавила я. -- Зачем ему меня учить? Вряд ли он собирается убить меня посреди индивидуального занятия, ведь рядом со мной будешь ты.
   В молчании мы вышли из коридора в вестибюль и начали спускаться по лестнице. Я думала о странном предложении некроманта, но не видела причин, которые помешали бы мне принять его. Может и впрямь удастся выучиться чему-нибудь новому? Сейчас я как никогда должна уметь защищать себя... И какая разница, какие там у преподавателя тараканы в голове, если это никак не повредит лично мне?
   -- Леннокс -- это вопрос отдельный, а вас сегодня убить всё же кто-то попытался, -- вторгся в мои мысли голос Люция, и я потрясла головой, чтобы сосредоточиться на его словах. Демон, а ведь действительно -- самое главное-то мы так и не узнали. -- Я буду должен сообщить об этом в Бэллимор.
   От неожиданности я оступилась и едва не свалилась кубарем по лестнице, но вампир в последний момент усел схватить меня за локоть и поддержать. Хотя чему я удивилась? Покушение на королеву, после которого та оказалась в лазарете -- это не ерунда, о таком стоит проинформировать, даже если эта королева находится в опале! Но подумать-то я об этом подумала, а вслух произнесла нечто совершенно противоположное:
   -- Нет, -- Люций посмотрел вопросительно, а я прокашлялась и повторила более уверенно. -- Не надо. Не сообщай.
   -- Ваше Величество, -- официально обратился он ко мне, и я закатила глаза, сразу поняв, на что он напирал. -- Ваша жизнь оказалась под угрозой, более того -- вы чуть не погибли, и Его Величество имеет право...
   -- У его величества сейчас и без меня хватает проблем, -- огрызнулась я, буквально чувствуя, как с меня сползает маска спокойствия, словно ее смывал усилившийся за окном дождь. В горле застыл ком, и я с ужасом почувствовала, что могу разрыдаться прямо посреди коридора. Стресс после сегодняшнего происшествия, что ли, сказывался?.. -- С тем, что творится в Академии, я и сама справлюсь...
   Ну почему, почему он мне не поверил? Почему отослал в Академию и до сих пор не захотел со мной поговорить?! Почему я снова попадаю в ситуацию, когда вынуждена что-то скрывать от него и лукавить? Опять осталась одна и снова должна справляться со своими проблемами в одиночку! Я не могу, просто не могу сейчас, пока мы в ссоре, перекладывать это покушение на плечи Адриана! Ведь что он может сделать? Вернуть меня в Бэллимор? Там я точно с ума сойду, если он будет продолжать злиться на меня и вести себя так, словно мы чужие! Да и как отреагирует он на эти новости? Встревожится? Или останется равнодушным?.. Может ли быть такое, что после того ужасного разговора он больше вообще никогда не захочет увидеть меня?!
   Осознав, что мыслями я ушла уже куда-то в совсем далекую область, я повторила последнюю фразу. И хотя голос прозвучал почти нормально, Люций всё равно всё понял правильно, потому что более человеческим тоном внезапно сказал:
   -- Всё наладится. Вот увидите.
   -- С чего ты взял? -- уныло спросила я, даже не заметив, что Люций впервые за всё время целиком убрал из голоса официальную невозмутимость и заговорил человечным тоном, сокращая дистанцию между нами. Не в физическом, а в переносном смысле -- обычно он оставался ровно-нейтральным и с советов личного характера не давал. -- Ты же даже не знаешь, из-за чего мы поссорились. И Адриан имеет право на меня злиться.
   -- Он вас любит, -- пожал плечами высший вампир, словно говорил о чем-то само собой разумеющемся, а затем пристально взглянул на меня. -- Он не убил меня только благодаря вашему заступничеству. Окажись на вашем месте любой другой -- и ему бы оторвали голову за то, что посмел вмешаться и перечить архивампиру. А вам не только ничего не было, но он даже сделал, как вы хотели. Так что всё устроится. Нам свойственно прощать ошибки тех, кто нам дорог.
   Последние слова он произнес странным тоном, словно в мыслях уже был далеко от меня. Я посмотрела -- Люций продолжал идти, уйдя в свои мысли, его лоб пересекла длинная вертикальная складка, и казалось, что он обдумывал какую-то тяжелую для себя мысль. Несколько секунд я размышляла о причине его меланхолии, а потом меня вдруг осенило.
   -- Когда ты вернулся в Вереантер, ты виделся с Нарциссой? -- на имени сестры Люций дернулся, и я поняла, что подумала правильно.
   -- Нет, -- неохотно ответил он.
   -- А почему? -- не отставала я, поскольку высший вампир замолк и продолжать беседу явно не собирался. -- Только не говори, что у тебя не было времени, я всё равно не поверю.
   -- Как вы себе это представляете? -- раздраженно осведомился он, испытывая недовольство от того, что вообще начал этот разговор. Я удивленно покосилась на него -- добиться от Люция проявления сильных чувств всегда было практически невозможно. -- Мы не виделись более семидесяти лет, а последняя наша встреча была на похоронах нашего брата. Затем меня приговорили к смерти за государственную измену, и я бежал, а сестру лишили средств к существованию, и она осталась совершенно одна, причем по моей вине. А сейчас что, я должен был объявиться на ее пороге с заявлением, что я по ней скучал?! С Нарциссой этот фокус не пройдет!
   -- Но ты же даже не попытался! -- возмутилась я, позабыв о собственных сердечных ранах. -- Она же твой единственный живой близкий родственник! Нельзя же теперь до конца жизни просто делать вид, будто ее не существует!
   Люций упрямо сжал зубы и продолжил путь в молчании. Убедившись, что он больше не хочет ничего сказать, я только расстроенно выдохнула:
   -- Ну и демон с тобой, -- и пошла дальше.
   Но когда мы спустились в просторный холл факультета и собирались вернуться в общежитие тем же путем, которым пришли -- по улице -- из двустворчатых дверей, ведущих в главный корпус, внезапно показались Вортон и Лэшел. Ну вот, только их сейчас не хватало! Ну почему мы не могли уйти отсюда на несколько секунд пораньше?! Ведь не отвяжутся сейчас, потребуют подробного описания, что произошло, а Лэшел еще будет стоять рядом и поливать молча презрением! Ведь и в смерти Сида наверняка все преподаватели винят меня -- убить-то меня пытались, а одногруппник просто оказался не в то время и не в том месте!
   Последняя мысль окончательно испортила мне настроение, и я обреченно остановилась посреди облицованного мрамором холла. Декан моего факультета и его заместитель меня заметили и сейчас целенаправленно двинулись в мою сторону. Однако вместо осуждения Вортон нормальным, человеческим тоном спросил:
   -- Адептка, как вы себя чувствуете?
   -- Хорошо, магистр. Благодарю.
   -- Вы сейчас от Леннокса? -- Вортон окинул цепким взглядом сперва меня, потом Люция. -- И что? Вы считаете, что виновник случившегося -- он?
   -- Нет, магистр.
   -- Вереантер начнет разбирательство?
   Ах вот что их интересует на самом деле! Тоже понятно: меньше всего магам хочется, чтобы по Академии бродили вампиры, выискивая виновных и нервируя народ. Магистры-то думают, что я уже успела нажаловаться Адриану, и тот ради меня перевернет вверх дном весь Адэр, разыскивая виновных...
   -- Не беспокойтесь, магистр, -- вежливо и предельно корректно ответила я. -- Ничего не будет.
   Вортон посмотрел вопросительно, но я старательно сохраняла на лице спокойное и благожелательное выражение -- мол, понимайте, как хотите. Наконец, сообразив, что в гляделки я его переиграю -- в другой ситуации я не вела бы себя вызывающе во избежание ненужных конфликтов, но сейчас мне внезапно стало всё равно -- декан вздохнул.
   -- Ладно. Идите, адептка, к себе, отбой был полчаса назад.
   Он направился к лестнице, и я хотела уже толкнуть дверь на улицу, но тут внезапно меня остановил магистр Лэшел, который до этого момента молча стоял рядом с начальником и за всё время не сказал ни слова. Я подняла голову -- Лэшел был бледен (наверняка в стычке с призраками досталось и ему), но в остальном успел уже полностью прийти в себя, а также переодеться и причесаться -- одежда была чистая, а волосы собраны в аккуратный хвост. Серьга с когтем мантара тоже висела на своем месте. Ожидая каких-нибудь обвинений в свой адрес, я уже приготовилась было резко отвечать, но вместо этого магистр вдруг сказал:
   -- Мне кажется, я должен попросить у вас прощения, адептка.
   Я воззрилась на него в немом изумлении, потеряв дар речи. В Лэшела что, кто-то всё-таки вселился?!
   -- После сегодняшнего... -- он поморщился, но твердым голосом продолжил. -- После этого происшествия я подумал, что, чьей бы родственницей вы ни были, подобной участи вы точно не заслужили. Я был к вам слишком несправедлив.
   -- Ничего страшного, -- ошарашенно пробормотала я, глядя на него во все глаза. -- Мне не впервой...
   Он как-то неловко кивнул и поспешил за Вортоном, который уже успел дойти до второго этажа. Я взглянула на сохранявшего каменное выражение лица Люция... и улыбнулась, чувствуя, как камень у меня на душе, связанный со смертью Сида, становится легче.
  

Глава 9

  
   По возвращении в комнату мне еще пришлось выслушать поток вопросов, восклицаний, охов и ахов от Бьянки и рассказать ей хотя бы вкратце о случившемся, и спать я ложилась, выжатая, как тряпка. А на следующий день занятия возобновились в том же режиме, что и обычно, хотя нашей группе это и казалось чем-то противоестественным. Олаф и Жан пришли в себя к следующему утру, но предпочли лишний день полежать в лазарете, так что на растерзание всей изнывающей от любопытсва и сочувствия Академии остались мы с Марком вдвоем. Особенно на нас наседали Кадма, Луиза и Ник, так что уже к обеду обычно сдержанный в эмоциях Марк весьма грубо высказался, что они могут сделать со своими вопросами. Я всем своим видом выразила полное согласие с ним, и те трое наконец-то отстали.
   Утром, сразу после завтрака, ректор объявил общее собрание всей Академии, на котором изложил официальную версию случившегося, согласно которой магистр Леннокс не являлся виновником трагедии, а всё происшедшее было несчастным случаем. Однако, во избежание повторения ситуации, все занятия вне Академии откладывались на неопределенный срок -- до того момента, пока не будут проверены все артефакты, используемые в подобных "выездах". Сида должны будут похоронить сразу, как только в Адэр приедут его родители.
   Адепты взволнованно перешептывались и бросали на нас -- участников стычки с призраками -- жадные взгляды, магистры озабоченно хмурились и тихо переговаривались между собой, Кириан сохранял вид торжественный и печальный, как подобало случаю, Леннокс выглядел так, словно его позвали на торжественную линейку первокурсников в начале учебного года, на которой в принципе никогда не бывает ничего, стоящего внимания. Его поведение казалось большинству обитателей Академии, включая и адептов, и магистров, совершенно циничным и бесчеловечным, и, с учетом того, что всем факультетам уже было известно о его методах обучения, про него стали говорить, что он намеренно допустил смерть одного из адептов. "Хоть бы сделал вид, будто переживает!" -- процедила сердито на собрании Луиза, глядя на некроманта так, словно он утопил ее любимую собаку. -- "Он же виноват во всем случившемся, неужели у него совсем нет сердца?!". Стоявшие поблизости адепты, как с боевого, так и со стихийного факультетов, причем среди них были и светлые, и темные, поддержали ее слова одобрительным ворчанием, а я, отметив про себя это единодушие, встречающееся столь редко, снова задумалась, не сошла ли я с ума, когда решила принять предложение некроманта, и чему именно он собрался меня учить.
   После собрания наш второй курс отправился на лекцию по теории магии, которая, как и в прошлом году, была общей для всех, но магистру Плинию так и не удалось сегодня привлечь внимание адептов, которое и в обычные дни было не ахти каким, а уж сегодня о нем и вовсе не могло быть никакой речи. Передние ряды аудитории, которые были ближе всего к преподавательской кафедре, остались пусты, на средних активно перешептывались, так что создавалось впечатление, что в помещение кто-то случайно занес мешок змей, а на задних вообще разговаривали совершенно свободно, не пытаясь понизить голос. Я сидела у стены, Бьянка загораживала меня от соседей сбоку, за что я была ей безгранично благодарна, и пыталась выстроить линию поведения моего недоброжелателя, попытавшегося убить меня столь оригинальным образом. Леннокс вчера подметил всё правильно, и списать на несчастный случай неисправность магического накопителя сил не получится. Пожалуй, всё же можно взять за основу предположение, что целью этой "диверсии" была именно я -- вряд ли убить хотели некроманта-отшельника, который сто лет вообще никому не показывался на глаза, или кого-то из адептов. Конечно, может быть, что кто-то из них -- Сид, Олаф, Жан или Марк -- является, скажем, принцем Шалевии или шпионом Валенсии, которого понадобилось убить, но это маловероятно. Про них четверых я ничего не знаю, зато точно знаю, что я королева с массой врагов. Так, и кто пытался меня убить? И, главное, по какой причине? Потому что я Этари, или потому что кого-то не устраивает моя персона на троне Вереантера? Поразмышляв и в задумчивости изрисовав пол-листа странными закорючками и завитушками, я решила, что дело всё же не в роде, из которого я происхожу. Будь это какие-нибудь ненавидящие Этари фанатики, они не стали бы организовывать все настолько тайно, а постарались раззвонить везде, где только можно, кто я на самом деле, чтобы окружающим стало понятно, что они не ни в чем не повинную адептку убили, а злобную ведьму-родственницу-самого-кровавого-архимага-в-истории. За подобное общество не то что не осудило, а, пожалуй, даже одобрило бы поведение тех, кто это устроил.
   Значит, дело в Вереантере. Ну, тут у меня может быть только одно предположение -- Лэнгстон. В то, что это Адриан может захотеть избавиться от неугодной супруги подобным образом, мне не очень верилось.
   Что ж, логику Лэнгстона тоже понять можно -- в Бэллиморе я всё время находилась в непосредственной близости от короля, и пытаться убить меня там было бы опрометчиво и сопряжено с большим риском. Сейчас, когда я далеко от Вереантера и архивампира, организовать подобное стало гораздо легче.
   Кстати, интересно, что там Арлион сейчас поделывает? Он же говорил мне, что собирается убить Лэнгстона; так, может, сейчас самое подходящее время, чтобы этим заняться? А то прошел уже почти месяц, а от него ни слуху ни духу. Ни новых массовых убийств, ни нападений орды зомби... Даже как-то скучно становится.
   Учебный день тянулся невыносимо долго, но, в конце концов, прошел и он. Единственное хорошее событие, которое сегодня произошло -- это то, что магистр Лэшел вернулся к своей предыдущей манере общения со мной, и это не могло не греть душу. Едва закончилось последнее занятие -- сегодня это была бытовая магия -- как я стремительно собрала свои вещи и первой вылетела из аудитории. За ужином я поскорее проглотила свою порцию, почти не чувствуя вкуса, и покинула столовую в сопровождении Люция до того, как большинство адептов перешли к травяному настою. На факультете некромантии мы поднялись к кабинету декана. Едва я постучала, как Леннокс сам открыл дверь.
   -- Значит, не передумали? -- вместо приветствия сказал он. -- Хорошо.
   Однако вместо того, чтобы впустить нас внутрь, некромант объявил:
   -- Идем в подземелье, -- когда мы с Люцием скептически переглянулись, тот раздраженно фыркнул. -- Да бросьте. Я один не представляю для вас двоих никакой угрозы, а в том, что я сегодня не провел в Академию своих сообщников, можете не сомневаться -- после вчерашнего другие магистры с меня глаз не спускают.
   Втроем мы спустились вниз. В отличие от наземных этажей, где горело множество светильников и было тепло, в подземелье царил классический полумрак, который всегда бывает в приключенческих романах, и было ощутимо холоднее. Леннокс, прихрамывая, провел нас к одной из дверей, которая была магически заперта, провел пальцем прямо по магическому плетению замка и шагнул в непроглядный мрак, открывшийся за дверью. Но уже через секунду просторное помещение осветилось всё теми же магическими светильниками, и я увидела, что мы попали в... покойницкую. Полкомнаты было заставлено прямоугольными столами, накрытыми простынями, как и тот стол, который был на памятном первом занятии по некромантии, и на каждом лежали амулеты, поддерживавшие замораживающее заклинание.
   -- Вы здесь раньше не были? -- уточнил Леннокс, увидев, как я беспокойно озираюсь. -- Здесь находятся те трупы, которые власти Адэра согласились отдать для обучения адептов, и здесь проходят занятия у адептов-некромантов старших курсов.
   Высокая худая фигура некроманта, облаченная в черный балахон, посреди мертвецов, да еще в холодном голубоватом свете казалась особенно устрашающей, и я невольно порадовалась, что пришла сюда с Люцием.
   -- Что ж, -- магистр, не подозревая, какое впечатление он сейчас производил на неподготовленного зрителя, облокотился на один из столов. -- Магия, о которой я вчера говорил, является специфической потому, что она представляет из себя синтез нескольких разделов -- некромантии, ментальной и боевой. На самом деле все разделы магии можно так или иначе смешивать друг с другом, однако большинство магов этого избегают, считая, что нельзя нарушать сложившиеся традиции, и каждый раздел магии должен существовать сам по себе. А я считаю, что всё это -- чушь полнейшая, и соединение разных типов плетений делает их сильнее и эффективнее, не говоря уже о том, как полезно использовать подобное боевым магам, ведь их противник не будет готов к тому, что на него сейчас обрушится.
   -- Я слышала об этом, -- осторожно сказала я, подумав об Арлионе и о том, что он никогда не боялся экспериментировать с плетениями.
   -- Итак, -- он скрестил руки на груди, не испытывая ни малейшего дискомфорта от того факта, что в нескольких сантиметрах от него лежит труп. -- Что же вам вчера было нужно сделать, чтобы защититься от призраков? Использовать заклинание рассеивания призраков, как это сделал я? Хороший ход, но это плетение не по силам адептке второго курса, да и энергии на такое количество призраков уходит очень много. Защитный амулет, вроде того, что был на магистре Лэшеле? Но у вас не было возможности накануне обратиться к магу-артефактнику, и вы остались без амулета. Обычные щиты не помогут. Тогда что?
   Подумав о том, с чего Леннокс начал урок, я предположила:
   -- Что-то из боевой или ментальной магии?
   -- Именно, -- кивнул он. -- Именно в этом случае я предложил бы соединить некромантию с ментальной магией. Боевую пока трогать не будем, потому что вам в первую очередь надо было просто уцелеть, а не побеждать призраков. Адептка, по-вашему, что это за плетение?
   Передо мной в воздухе замерцала абсолютно неизвестная мне структура -- в меру сложная, я бы запомнила ее довольно быстро, но с хитрыми сплетениями магических связок. Почувствовав внезапно вспыхнувший интерес, я обошла вокруг повисшего в воздухе плетения, пытаясь увидеть в нем хоть что-то знакомое. Наконец, после пяти минут разглядывания, я неуверенно предположила:
   -- Центральный контур напоминает плетение маскировки, но я не могу понять назначение остальных блоков.
   -- Очень хорошо! -- довольно воскликнул Леннокс, с неожиданной силой оттолкнулся от стола и подошел ближе. -- Вы правы, в своей основе это плетение маскировки. А вот эти связки, -- на его словах несколько магических нитей вспыхнули ярче, -- используются в некромантии при поднятии зомби, устанавливая контакт между некромантом и умертвием. Однако в этом плетении они, если можно так выразиться, "настраивают" плетение маскировки на зомби, и, следовательно, укрывшись им, маг становится невидим для зомби. Те перестают его видеть, чувствовать, и маг дальше способен решить, что делать дальше -- бежать или просто перебить всех умертвий.
   Медленно, шаг за шагом, я воссоздала это плетение и уставилась на него, вникая в слова некроманта.
   -- Значит, именно это плетение защищает только от зомби?
   Вместо ответа Леннокс наполнил свое плетение энергией... и вдруг исчез. Я успела удивленно ахнуть, и тут прямо из ниоткуда раздался его голос:
   -- Поскольку в основе лежит обычное плетение маскировки, от живых людей оно тоже укрывает, -- так же внезапно некромант возник на том же самом месте, и схема снова замерцала перед ним. -- Чтобы спрятаться от духов, стоит добавить дополнительные элементы, -- в структуру вплелись новые связки. -- От перевертышей с их обонянием -- еще несколько, -- добавилось еще несколько блоков. -- Есть специальные связки от вампиров, -- плюс еще несколько. Люций за моей спиной уважительно хмыкнул. -- Есть от нечисти, -- плетение уже больше напоминало клубок запутанных нитей, который я своими силами ни за что бы не смогла удержать целиком: моих умений было бы явно недостаточно. Леннокс же оставался совершенно спокойным, словно ничего особенного не происходило. -- И вот если всю эту эту структуру наполнить энергией, вы получите, пожалуй, самую надежную маскировку, которую только можно себе представить. Захотите спрятаться от кого-нибудь еще -- просто добавьте еще несколько необходимых элементов. Тут кроме основ даже ничего специально заучивать не надо, все можно самому создать. Вот есть еще от диких зверей -- у них это плетение перебивает нюх. Но, насколько мне известно, на олльфаров это всё равно не действует, потому что они просто развеют магическую структуру...
   Он продолжал говорить, а плетение все продолжало обрастать новыми деталями, как затонувший корабль -- моллюсками. Я потрясенно уставилась на магистра, потом спохватилась и торопливо захлопнула рот. С ума сойти! Каким же талантом нужно обладать, чтобы мало того, чтобы все это просто удерживать, так еще и придумать это самостоятельно! Да если бы я сейчас это своими глазами не увидела, сказала, что на подобное способны только архимаги!
   -- Я всё это сразу не запомню, -- выдохнула наконец я, когда ко мне вернулась способность говорить.
   -- Запомните, -- отмахнулся Леннокс. -- По отдельности вы все эти связки за полчаса выучите, а потом просто будете присоединять только те, которые вам понадобятся в конкретной ситуации.
   Наконец он махнул рукой, и структура развеялась.
   -- Итак, поскольку мы начали с некромантии, обратимся непосредственно к ней. Адептка, можете поднять где-то с пяток зомби?
   Я обреченно вздохнула -- эта часть некромантии упорно вызывала у меня отвращение с тех пор, как мне стало известно, что Арлион обратил в умертвий половину целого города -- но деваться было некуда, и минут через пятнадцать в подземелье стояли пять оживших мертвецов. На их безразличные лица и серую кожу со следами разложения я старалась не смотреть.
   -- И как только Раннулф Тассел смог воскресить Арлиона, если от него за сто лет должны были остаться только кости! -- от этого восклицания вполголоса я всё же не удержалась, когда на руке одного из трупов разглядела выглядывавшую из прогнившего мяса кость, и меня передернуло от омерзения. -- И ведь не просто зомби поднял, а оживил по-настоящему!
   И хотя я не столько говорила, сколько бурчала себе под нос, Леннокс меня всё равно услышал.
   -- Пусть он и оживил его, это только на время, -- спокойно отозвался он, и я удивленно покосилась на некроманта: любого другого мага упоминание Арлиона Этари всуе точно выбило бы из душевного равновесия, а этот и глазом не моргнул. -- К сожалению, по-настоящему воскрешать из мертвых умеют только вампиры. Раннулф предпринял неплохую попытку и действительно вернул Арлиона в наш мир, но он не смог бы полноценно привязать дух Арлиона к миру живых. Так что дни архимага уже сочтены, и вскоре связь с его телесной оболочкой распадется, и Арлион вернется обратно к Видару.
   От неожиданности я едва не выпустила плетение подчинения из-под контроля.
   -- Что?.. -- сил хватило только на то, чтобы выдохнуть эту фразу. -- Как?!
   -- Вы не знали? -- удивился Леннокс. Я ошарашенно покачала головой, и даже Люций изобразил на лице недоумение. -- Надо же, а я думал, что это и так очевидно. Только вампиры могут оживлять людей, ведь им позволяет это делать Хель. У прочих рас нет такой власти, и даже Раннулф Тассел при всех его талантах не смог бы прыгнуть выше головы. Адептка, да вы никак расстроились?
   -- Вот еще, -- буркнула я, чувствуя, что кривлю душой. Хотя почему меня это беспокоит? Какое мне дело до того, что Арлиону недолго осталось ходить по этой земле? -- Он уже столько натворил за последние месяцы, что сочувствовать тут сложно.
   -- Тогда вернемся к занятию. Итак, сейчас я заберу ваших зомби под свой контроль и отпущу их. Ваша задача -- использовать нужное плетение, чтобы они на вас не набросились. Понятно?
   -- Вполне.
   -- Но, поскольку с этим у вас проблем не возникнет, после этого вы будете по очереди присоединять к плетению другие блоки и связки, одновременно удерживая маскировку против зомби. Нарушится концентрация хоть раз -- плетение распадется, и умертвия атакуют. Да, и вашему телохранителю лучше не вмешиваться.
   -- Умеете вы мотивировать адептов, -- напряженно буркнула я, оценив предложенные перспективы и нервно оглядываясь. Повинуясь команде некроманта, зомби медленно обступили меня по кругу, готовые напасть в любую минуту.
   -- Я же говорил, что лучше всего учиться сразу на практике, -- откликнулся Леннокс, и в его улыбке мне почудился откровенный садизм. -- Так что приступим.
  
   ***
   Из подземелья я в результате уходила, едва передвигая от усталости ноги; тело ныло, и завтра наверняка появится множество синяков. Конечно, с первой попытки у меня ничего не получилось, и зомби на меня в итоге набрасывались неоднократно, так что мне даже посреди занятия пришлось пустить в ход кинжалы. Тем не менее, никаких увечий мне не нанесли, и Люций оставался совершенно спокоен, хотя досталось мне порядочно. Но чувство глубокого удовлетворения не позволило мне упасть плашмя посреди коридора, и до своей комнаты я дошла без посторонней помощи. Люций вежливо попрощался со мной у двери и ушел к себе, а я устало зашла внутрь. Бьянка сидела в кровати с книгой, уже в ночной рубашке и с распущенными влажными волосами. При моем появлении она оторвалась от страниц, а затем синие глаза на хорошеньком лице растерянно расширились:
   -- Ты что, подралась с кем-то?!
   -- Нет, -- я скинула фиолетовый балахон и в последний момент прикусила язык, чтобы не добавить, что досталось преимущественно мне, а не зомби. Незачем никому знать о том, чем я теперь занимаюсь по вечерам, даже Бьянке. -- Не обращай внимания.
   Она в первый момент упрямо закусила губу, но потом вздохнула.
   -- Как скажешь. Только я всё равно вижу, что с тобой происходят странные и опасные вещи, а ты всё пытаешься делать вид, будто так и должно быть!
   -- Дело не в том, что я тебе не доверяю, -- я села на кровать, поморщилась, когда излишне резкое движение затронуло один из ушибов, и тот отозвался болью во всей руке, и принялась стягивать сапоги здоровой рукой. -- Просто...
   -- Просто не хочешь меня впутывать, я знаю, -- перебила меня Бьянка. -- Ты не в первый раз так поступаешь. Но я хочу тебе помочь, ведь то, через что тебе сейчас приходится проходить, нельзя пережить в оди...
   Она не договорила, и я закончила фразу за нее:
   -- В одиночку? -- та не ответила, и я позвала. -- Бьянка?
   Ответом было по-прежнему молчание, и только тогда я сообразила оторваться от сапог и поднять голову. Прорицательница продолжала сидеть на кровати, забытая книга свалилась на пол, но девушка этого даже не заметила -- широко раскрытыми глазами с сузившимися зрачками она смотрела куда-то в стену напротив, хотя точно не видела ничего из окружавшей ее обстановки. Уже зная, что происходит, я поднялась на ноги и, позабыв про усталость, подошла ближе и присела на край кровати, дожидаясь, пока Бьянка досмотрит видение до конца. Ну, что там будет на этот раз? Очередное предсказание, что меня попытаются убить таинственные недоброжелатели?
   Через пару минут прорицательница моргнула, ее зрачки снова приняли нормальный размер. Увидев рядом с собой меня, она улыбнулась и устало запустила руку в длинные каштановые волосы.
   -- К этому начинаешь привыкать, -- задумчиво сказала она. Ни тревоги, ни испуга я не заметила и мысленно перевела дух -- кажется, новых нападений в ближайшее время не ожидается. Как оказалось, мои чувства в тот момент были прекрасно написаны у меня на лице, потому что Бьянка вдруг понимающе усмехнулась:
   -- Не волнуйся, на этот раз ни хищников, ни неизвестных в капюшонах и с ножами. Нет, это касалось меня, -- она откинулась на подушку и обескураженно нахмурилась. -- Вот только что это значит?.. Такого не бывало раньше... Откуда мы там взялись?.. И кто это вообще был? Лицо знакомое, я, кажется, его уже где-то встречала... -- она внезапно посмотрела на меня, и в ней произошла стремительная перемена -- растерянность сменилась искренним удивлением, а потом Бьянка прищурилась. -- Корделия, ты в ближайшее время собираешься покинуть Академию?
   -- Нет.
   -- Тогда я совсем ничего не понимаю, -- мрачно заявила она, решительно положила подушку горизонтально и до подбородка накрылась одеялом. -- Почему по этим видениям никогда не поймешь, о каком времени именно идет речь?! Что я теперь должна думать -- что это будет через год? Или два? -- заметив, что я продолжаю молча смотреть на нее, Бьянка вздохнула и более спокойным тоном сказала. -- Не волнуйся. Там не было ничего плохого. И тебя я видела только мельком. Просто не могу понять -- на Академию то место не было похоже.
   Больше я ничего от нее не добилась и отправилась отмываться. Поведение прорицательницы меня слегка озадачило -- видения у нее случались и раньше, но сейчас Бьянка казалась странно смущенной, а не встревоженной. Но, в конце концов, раз увиденное касалось только ее, едва ли я имею право вмешиваться в ее жизнь и требовать поделиться подробностями. Захочет -- сама расскажет. А мне пока стоит еще вспомнить выученное плетение и подготовиться к следующему занятию. Леннокс обещал, что в следующий раз будет еще сложнее...
  

Глава 10

  
   В подобном темпе незаметно пробежал целый месяц. Осень за окном окончательно вступила в свои права, и учебная жизнь шла своим ходом. После смерти Сида никаких трагедий больше не происходило, Леннокс, с которым ректор провел воспитательную беседу, начал вести занятия в более привычном и безопасном режиме, и злые шепотки за его спиной постепенно начали стихать. На меня саму больше никто не покушался, преподаватели окончательно смирились с моим присутствием в Академии, и я смогла с головой уйти в учебу. Однообразный распорядок дня этому только способствовал, и, поскольку я проводила всё свое свободное время за книгами и на тренировках, у меня просто не оставалось возможности мучить себя тяжелыми мыслями. А повод для них был -- за прошедший месяц Адриан так и не дал о себе знать и продолжал упорно игнорировать мое существование. И если поначалу я продолжала мучиться ощущением вины, то через пару недель его начал сменять медленно зарождавшийся гнев. Какого демона, в конце концов? Ну, я виновата, и я никогда этого не отрицала, но это же не повод просто позабыть обо мне, словно меня никогда не было!
   Распорядок моего дня вскоре сложился определенным образом. До завтрака мы с Люцием полтора часа тренировались на сардах, потом по расписанию проходил учебный день, а сразу после ужина я спешила на факультет некромантии на занятие к Ленноксу. К слову, то, что почти все занятия ему теперь приходилось вести сугубо в аудиторной обстановке, почти не прибегая к настоящей практике и полевым условиям, сказалось на наших дополнительных встречах: создавалось впечатление, будто Леннокс решил отыграться за всех адептов на мне одной. На занятиях он гонял меня так, что до общежития я добиралась с трудом, что мне очень напоминало те дни, когда я обучалась у Грейсона в Госфорде. Но должна признать: несмотря на синяки и шишки, за этот месяц я узнала очень много всего нового. Как вскоре выяснилось, Леннокс оказался сведущ в самых разных областях магии и помимо некромантии отлично разбирался в магии ментальной и боевой, и меня он предпочитал обучать всему понемногу. По сути, то, чем мы занимались, было необычным соединением всех трех разделов, и главный принцип, которому некромант взялся меня обучить, -- это научиться представлять себе, какого эффекта можно добиться смешением двух и более совершенно разных плетений или заклинаний. Эффект зачастую получался совершенно невероятным, хотя и не всегда предсказуемым. И я вынуждена признать -- не все плетения, которые показывал мне Леннокс, были гуманными и подходили для, если можно так выразиться, "честного боя". Чего стоило одно плетение (кстати, целиком из области некромантии), насылавшее на противника чуму, причем развивавшуюся с такой скоростью, что человек мог умереть в течение нескольких минут... Или часа, если магу захотелось бы продлить его муки... К счастью, подобные заклинания мы проходили только в теории, и Леннокс никогда не выдвигал предложения потренироваться на ком-нибудь из адептов. Но, несмотря на его глубокий цинизм и весьма своеобразное представление о том, что хорошо и что плохо, я вскоре поняла, что именно эти занятия увлекали меня более всего. Остальные -- боевая и защитная магия, травоведение, основы целительства, бытовая -- шли своим ходом, но именно на вечерних занятиях с Ленноксом мне было по-настоящему интересно. Возможно, из-за оригинальности преподавания, возможно, из-за смелости суждений магистра, или потому, что некромант оказался настоящей кладезью познаний из самых разных областей, но эти встречи были настолько захватывающими... На первой неделе мы встретились дважды, на второй -- трижды, а потом я незаметно для себя начала приходить на факультет некромантии каждый вечер. Со стороны Леннокса не последовало никакого недовольства, и мы начали встречаться ежедневно. В его отношении ко мне не было той отчужденности, с которой большинство преподавателей смотрело на меня сейчас, а уж на то, что я Этари, магистру и вовсе было глубоко наплевать. Честно говоря, не знаю, почему его так захватил процесс моего обучения... но, с другой стороны, какая разница? Он учил меня вещам, которые нашим преподавателям и в голову бы не пришли, потому что разученные нами плетения больше подходили для каких-то экстренных ситуаций, а не для повседневного использования... И я очень подозревала, что именно такие знания мне в дальнейшем и пригодятся.
   У моих друзей жизнь тоже текла своим ходом. У тех, кто находился в Госфорде, дни проходили достаточно однообразно, а Кейн и Оттилия недавно вернулись в родовое имение фон Некеров, пробыв в Шалевии около трех недель. Шалевийскому обществу и, в частности, родственникам Кейна пришлось смириться с появлением вампиров, но надолго молодые люди там не задержались и сейчас, кажется, собирались отправиться в новое путешествие.
   День, когда сложившийся порядок вновь оказался нарушен, начинался как обычно. За утренней болтовней с Бьянкой последовал завтрак, потом -- травоведение... В середине дня у нас шла некромантия, на которую наша группа ходила уже более спокойно, поскольку ничего опасного Леннокс больше не предлагал -- вместо этого мы прилежно конспектировали теоретическую часть и время от времени практиковали какие-нибудь плетения. В середине занятия, когда мы как раз закончили объяснение новой темы и должны были перейти к практике, дверь в аудиторию внезапно распахнулась, и внутрь вошло сразу несколько человек. Впереди были ректор Кириан, Вортон, а затем я внезапно узнала двух архимагов из Совета Темных магов, которых уже видела мельком и в Академии, и в оранморском королевском дворце во время практики. Лица у всех четверых были настолько мрачными, что мы -- адепты -- машинально замерли на своих местах, буквально боясь пошевелиться. Снотра, что там снова произошло? Опять кого-то в жертву принесли?
   -- Адепты, ваше занятие на сегодня закончено. Можете быть свободны, -- отрывисто приказал Вортон, и я только сейчас обратила внимание, что новоприбывшие не сводили глаз с Леннокса, словно... видели в хромом магистре серьезную угрозу.
   Однако некроманта это пристальное внимание нисколько не смутило, и он невозмутимо заметил:
   -- Вынужден с вами не согласиться, магистр. У нас важная тема, которую адептам предстоит сдавать на грядущем экзамене, и потому...
   -- Не могу только понять, почему эта проблема так беспокоит вас, -- с ударением на последнем слове холодно отрезал один из архимагов. -- Видите ли, буквально этим утром нашему Совету Темных магов случайно стало известно, что магистр Леннокс Террин умер два месяца назад. Умер в той самой отдаленной деревне, в которой прожил последние несколько десятков лет, и там же был похоронен. Так что, уважаемый, не будете ли вы так любезны просветить нас, кто же вы такой?
   Среди одногруппников пронесся изумленный вздох. Я в полной растерянности смотрела на некроманта и попросту не знала, что думать. Нет, Люций, конечно, не раз за это время обращал мое внимание, что мой новый учитель не так прост, как кажется, но подобного поворота событий я совсем не ожидала...
   -- Что ж, -- Леннокс (или кто это был на самом деле?) улыбнулся. В отличие от напряженных магов, он оставался расслабленным и даже каким-то безмятежным. -- Признаюсь, я ожидал этого разговора несколько позднее.
   -- По решению Совета вы помещаетесь под стражу, -- вперед выступил второй темный архимаг. -- Послезавтра состоится собрание магов, на котором будет разбирательство.
   Леннокс с трудом поднялся на ноги и взял в руку посох, а затем обернулся к нам. Пару секунд полюбовался на наши ошарашенные лица, усмехнулся и совершенно спокойно сказал:
   -- Что ж, тогда эта тема остается на ваше самостоятельное изучение.
   Затем он, хромая, подошел к двери, и под конвоем архимагов -- худой магистр был выше их всех на целую голову -- без какого-либо сопротивления его увели. Вортон же мрачно сказал:
   -- Все свободны. Некромантии у вас в ближайшее время, по всей видимости, не будет, -- и вышел следом за остальными.
   Едва за магами закрылась дверь, как в аудитории поднялся шум, что было не так просто устроить, учитывая, что в ней сидело всего четыре человека и я сохраняла молчание. Жан, Марк и Олаф принялись обсуждать происшедшее, выдвигая самые разные предположения и стараясь перекричать друг друга, а я собрала свои вещи и вышла в коридор, где дежурил Люций. Выслушав меня, вампир помрачнел, но сильно удивленным не выглядел.
   -- Осталось только выяснить, связано ли его появление в Академии лично с вами, -- только заметил он.
   Я исподлобья покосилась на него.
   -- Ты же на самом деле не думаешь, что его прислали убить меня.
   -- Если бы он хотел вас убить, то сделал бы это давно, возможности у него были. Он и впрямь очень одаренный маг, и я не уверен, что смог бы стать ему серьезной помехой, -- задумчиво сказал Люций. -- Но, может, ему вовсе не ваша смерть нужна?
   Новости по Академии разносились быстро, и уже через час все факультеты были оповещены о том, что новый декан некромантов -- лжец, шпион и убийца, выдававший себя за совершенно другого человека. Особую пикантность всей истории придавал тот факт, что никто не имел понятия, кто же скрывался под личиной Леннокса на самом деле, и адепты выстраивали самые невероятные догадки, но ни одна из них не смогла бы удовлетворить человека, мыслящего более или менее логически. Нас же -- свидетелей происшедшего -- отлавливали в коридорах и уговаривали подробно рассказать, как произошел арест мага, причем даже светлые в этот день напрочь позабыли о своей неприязни к темным и очень вежливо просили поделиться деталями. Сразу после обеда я поспешила вернуться в общежитие, надеясь пересидеть остаток перерыва там, но в комнате меня уже ждала Бьянка, которая тоже хотела узнать, что же произошло. Отказать ей я не могла и принялась в десятый раз пересказывать случившееся. Прорицательница выслушала меня, не перебивая, но высказать свое мнение не успела: внезапно я ощутила, как нагрелось в кармане зеркало-артефакт. Бьянка понимающе пожала плечами, а я вытащила разговорный амулет и мельком успела подумать, что сейчас придется пересказывать ту же самую историю в одиннадцатый раз. Но, едва я его открыла, эта мысль напрочь вылетела из моей головы: из зеркала на меня смотрела очень бледная Оттилия, и у нее было такое по-настоящему испуганное лицо, что мне сразу стало не по себе. Неужели с Кейном что-то случилось?..
   -- Все живы? -- выпалила я прежде, чем она успела хоть что-то сказать.
   -- Что?.. -- она моргнула, а затем кивнула, но как-то слишком резко. -- Да, с нами всё хорошо. Корделия, я должна тебя предупредить. Помнишь "Восстановителей Справедливости", которые терроризируют Ферману с лета?
   -- Их сложно забыть, -- недоуменно пробормотала я.
   -- Вчера на лорда Лэнгстона было совершено покушение в его собственном замке, и организовали его именно эти "Восстановители". Сам лорд не пострадал, а убийцы не смогли скрыться, но их не удалось захватить живыми... Корделия, у одного из них было обнаружено письмо с твоей подписью, что именно ты подстрекаешь Ферману к бунтам и приказала убить Лэнгстона, поскольку он мог бы тебе помешать.
   -- Ч-что? -- голос прорезался не сразу, так что я начала заикаться.
   -- Я знаю, что ты сейчас скажешь, что письмо, почерк можно подделать, -- Оттилия говорила торопливо и на пониженных тонах и всё время нервно оглядывалась по сторонам, словно боялась, что кто-то может ее услышать. -- Но там еще нашли твое помолвочное кольцо. То самое, которое все королевы Вереантера получали вместе с предложением руки и сердца, и в письме было сказано, что это оплата за услуги убийц. Откуда оно могло там взяться?
   Я опустилась на кровать, поскольку ощутила, что ноги попросту отказывались меня держать. Мимоходом оторвавшись от зеркала, я обнаружила, что Бьянка таращится на меня широко распахнутыми глазами с выражением глубокой растерянности, а потом снова посмотрела на Оттилию, ожидавшую моего ответа.
   -- Я этого не делала, -- слова прозвучали подобно оправданию маленького ребенка, клянущегося, что не он съел последнюю конфету или разбил любимую безделушку матери, но ни на какие изыски красноречия я сейчас не была способна. На меня навалились одновременно два чувства -- тяжкое, почти болезненное недоумение и ощущение надвигающейся беды. Оттилии было несвойственно нагнетать обстановку и, если у нее сейчас такое лицо, дела мои плохи, как никогда.
   -- Я знаю, что это не ты, -- она заговорила еще быстрее, а ее взгляд снова забегал по сторонам. -- Я знаю тебя, и ни Кейн, ни я не верим, что это устроила ты. Но улики слишком неоспоримы, а Лэнгстон сразу же после случившегося сообщил о провалившейся попытке покушения во дворец. После всего, что эти "Восстановители Справедливости" натворили, проигнорировать его обращение было бы невозможно.
   -- Но какой в этом смысл? -- припомнив, как действовали эти "Восстановители" летом, я нахмурилась. Даже растерянность отошла на второй план, а голова внезапно снова согласилась думать. -- Если они действуют от моего имени, то на кой демон надо было устраивать беспорядки, используя как повод мое появление в Вереантере?
   -- Отвлекающий маневр? -- неуверенно предположила Оттилия. Она слушала меня вполуха, и я заподозрила, что плохие новости на этом еще не закончились.
   -- И что? -- эти слова я выдавила из себя сквозь крепко стиснутые зубы. Ох Лэнгстон, всё-таки нашел способ вырыть мне могилу...
   -- Адриан приказал арестовать тебя, -- выпалила Оттилия, и я, позабыв о Лэнгстоне, с изумлением воззрилась на нее. -- Это произошло буквально только что, я случайно подслушала, как отец говорил об этом Александру. Корделия, они собираются отправить за тобой отряд стражи, чтобы доставить тебя в Бэллимор, и...
   -- Когда?! -- выкрикнула я, даже не заметив, как снова очутилась на ногах.
   -- Прямо сейчас.
   Ничего не ответив и даже не попрощавшись, я резко захлопнула зеркало, а затем в близком к панике состоянии покрутила головой по сторонам, словно пыталась найти видимый выход из беды, в которую только что попала. Обвинение в государственной измене... Приказ поместить меня под стражу... Арест и отправка в столицу под конвоем... Перед глазами замельтешили воспоминания того, другого случая, когда от меня точно таким же способом попытались избавиться, когда решили, что я больше не нужна... Нет, нет, нет... Этого не может происходить взаправду, меня не могли во второй раз заставить пройти через то, через что я прошла два года назад! Что делать, что делать? Как мне доказать, что я не организовывала заговоров и не пыталась убить советника, которого оклеветала в глазах Адриана месяц назад? Оттилия права, если почерк еще можно подделать, то это кольцо... Я ведь помню, что оставляла его в Бэллиморе, и в мое отсутствие с ним могло произойти что угодно. И как я должна поступить теперь? Дождаться стражи в безумной надежде, что Адриан соизволит выслушать меня и, возможно, мне даже удастся его убедить?!
   -- Корделия, -- раздался за моей спиной негромкий голос, и я остановилась, с удивлением обнаружив, что все это время металась по комнате, словно загнанный в угол дикий зверь. Обернувшись, я увидела перед собой Бьянку, а затем ощутила, как левую щеку словно обожгло -- несильно, но чувствительно. Медленно дотронувшись пальцами до лица, я недоуменно посмотрела на прорицательницу, которая продолжала держать руку на весу и явно собиралась отвесить мне еще одну пощечину, если я не приду в себя.
   Дожили. Теперь уже скромная тихоня-светлая приводит меня в чувство посредством оплеух...
   Вместе с этой мыслью ко мне наконец-то вернулась способность соображать.
   -- Очнулась? -- тяжело дыша, осведомилась Бьянка; казалось, что в один-единственный удар она вложила все имевшиеся у нее силы. -- Теперь ты можешь рассуждать адекватно? И потуши свои глаза, а то, не приведи Вар, сюда кто-нибудь зайдет и увидит!..
   В голове слегка прояснилось. Ладно. Сейчас главное -- отказаться от чувств, запереть все эмоции и позволить разуму руководить всеми моими действиями. Не поддаваться панике. Не думать о том, почему так все произошло и кто в этом виноват, на это время еще будет. Сейчас главное -- понять, как из этой ловушки выпутаться.
   Я глубоко вздохнула, отгоняя эмоции на задний план.
   -- Могу. Я уезжаю из Академии.
   -- Прямо сейчас? -- Бьянка опустила руку.
   -- Ты же слышала Оттилию, -- я усмехнулась, холодно и горько. -- В ближайшее время меня попытаются арестовать. И, что ни говори, а, находясь под стражей, я не смогу найти доказательства своей невиновности и добраться до того, кто это устроил.
   И, не дожидаясь реакции подруги, я в два широких шага очутилась возле двери и дернула ручку.
   -- Люций, зайди, пожалуйста! -- голос звучал спокойно и деловито, и самой себе я теперь напоминала ледяную статую, у которой нет ни сердца, ни способности переживать.
   Едва высший вампир вошел в комнату, как я установила Полог Тишины и в двух словах, сухо и строго по делу, передала ему наш разговор с Оттилией, а затем добавила, что именно собираюсь теперь делать. На лице Люция на какую-то долю секунды промелькнуло удивление, смешанное с сочувствием, а после этого он невозмутимо осведомился, сколько у нас осталось времени.
   -- Раз Оттилия сказала, что стражу отправили только что, а переговоры с Академией на создание портала много времени не займут, то не более получаса, -- прикинув, сказала я. Еще хорошо, что обман Леннокса раскрылся именно сегодня, и, следовательно, Кириану сейчас не до вампиров с их политическими заговорами.
   -- Я вернусь к себе собрать вещи, это займет не более десяти минут, -- с той же потрясающей выдержкой, которая всегда меня поражала, сообщил Люций. -- А после этого распоряжусь на конюшне подготовить наших лошадей. Вы намерены поставить в известность о ваших планах руководство Академии?
   -- На это нет времени, -- отрицательно качнула я головой. Люций, не тратя времени, исчез за дверью, а я достала из шкафа сумки и начала торопливо собирать в них вещи.
   Первую минуту Бьянка стояла, не шевелясь, и я, не видя ее лица, была уверена, что она сейчас пристально наблюдает за мной, не зная, какой вопрос задать первым. Но, подняв на секунду голову, я с удивлением отметила, что Бьянка смотрит куда-то в сторону с таким выражением, словно она мучительно принимала какое-то решение. Затем, не сказав ни слова, она подбежала к шкафу, достала оттуда дорожный мешок, с которым она, должно быть, приехала в Академию, и начала решительно вытаскивать с полок свою одежду. Увиденная картина так поразила меня, что я на секунду даже отвлеклась от сбора собственных вещей.
   -- Что ты делаешь?
   -- Я еду с вами, -- коротко ответила она, доставая со дна сумки несколько книг и небрежно отбрасывая их на кровать. Судя по ярким обложкам, это были любовные романы.
   -- Ты спятила? Мы же не на увеселительную прогулку едем! Меня теперь за случившееся вообще казнить могут!
   -- Если тебе станет от этого легче, я еду с тобой не из благородства, -- по-прежнему не обращая на меня никакого внимания, Бьянка принялась укладывать в сумку чистые рубашки. -- Помнишь, у меня месяц назад было видение? Теперь я понимаю, к чему оно относилось. Я должна поехать с тобой. Это важно и для всей моей будущей жизни, и тебе понадобится моя помощь, -- отвлекшись на секунду, девушка недовольно посмотрела на меня. -- Ну, чего ты ждешь? Сама же говорила, что у нас не больше получаса!
   Я наконец-то очнулась и торопливо вернулась к сборам. Бьянку можно было бы попробовать отговорить... Но на это сейчас у меня попросту не было времени. Если удастся благополучно выбраться из Академии и добраться до какого-нибудь города, там уже можно будет предложить Бьянке вернуться либо домой, либо в Академию, поскольку у меня, насколько я могла судить, грозила начаться развеселая непредсказуемая жизнь, полная опасностей, и втягивать в нее посторонних мне не хотелось. Люций -- понятно, его помиловали только благодаря моему вмешательству, и возвращаться в Вереантер ему сейчас попросту нельзя, но вот Бьянка... И кто бы вообще мог подумать, что в критическую минуту в ней просыпаются такая твердость и уверенность в собственной правоте?
   Собрав вещи (а я еще и вооружилась сардами), мы вместе вышли из комнаты. Из отпущенных нам по моим прикидкам получаса прошло уже минут двадцать. Адепты, попадавшиеся нам по пути, смотрели на нас удивленно, но мы не обращали на них никакого внимания и целенаправленно спустились на первый этаж, и выбежали на улицу. Так же беспрепятственно мы пересекли академический двор -- пустынный из-за того, что большинство адептов всё еще были на обеде, да и сегодняшняя сырая погода не располагала к прогулкам. Люций уже ждал у конюшни с двумя оседланными лошадьми. Появление Бьянки застало его врасплох, но, поняв все правильно, он исчез за дверями конюшни, и Бьянка побежала следом -- выбрать лошадь. Надеюсь, Академия простит нас за эту вынужденную кражу... А даже если не простит, то наплевать, не до того сейчас. Я же принялась закреплять сумки на Скарлетт, у седла, и лишь в самый последний момент заметила, как во дворе появились новые лица. Уж не знаю, откуда они вышли -- из центрального корпуса или же из флигеля, где располагался боевой факультет, но только я внезапно увидела, что к нам приближался отряд солдат, впереди которого шел Вортон, который был мрачнее тучи, а рядом с ним я вдруг узнала Генри, старшего брата Оттилии. Мда, чуть-чуть не успела...
   -- Я польщена, лорд фон Некер, -- процедила я, когда они подошли близко и остановились в паре метров от меня. Лица низших вампиров были непроницаемыми, Вортон смотрел угрюмо, а Генри мне показался несколько смущенным. -- Помнится, в прошлый раз арестовать меня отправили всего лишь капитана стражи. А в этот раз -- вампира, возглавляющего всю Тайную Службу Вереантера? Моя самооценка растет буквально на глазах.
   Демон, ну что ты тут будешь делать? Попытаться ввязаться в бой? Вортон-то, предположим, вмешиваться не будет, но вот справимся ли мы с Люцием со всеми остальными?
   Однако прежде, чем мои мысли успели оформиться в какие-то определенные намерения, снова что-то изменилось. По всему двору пролетел какой-то магический всплеск, разрывающий осеннюю влажную серость, и в ту же секунду все вампиры, стоявшие передо мной, с дружными стонами схватились за головы, сгибаясь пополам или же вовсе падая на колени, словно их виски сжимали в невидимых тисках. Ментальное давление продолжало безжалостно усиливаться, и один за другим вампиры начали то ли без чувств, то ли вовсе замертво оседать на землю. Когда почти вся группа оказалась на земле, за ними я смогла увидеть высокую худощавую фигуру в развевающемся черном балахоне, направлявшуюся к нам, и не сразу узнала в ней... Леннокса.
   Нет, это был он, никаких сомнений... Но в нем что-то неуловимо изменилось, и эта перемена меня поразила.
   Первое -- он был без посоха и шел через двор стремительно и уверенно, а от его хромоты не осталось и следа. И второе -- я больше не видела перед собой просто магистра некромантии, который временами бывал циничен, но всё же я воспринимала его просто как преподавателя со своими причудами. Сейчас он производил действительно очень мощное впечатление холодным взглядом острых, как бритва, глаз; черты его лица заострились и стали как будто хищными, и магистр словно помолодел на пару десятков лет, хотя морщины и седина никуда не исчезли.
   А от последующей сцены я и вовсе лишилась дара речи. При виде лже-Леннокса, которого не далее, как сегодня утром арестовали, и уж точно архимаги не отпустили бы его сейчас на улицу проветриться и подышать свежим воздухом, Вортон весь побагровел и одно за другим сплел несколько сложных заклинаний, которые как пить дать проходили только адепты последних курсов. Я была уверена, что после этой атаки Леннокса, или кто это был на самом деле, можно будет смело транспортировать в лазарет, но вместо этого некромант использовал серию защитных плетений, виртуозно отбив все боевые чары Вортона, а затем, насмешливо улыбнувшись, молниеносно сформировал несколько незнакомых мне структур. От трех Вортон еще успел отбиться, но четвертая оказалась ему не по силам... и я даже не поняла, как это произошло, но раздался громкий хлопок, боевика окутало какой-то дымовой завесой, а потом он без движения рухнул на землю и больше не шевелился. Привлеченные шумом, на улицу выскочили Бьянка и Люций и изумленно застыли, обозревая двор, на котором еще пять минут назад было пусто, а сейчас лежала куча тел.
   -- И что застыли? -- раздраженно осведомился некромант, словно не он только что за считанные секунды одолел в настоящем бою декана боевого факультета, не получив и царапины, и направился к конюшне. -- Раз не собираетесь их добивать, тогда поехали. Я, например, могу придумать миллион способов времяпрепровождения, которые покажутся мне интереснее, чем сидеть под замком и отвечать на идиотские вопросы.
   Его слова привели нас в чувство. Некромант скрылся за дверями, Люций начал быстро закреплять сумки Бьянки, а я заметила среди тел какое-то движение и шагнула вперед. Единственным вампиром, остававшимся в сознании, оказался Генри фон Некер -- будучи высшим вампиром, он обладал повышенной устойчивостью к магическим атакам, и потому не отключился. Взглянув на него, я поняла, что вампир вполне отдавал себе отчет в происходящем, и подошла ближе. При виде меня Генри открыл рот в попытке что-то сказать, но я его остановила:
   -- Не стоит, у нас мало времени. Передайте Адриану... -- в этот момент горло внезапно перехватило, и мне невольно пришлось сделать паузу, чтобы продолжить. -- Передайте королю, что я не имею никакого отношения к заговорщикам и найду способ это доказать. А еще скажите, что его величество может считать себя свободным от любых обязательств по отношению ко мне... и пусть передает привет леди Мальдано, -- последние слова я вовсе не планировала произносить вслух, но меня уже понесло. Растерянность, которую я пережила в первые минуты после предупреждения Оттилии, начала переоформляться в настоящую злость. Раз он не хочет мне верить -- не надо. Я заставлю его это сделать... а потом просто исчезну из его жизни. Всё просто.
   Почему-то мои слова оказали на Генри очень сильное воздействие: -- он даже сделал попытку сесть и с усилием заговорил, хотя я видела, что боль от заклинания до сих пор не ушла:
   -- Ваше Величество, подождите. Вы всё не так поняли...
   -- Как раз я всё поняла правильно, -- я холодно улыбнулась, развернулась и шагнула к своим спутникам, закончившим приготовления. Вчетвером мы сели на лошадей, а затем Леннокс каким-то эффектным заклинанием попросту выломал ворота, которые на моей памяти всегда были заперты, и все вместе мы покинули пределы Академии.
  

Глава 11

  
   Не делая остановок и нигде не задерживаясь, мы смогли в предельно короткий промежуток времени добраться до городских ворот и покинуть Адэр. Еще час мы скакали без передышки по основному тракту, ведущему на восток, к границе с Валенсией, а затем съехали на второстепенную дорогу и еще пару часов ехали по ней, уже в более спокойном темпе. Но потом, когда на землю начали спускаться ранние осенние сумерки, я наконец-то объявила о привале. Съехав с дороги, мы углубились в редкую рощу, тянувшуюся вдоль тракта, в поисках полянки поприличнее, на которой можно было бы заночевать, и, наконец, нашли небольшой пятачок среди деревьев, который с дороги не был заметен. После трехчасовой тряски в седле Бьянка просто сползла по крупу лошади и, когда она очутилась на земле, ее еще долго покачивало из стороны в сторону. Леннокс сразу же начал устанавливать вокруг полянки щит, причем я заметила, что его структура включала в себя не только защитные связки, но и иллюзионные, которые укрыли бы нас от глаз посторонних. Затем я внезапно вспомнила, что из Академии мы уезжали в такой спешке, что ни о каких съестных припасах даже не подумали, и Люций, поняв меня с полуслова, углубился в рощу в поисках какой-нибудь живности. Я же, оценив место ночлега -- посреди осеннего леса, на сырой, холодной земле, да еще с пронизывающим ветром, начала вспоминать всё, чему меня обучали на стихийной и бытовой магии, и ставить второе защитное поле -- не от врагов, а такое, сквозь которое не проникал бы ледяной воздух.
   Люций вернулся с добычей -- парой пойманных кроликов, которых сам и освежевал, пока Леннокс разводил костер, а я собирала лапник для лежанок. Ужин прошел почти в полной тишине -- я собиралась с мыслями для разговора с Ленноксом и одновременно пыталась составить план действий на ближайшее время, что было не так легко. Люцию вообще не была свойственна излишняя разговорчивость, Бьянка слишком устала, чтобы поддерживать разговор, а некромант, хотя и выглядел бодрее нас, не спешил как-либо комментировать происходящее. Однако определиться, что делать дальше, было необходимо как можно быстрее, так что, несмотря на ту громадную опустошенность, которую я испытывала, после еды я решительно повернулась к лже-Ленноксу:
   -- Полагаю, я должна поблагодарить вас за помощь. Ваше вмешательство там, во дворе, было очень своевременным.
   Бьянка, которая последние полчаса отчаянно клевала носом, встрепенулась и посмотрела на некроманта. У меня же сна не было ни в одном глазу, и я не была уверена, что после всего случившегося смогу легко заснуть. Пожилой маг же слегка склонил голову, ожидая продолжения.
   -- Однако, полагаю, что теперь наши дороги разойдутся, -- продолжила я. -- Вы не Леннокс, и я не знаю, кто вы на самом деле, но, признаюсь, мне это совсем не интересно. У вас своя жизнь, у меня -- своя.
   Почти целиком я была уверена, что некромант и собирался на следующий же день покинуть нас, и потому тем большим стало мое удивление, когда вместо этого он сообщил:
   -- Не уверен, что разделиться будет хорошей идеей. Очевидно, что в ближайшее время мы все будем скрываться: я от Совета магов, а вы -- от вампиров, или кто там явился за вами в Академию. Вместе у нас больше шансов остаться незаметными.
   -- Возможно, -- пожала плечами я. -- Но я не собираюсь просто прятаться, а намерена разобраться с тем, благодаря кому произошло... всё это.
   -- Я мог бы помочь.
   Люций, до этого момента задумчиво созерцавший пламя костра перед собой -- в неярких отсветах огня его лицо с резкими чертами, казалось, состояло из сплошных углов -- и целиком ушедший в свои мысли, поднял голову и пристально взглянул на мага, а во мне зашевелились неприятные подозрения. Что ему от меня нужно? Может, как раз мне стоило бы выяснить, кто скрывался под личиной Леннокса?
   -- Не дергайтесь так, -- равнодушно посоветовал некромант, от которого не укрылось, как разом напряглись мы с высшим вампиром. -- Повторю еще раз: меня никто не посылал ни убить вас месяц назад, ни шпионить за вами. Но так совпало, что теперь, когда я... остался без работы, мне решительно нечем заняться, а вот ваш учебный процесс, адептка, явно остался незаконченным. Я чему-то обучил вас за последний месяц, верно, но это не так много, и вам еще многому предстоит научиться. Теперь, когда вы остались сами по себе, подобные знания могут оказаться вам весьма полезны.
   Подготовившаяся с самого начала отклонить любое предложение мага или даже начать схватку, если бы оказалось, что это всё же чей-то шпион, я внезапно заколебалась. Намеренно или случайно, но некромант использовал самый действенный аргумент, которым я не могла пренебречь. Он ведь и в самом деле подтянул мои знания в самых разных областях и наверняка обучил бы еще очень многому, если бы не события сегодняшнего сумасшедшего дня. Но, с другой стороны, если согласиться на его предложение, придется посвящать постороннего человека в свои дела... Но ведь он сказал, что ему всё равно нечем заняться? Кто же он такой?
   -- Вы меня совсем не знаете, -- наконец сухо сказала я. -- Не знаете мотивов, руководящих моими поступками, и не знаете моих врагов. И готовы помогать?
   Леннокс внезапно улыбнулся и оценивающе посмотрел мне в лицо.
   -- А почему нет? -- после паузы сказал он, словно обдумывал мои слова. -- Вы умны, хладнокровны, решительны и каким-то невероятным образом умудряетесь сохранять остатки благородства, которое сегодня совсем не в почете. Ваше обучение доставляет мне удовольствие. И у вас слишком много врагов, которые чересчур активно пытаются от вас избавиться.
   -- Кстати, с кем ты теперь собираешься сражаться? -- вдруг спросила Бьянка, впервые вступая в разговор. -- Кто пытался тебя убить и так тебя подставил с этим заговором?
   -- Сложно сказать, -- я отвлеклась от Леннокса, и теперь мои мысли потекли в совсем другом направлении. -- Я знаю, кто пытается выставить меня государственной преступницей, но покушение месячной давности в эту картину совсем не вписывается. Одно дело -- просто попытаться убить меня, и другое -- сперва очернить меня в глазах общественности, и потом под это дело казнить или еще что-нибудь. Не думаю, за всем этим стоит один человек.
   Люций согласно кивнул, а я тем временем повернулась к Бьянке.
   -- Ну а ты? О чем ты вообще думала? Сражаться ты не умеешь, ни оружием, ни магией, к политическим интригам Вереантера не имеешь никакого отношения! Тебя же убьют просто за то, что невовремя подвернулась под руку! А о матери ты подумала? Как она отнесется к твоей внезапной тяге к приключениям?
   Говоря всё это, я мысленно ругала себя за то, что не подумала сразу и взяла Бьянку с нами. Но голова тогда, в Академии, кипела от обилия свалившихся новостей и осознания того, что надо бежать, и рассуждать здраво я тогда явно не была способна. Ну вот и что теперь делать? Однако этот сложный вопрос занимал почему-то только меня, Бьянка же решительно выпятила вперед подбородок, как делала это всегда, когда мы с ней спорили и она не собиралась уступать позиций.
   -- Я уже говорила, что поехала с вами не из благородства! Но это путешествие, или как это можно назвать, может оказать огромное влияние на всю мою жизнь, и я не могла пересидеть его в Академии или дома! И, раз уж мы заговорили о пользе каждого, я же прорицатель! Я не так много умею, правда, но мои видения тебе уже дважды спасали жизнь!
   На этот аргумент я не нашлась, что возразить, и вопросительно посмотрела на Люция. Тот неопределенно пожал плечами, но резкого возражения не выказал, и я только вздохнула. Заскучавший было Леннокс снова оживился.
   -- Раз с этим вопросом улажено, поговорим о делах более насущных. Что ваше величество собирается делать теперь? -- осведомился он, всем своим видом выражая глубокую заинтересованность.
   Не обращая на него внимания, я обхватила руками колени и уставилась куда-то в лес, который, будучи фоном для костра, казался совсем темным и мертвым.
   -- Сейчас мы едем в Фертагар. Это пограничный город Валенсии, магов там нет, и меньше шансов, что мы натолкнемся на кого-то, кто нас узнает. Потом мы поедем в Вереантер.
   -- А подробнее? -- поторопил меня Леннокс, когда я замолчала.
   -- Подробнее пока не будет. По дороге я буду думать, что делать дальше. Надеюсь, к Фертагару что-нибудь придумаю.
   -- Ты в порядке? -- вдруг с тревогой спросила Бьянка. -- У тебя странное выражение лица...
   -- Со мной все нормально, -- нервно ответила я, не желая ничего сейчас обсуждать. -- Переживу.
  
   ***
   Следующие десять дней пути до Фертагара мне почти не запомнились. Помню дорогу, холод и дожди -- к счастью, не слишком сильные, и дороги еще не превратились в сплошное месиво из грязи. Спутники не мешали мне, позволяя мне всё время находиться в своих мыслях и раздумывать над дальнейшими действиями, и за это я была им благодарна. Правда, по вечерам, когда мы становились на ночлег и разбивали лагерь, Леннокс решительно возвращался к моему обучению и еще в течение часа каждый вечер продолжал заниматься со мной магией. Мы продолжали обращаться к нему, используя его ненастоящее имя, и довольно быстро привыкли к присутствию магистра. А перед прибытием в Фертагар он доказал свою полезность, когда помог мне с маскировкой нашей группы -- наложенные им иллюзии были настолько искусными, что опознать их смогли бы только архимаги. Как выяснилось, плетения, скрывающие ауру, Ленноксу тоже были прекрасно известны, и такую маскировку использовали мы все, превратившись в течение получаса в обычных людей без следа магических способностей. Поскольку мы все четверо ехали верхом, сойти за группу крестьян у нас бы не получилось: в торговые города те обычно пребывают с обозами или телегами, чтобы что-то продать или закупить, а мы ехали налегке. В итоге я объявила, что в город мы въедем отдельно друг от друга, но настояла, чтобы Бьянку сопровождал Люций. Тот в первый момент отказывался, говорил, что не может оставить меня, но я оказалась настойчивой. В итоге Люций только вздохнул и был вынужден подчиниться. Леннокс расстался с нами накануне, чтобы объехать город по широкой дуге и въехать туда через другие ворота, а я должна была въехать через третьи.
   Примерный план действий я наметила в течение нескольких дней, но остальных в него еще не посвящала, решив сперва обдумать все мелочи. Задумка выходила, как обычно, опасной и совершенно безумной, но... Почему бы и нет? В случае неудачи пострадаю больше всех я, а мне после всего случившегося не так много осталось терять.
   В эти дни я почти не думала о том, как виртуозно Лэнгстон оклеветал меня. Единственным стоившим внимания фактом было воспоминание, что Фермана граничила с землями Лэнгстона, и становилось понятно, почему бунт начался именно там: бывшему советнику было удобно контролировать ситуацию, находясь в непосредственной близости от места развития событий. Но у меня в голове просто не укладывалась мысль, что Адриан мог так легко поверить в мое предательство. Как он мог так поступить со мной? Зная, как болезненно это было для меня два года назад, как он мог действовать по точно такому же сценарию? Неужели всё это время он так и не начал мне доверять, что так легко принял на веру то письмо, которое нашли у этих "Восстановителей Справедливости"?
   Письмо... Сначала было письмо, которое разоблачило мой обман, когда я отпустила Арлиона, теперь письмо, выставившее меня в совсем черном свете... Что-то не везет мне в последнее время с эпистолярной формой общения...
   В Фертагар я въехала в одиночестве и сразу направилась к гостинице, в которой жила в прошлый раз, когда была в этом городе, как раз перед тем, как аптекарь Ниорт предложил переехать к нему. Сюда же должны будут в ближайшее время подъехать остальные, и уже тогда можно будет рассказать им, что я задумала. На мой вопрос, есть ли здесь свободные комнаты, хозяин ответил утвердительно. Я расплатилась с ним -- деньги я приготовила заранее -- и уже отправилась со своими пожитками через общий зал к лестнице на второй этаж, как вдруг со спины меня негромко окликнули:
   -- Корделия!
   Тело отреагировало быстрее разума, и я стремительно развернулась прежде, чем успела сообразить, что делаю. Народу внизу сидело немного -- всё-таки была середина дня, когда местные постояльцы расходились по своим делам -- и голос раздался из-за стола у самой двери, который я сперва даже не заметила. В эти доли секунды у меня в голове зароилось множество беспокойных вопросов, а мое состояние стало близким к панике, но, обернувшись -- из-за резкости движения с головы свалился капюшон плаща, улучшая мне обзор -- я с изумлением узнала... Оттилию и Кейна. Оба были одеты по-дорожному, вооружены, оба смотрели на меня и, похоже, маскировка каким-то образом их не обманула.
   -- Всё-таки это ты, -- удовлетворенно кивнула Оттилия, поднимаясь на ноги. Подойдя ближе, она обняла меня -- все еще не придя в себя от изумления я машинально обняла ее в ответ, а затем меня крепко стиснул в объятиях Кейн. Переведя взгляд с одного на другую, я только растерянно выдохнула:
   -- Но как?!
   -- Это не так сложно, -- фыркнул Кейн, и они с Оттилией, переглянувшись, расплылись в довольных улыбках. -- Всего-то стоило выискивать среди приезжих высоких подчеркнуто-посредственных девиц, в чьем внешнем облике нет ни одной запоминающейся черты. Ты бы удивилась, если бы узнала, насколько их мало.
   -- Но откуда вы знали, что я приеду именно сюда?! В эту гостиницу?
   -- Мы не знали, -- сообщила Оттилия. -- Мы выбрали несколько гостиниц среднего уровня, и мы с Кейном ждали тебя в этой, а остальные -- в еще четырех. В какой-то из них ты должна была появиться.
   Я почувствовала, как у меня ослабли колени.
   -- "Остальные"?
   -- Конечно, -- Кейн, кажется, слегка обиделся. -- А ты думала, мы бросим тебя на произвол судьбы? Как только стало известно, что ты сбежала, мы сообщили ребятам в Госфорде, что произошло, и они сразу же выехали, все четверо. И не удивляйся, что мы тебя нашли. Но, когда ты скрываешься, ты всегда действуешь по одному cценарию -- маскируешься под простую обывательницу и всячески избегаешь магов. Так что то, что ты поедешь в Валенсию, тоже было предсказуемо.
   -- Вы все спятили, -- констатировала я уверенно. -- Все шестеро.
   -- Не в первый раз слышим, -- фыркнула вампирша. -- Так что не вздумай заводить сейчас свою любимую песню про то, что это смертельно опасно, и ты всех ставишь под удар. Лучше скажи, где Люций? Не мог он тебя бросить.
   Вздохнув, я сбросила сумки на пол, и мы втроем сели за стол, поскольку хозяин гостиницы начал уже удивленно посматривать в нашу сторону. Всё еще не придя в себя от того, что мои навыки шпиона внезапно оказались совершенно непригодными, я спросила первое, что пришло на ум:
   -- Как Грейсон вообще отпустил остальных? Или они все уехали, не попрощавшись?
   -- Ну как тебе сказать, -- Оттилия красноречиво переглянулась с Кейном, и маг громко хмыкнул, а вампирша закатила глаза. -- Всего-то стоило намекнуть Грейсону, что тебе грозит опасность и нужна наша помощь. Он отпустил их почти сразу же. Небось и сам бы поехал, если бы не ответственность перед учениками.
   В очередной раз я восхвалила свои эльфийские корни, не позволившие мне покраснеть. А эти двое тоже хороши -- знают ведь, что вопрос с темным эльфом для меня болезненный, так нет же, продолжают подшучивать... И как хорошо они спелись за прошедшее время: словно читают мысли друг друга и заранее знают, что скажет другой!
   Осознав это, я неожиданно для самой себя улыбнулась. Как же хорошо, что хотя бы у Оттилии и Кейна всё в порядке!
   -- Надо бы сообщить остальным, -- тем временем озабоченно сказал Кейн и огляделся по сторонам. -- Но, наверное, стоит подняться наверх, чтобы не демонстрировать магические артефакты местным. Раз уж мы притворяемся, что не имеем к магам никакого отношения...
   -- Нет необходимости, -- сосредоточившись, я через десять секунд поставила вокруг нас маскировочный полог, отводящий взгляд -- идеальное средство, чтобы не привлекать к себе внимания. Леннокс научил. -- Я хоть и провела в Академии всего месяц, но узнала кое-что новое...
   Кейн уважительно хмыкнул и сразу начал внимательно изучать структуру плетения поля, а Оттилия достала из кармана куртки зеркальце-артефакт и связалась с остальными. Пока она говорила с кем-то -- мне показалось, что это был Эр -- дверь гостиницы открылась, с улицы дохнуло холодным ветром, и в помещение зашли Люций и Бьянка. Успев подзабыть, какую маскировку мы с Ленноксом на них поставили, в первый момент я их даже не узнала и сообразила, кто это, только когда разглядела темно-зеленый шерстяной плащ Бьянки. Для того, чтобы они заметили нас сквозь иллюзионное поле, мне пришлось громко позвать их и даже помахать руками, и только после этого Люций смог разглядеть нас за пленкой маскировки. Вдвоем они направились к нам, и Кейн, в течение нескольких секунд недоуменно глядевший на Бьянку, наконец-то догадался, кто это.
   -- Здрасти, -- изумился он. -- А ты тут откуда?
   При виде старого знакомого прорицательница просияла радостной улыбкой, а Люций любезным полупоклоном поприветствовал Оттилию. Та ответила ему вежливой улыбкой. Бьянка начала объяснять, каким образом она оказалась вместе со мной в Фертагаре -- и из ее слов я не узнала ничего нового, что объяснило бы ее желание очутиться в гуще событий -- а потом Кейн и Оттилия в двух словах рассказали, как они сразу же после известия, что я исчезла из Академии, собрали вещи и в течение часа покинули фамильное поместье фон Некеров. Меня поразило до глубины души, что у них не возникло даже тени сомнения, а стоит ли вообще мне помогать, но они лишь пожали плечами и сообщили, что в такую чушь, как мое участие в заговоре, они никогда не поверят. Потом снова открылась дверь, и в общий зал ввалилась целая группа знакомых лиц, за чем последовала череда приветствий и объятий. Гарт заметно загорел за лето, и этот загар с начала осени еще не успел сойти, а его рыжие волосы казались слегка выцветшими из-за того, что выгорели на концах. У Дирка на лбу красовалась свежая ссадина, полученная как пить дать на тренировке, а оба эльфа -- и Эр, и Фрост -- казались до неприличия довольными жизнью. Эр, к которому загар не приставал в принципе, был бледен, зато Фрост оставался по-летнему смуглым. Как они мне потом разъяснили, перспектива отправиться в очередное опасное путешествие показалась им невероятно привлекательной после того, как предыдущим летом одного из них чуть насильно не женили, а другой был вынужден некоторое время вести светскую жизнь и терпеть придирки своей матушки. Я повторно представила всем Люция и Бьянку, а затем явилось последнее действующее лицо -- Леннокс. И если присутствие Бьянки и Люция объяснить еще было можно, то присоединение к нашей группе принципиально нового человека, у которого к тому же было множество своих тайн, показалось остальным по-настоящему странным и даже безрассудным. В результате я просто попросила их довериться мне. И, поскольку это был не первый раз, когда я делала что-то странное по меркам ребят, они пусть и с видимой неохотой, но согласились.
   -- Что ж, -- наконец сказал Эр, когда мы все расселись аж за тремя столами, и Леннокс увеличил радиус маскировочного полога, заслужив этим задумчивые взгляды тех, кто хоть как-то владел магией. -- И приходим мы к тому, что чьими-то усилиями тебя обвинили в измене, и теперь ты в бегах и собираешься найти доказательства своей невиновности... Каким образом? Будешь пытаться выйти на след этих "Восстановителей Справедливости"?
   -- Нет нужды, -- я холодно усмехнулась. -- Так получилось, что я прекрасно знаю, кто занимался разжиганием бунта в Фермане, и кто так настойчиво пытается от меня избавиться, и, соответственно, именно к нему я и должна подобраться. Это лорд Филипп Лэнгстон, бывший советник короля Магнуса Вереантерского.
   И хотя Адриан в аналогичной ситуации мне не поверил, я не видела смысла скрывать больше эту информацию от друзей. Раз уж они твердо вознамерились мне помочь, они должны знать, против кого я воюю, и, если кто-то захочет уйти, то пусть сделает это сразу. После моих слов за нашими тремя столами стало тихо, хотя нахмурились только вампиры -- Оттилия и Люций. Остальным это имя, кажется, не о многом говорило.
   -- Если мне не изменяет память, это на него ты якобы подготовила покушение, -- задумчиво протянул Кейн. -- Но почему ты считаешь, что именно он заварил всю эту кашу? Может, он кому-то помогает?
   -- Никому он не помогает, -- я устало вздохнула, догадываясь, что хочешь-не хочешь, а к теме Кровавой войны придется возвращаться. -- Сто лет назад он организовал заговор против Магнуса, чтобы спровоцировать начало войны. Из каких соображений он тогда действовал, мне неизвестно, да это сейчас, наверное, и неважно. Но суть в том, что заговор состоялся, и об этом стало известно Арлиону Этари, и он попытался Лэнгстона остановить. Чтобы помешать Арлиону, Лэнгстон... -- я запнулась и поняла, что не в силах рассказать им про Исабелу. В конце концов, это не касалось никого, кроме Адриана и самих участников тех событий. -- В общем, он предпринял некоторые очень действенные шаги. И если об этих шагах узнал бы Адриан... -- на этом имени я споткнулась, поскольку горло вдруг перехватил спазм, но потом решительно продолжила, -- от Лэнгстона не осталось бы и воспоминания, даже сейчас, сто лет спустя. Благодаря "коллективной" памяти своего рода я единственная, кому известно, что тогда произошло. Адриан мог бы мне поверить, и этим я начала мешать Лэнгстону. И он должен был не просто убрать меня, но показать окружающим, какая я лгунья, и что мое слово ничего не стоит. Потому он предпочел организовать еще один заговор, чтобы избавиться от меня.
   Остальные молчали. Кто-то размышлял, девушки смотрели на меня сочувственно, Люций, которому была близка тема организации заговоров против короля, был очень мрачен. Один Леннокс, подперев рукой голову, подсчитывал количество бутылок вина в шкафу у стойки, где сидел хозяин гостиницы. Очень увлеченно подсчитывал, даже шевелил губами от усердия.
   -- Только он зря напрягался, -- внезапно добавила я, не сумев удержаться, а внутренний голос завопил: "Какого демона ты говоришь об этом вслух?!". -- Адриан мне всё равно не поверил.
   -- Поэтому вы поссорились в конце лета? -- уточнила Оттилия, сразу всё поняв.
   Я кивнула. Выждав паузу, которая соответствовала бы правилам приличия, Гарт наконец осведомился:
   -- И как мы будем действовать?
   Оттилия тем временем наконец-то заметила, что я не свожу с нее глаз, дожидаясь, главным образом, ее реакции, и вздохнула:
   -- Ну что ты так на меня смотришь? Да, мне сложно поверить, что Лэнгстон -- предатель, ведь я знаю его с детства. Возможно, скажи ты мне это месяц назад, я бы тоже не поверила. Но после того, как тебя так лихо попытались убрать с дороги, должна быть какая-то причина, по которой это произошло. Значит, тебе и в самом деле известно что-то такое, что делает тебя опасной. И, если нам удастся найти доказательства вины Лэнгстона, это будет лучшим подтверждением, что ты ни в чем не виновата. Так что говори, что ты теперь намерена делать.
   -- На то, чтобы осуществить мою задумку, уйдет время, -- благодарно улыбнувшись и успокоившись, сказала я, настраиваясь на деловой лад. -- Пара месяцев точно. Для того, чтобы добыть какие-то свидетельства, нужно оказаться в непосредственной близости от Лэнгстона, то есть проникнуть к нему в замок. Вряд ли он организовывал заговор из столицы, ведь последние месяцы он почти не бывал в Бэллиморе. Кстати, где он живет?
   -- Его земли граничат с нашими, -- хмуро сообщила Оттилия. -- Как у самых приближенных к правящей династии семей, земли фон Некеров и Лэнгстонов лежат сравнительно недалеко от столицы -- всего в нескольких днях пути. Раньше между нашим герцогством и владениями Лэнгстона были еще земли, принадлежавшие Эртано, но... -- тут она прикусила язык и бросила испуганный взгляд на Люция, вспомнив, что как раз о бывших землях его семьи и говорит.
   Но сказанного было не вернуть, и буквально на секунду Люций болезненно поморщился, но больше ничем не выдал своих чувств, и я продолжила:
   -- Но просто так в замок не проникнуть, поскольку Лэнгстону известно о моем побеге, и он может ожидать от меня каких-то ответных шагов. Появление любых новых лиц в замке будет выглядеть подозрительно. Потому нам предстоит провести еще подготовительную работу, и именно она займет много времени... -- в этот момент мои губы расплылись в довольной улыбке, когда я окончательно поняла, в какую авантюру собралась ввязаться. Что ж, если всё получится, хоть будет что вспомнить в старости... -- И даже хорошо, что нас теперь так много. Будь нас по-прежнему четверо, было бы сложнее. Но теперь возникает вопрос, где мы эти два месяца будем жить. Гостиницы не подойдут, потому что наша толпа в десять человек во всех небольших городах привлечет к себе внимание, даже если мы все замаскируемся под вампиров. А место нам понадобится уединенное, скрытое от посторонних глаз.
   -- Поместье фон Некеров, я так понимаю, не сгодится, -- с притворным вздохом заметил Фрост, и Дирк хмыкнул. -- Вряд ли нас правильно поймут, если мы все туда заявимся и будем плести интриги против бывшего королевского советника.
   Все глубоко задумались, и спустя несколько минут, к моему удивлению, подал голос Люций. Говорил он неохотно и явно сомневался, стоит ли вносить подобное предложение:
   -- Если мне не изменяет память, сто лет назад после лишения моей семьи титула земли Эртано поделили пополам между фон Некерами и Лэнгстонами. Но ведь само поместье тогда не разрушили, верно?
   -- Верно, -- лицо Оттилии просветлело. -- Оно так и стоит, в стороне от основной дороги.
   -- Можно было бы поехать туда, -- продолжил высший вампир, обращаясь ко мне, а затем на его лице появилось странное выражение. -- Но дело в том, что оно не совсем пустует. Моя сестра так и живет там.
   А ведь верно, пронеслась у меня в голове мысль. Тогда, когда мы гостили у Оттилии, Нарцисса ведь приезжала на обед, и Оттилия говорила, что она живет неподалеку...
   -- Тебе нужно с ней повидаться, -- решительно заявила я, не думая в этот момент о Лэнгстоне и своем плане. -- Даже если она всех нас выставит вон, ты должен с ней поговорить.
   Люций посмотрел на меня недовольно, но промолчал, а я объявила:
   -- Так что завтра отправляемся, а сейчас можем заняться необходимыми покупками, пока лавки и рынок еще работают. Дольше оставаться здесь нельзя, поскольку, раз вам удалось найти меня, то и другие могут догадаться, где меня искать. Бьянка, тебе задание -- отправляйся в одежную лавку и купи там каких-нибудь неброских, дешевых вещей, чтобы не выделяться. И купи себе две пары штанов и рубашки! Ребята, можете кто-нибудь ее сопровождать? Чтобы не было никаких неприятных инцидентов?
   -- Я сделаю, -- вызвался Фрост, и я благодарно ему кивнула.
   Остальные начали подниматься из-за столов и обсуждать, что нужно купить в поездку. Я сама мысленно прикинула, а затем отправилась к хозяину гостиницы с просьбой собрать в дорогу припасов, чтобы хватило на десять человек на несколько дней. Я буквально услышала, как у него в голове раздался звон монет, и с широчайшей улыбкой тот пообещал, что всё выполнит. После этого я решила оставить в снятой комнате лишние вещи и самой наведаться на рынок, и отправилась к лестнице, когда меня обогнала Бьянка. Ее щеки горели легким румянцем, на губах играла отстраненная улыбка, а сама прорицательница показалась мне непривычно взволнованной.
  

Глава 12

  
   Как я и планировала, Фертагар мы покинули на следующий же день, а до бывшего поместья семьи Эртано добрались еще через неделю. Путешествие прошло спокойно: всю дорогу мы избегали городов, и, когда заканчивались продукты, я отправляла за провизией в близлежащий город двух-трех человек, не больше, чтобы не привлекать внимания. Этот трюк срабатывал, нас никто нигде не узнал, и поездка обошлась без погонь, стычек с вампирами и попыток арестовать всех нас. По утрам мы с Люцием всегда проводили тренировку на сардах, а по вечерам Леннокс продолжал заниматься со мной магией, и, понаблюдав за моим обучением, остальные прониклись к магу определенным уважением: его знания, как и его методы преподавания, впечатлили всех. За эти дни магистр окончательно позабыл о хромоте, и я сделала вывод, что поддержка посоха ему был нужна только для создания определенного образа. В остальном некромант вел себя так же, как раньше, и наши занятия протекали своим чередом. Кейн и вовсе всегда подсаживался рядом и внимательно слушал теоретическую часть, хотя на практике почти ничего не пробовал -- только теперь я обратила внимание, что после обращения он потерял почти все свои магические способности, став низшим вампиром, и сложные плетения отныне стали ему недоступны. И хотя вслух мы об этом никогда не говорили, можно было заметить, что утрата магии давалась ему нелегко, и за прошедшие два месяца он к ней так и не привык.
   Поместье Эртано лежало в стороне от основной дороги, и к нему мы подъезжали через земли герцогов фон Некеров. Должно быть, раньше здесь пролегала широкая удобная дорога, соединявшая поместье с соседями, но за годы запустения от нее мало что осталось и, не скажи нам Люций, где надо поворачивать, мы бы без его помощи и не нашли нужное место.
   Сам господский дом можно было увидеть, миновав аллею разросшихся старых дубов, за которыми уже много десятков лет никто не ухаживал. Когда-то наверняка величественное здание обветшало и представляло собой печальное зрелище, хотя и не напоминало руины, на которые было похоже Атламли. Окна и двери были заколочены, штукатурка на колоннах и стенах местами облупилась, да и фасад уже очень много лет не обновляли, и он казался блеклым и унылым. В первый момент я задалась вопросом, как здесь вообще можно жить, но Люций направил свою лошадь не к самому дому, а к двухэтажному флигелю в стороне -- тоже давно не ремонтируемому, но, по крайней мере, окна там не были наглухо закрыты ставнями, дверь не была заколочена, а из пары труб на крыше поднимался вверх дым.
   Сам Люций, чем ближе мы подъезжали к поместью, где он родился, тем больше мрачнел и, кажется, всерьез волновался перед встречей с сестрой. А помня характер и крутой нрав Нарциссы, можно было предположить, что с нее станется спустить с лестницы братца, который в свое время принес ей столько бед. Впрочем, уж лучше сразу выяснить отношения, чем мучиться неизвестностью. Да и Люцию такая эмоциональная встряска пойдет на пользу, а то он закрылся в своем спокойствии, как в броне, и не позволяет никаким переживаниям его коснуться...
   У господского дома мы остановились, но не спешились, и я обратилась к Люцию:
   -- Давай дальше ты один. Мы не будем мешать.
   -- Хорошо.
   Спустившись на землю, он в одиночестве направился к флигелю. Поднялся на слегка покосившееся крыльцо, и я даже отдаленно не могла представить себе, о чем он сейчас думал и какие чувства испытывал. Вообразив себя на его месте, я сделала знак остальным, и мы отъехали подальше в сторону -- так, что нельзя было расслышать, что происходит на крыльце, хотя всё было видно. Правда, Оттилия и Кейн со своим вампирским слухом и так при желании всё бы услышали, но уезжать в другой конец аллеи мы не стали. Воспользовавшись остановкой в путешествии, Бьянка, Дирк и Леннокс слезли с лошадей, чтобы размяться; прорицательница, к слову, теперь была одета в штаны, рубашку и жилет. Я же не сводила глаз с флигеля и ждала развития событий. Я видела, как Люцию открыла какая-то низшая вампирша в строгом темном платье и белых чепце и переднике. Несколько секунд она смотрела на неожиданного визитера с выражением вежливой любезности на лице, а затем внезапно ахнула, и ее глаза растерянно расширились -- узнала. Сделав торопливый и оттого неловкий книксен, она поспешно исчезла в темноте прихожей, а еще через полминуты на крыльцо вышла вампирша, которую я сразу же узнала -- тоже в темном платье и накинутой на плечи шали. Светлые волосы были заколоты в пучок на затылке, безукоризненно гладкий, так что ни одна прядка не торчала. На брата она смотрела снизу вверх, и на ее лице, которое я помнила жестким и решительным, впервые показалось выражение неуверенности. В глубине души я бы не очень удивилась, если бы она захлопнула перед носом Люция дверь, но ничего такого не произошло. Правда, она и не бросилась обнимать брата, которого не видела семьдесят лет, но вампиры продолжали говорить на крыльце, и до нас не доносилось ни звука. Через какое-то время я заметила, что оба посмотрели в мою сторону -- значит, Люций перешел к делу.
   Наконец, пятнадцать минут спустя, когда остальные успели слезть с лошадей и уже порядком заскучать, оба вампира спустились по ступенькам и направились в нашу сторону. Судя по умиротворенному лицу Люция, на котором нет-нет, но проскальзывала слабая улыбка, встреча с сестрой прошла удачно. Нарцисса же приближалась к нам с невозмутимым видом, но я обратила внимание, что она напрочь забыла переобуть легкие домашние туфли и шла в них по осенней грязи -- всё же не такой стальной оказалась эта вампирша, и Люцию удалось вывести ее из равновесия. За их спинами я видела, как на крыльцо высыпали другие низшие вампиры, взволнованно перешептывавшиеся между собой -- известие о возвращении блудного хозяина среди прислуги разлетелось быстро. Люций и Нарцисса подошли ко мне, и вампирша, помедлив секунду, присела в реверансе:
   -- Ваше Величество.
   Ну хоть титула меня пока не лишили, как в прошлый раз, -- пронеслась в голове совершенно посторонняя мысль.
   -- Добрый день, леди Эртано.
   -- Я должна поблагодарить вас за то, что вы сделали для моего брата, -- Нарцисса говорила ровно, но на ее некрасивом лице появилось странное, гротескное выражение -- словно вампирша настолько отвыкла показывать сильные эмоции, что теперь никак не могла вспомнить, как заставить лицевые мышцы двигаться. -- Без вашего вмешательства он так бы и оставался беглецом.
   Я слегка склонила голову, ожидая продолжения. Нарцисса смотрела мне в лицо открыто, но без гнева, хотя она наверняка не забыла историю нашего знакомства, как и то, какие неприятности ей принесли мой побег и кража важных документов.
   -- Люций говорит, что вы не затевали заговор, и что вам нужно убежище, -- она шумно вздохнула, а затем повернулась к брату и произнесла тоном Нарциссы, которую я помнила, -- сухим и строгим. -- Надеюсь, что это правда, и ты не собираешься во второй раз попробовать убить короля? Брайана всё равно не вернуть.
   Судя по тому, как на секунду застыли лица обоих, речь шла об их брате -- том самом лорде Эртано, которого когда-то убил Магнус Вереантерский. Не дожидаясь ответа Люция, я ответила за него:
   -- Я не затеваю ничего против его величества, леди Эртано.
   Та перевела взгляд на меня. Секунду она молчала -- на переносице залегла вертикальная морщина -- а затем серьезно сказала:
   -- Тогда дайте мне слово, что не сделаете ничего во вред короне и Вереантеру.
   -- Обещаю.
   Должно быть, мой голос прозвучал достаточно твердо, чтобы она поверила. Глубоко вздохнув, Нарцисса кивнула и предложила нам войти в дом, а сама широким шагом направилась к крыльцу и громким, командирским голосом начала отдавать распоряжения столпившейся там челяди. Вампиры на пороге немедленно пришли в движение -- одна вампирша скрылась в доме; вампир, исполнявший обязанности конюшего, направился к нашим лошадям, еще двум вампиршам Нарцисса велела отправиться в город за продуктами, чтобы накормить такую толпу гостей. Поставив в уме галочку, что с Нарциссой надо будет потом как-то рассчитаться за то, что она согласилась принять нас всех у себя, я дождалась, пока меня нагонят остальные, и вместе мы вошли в дом следом за Люцием и его сестрой.
   Двухэтажный флигель изнутри оказался весьма просторным, и Нарцисса вполне комфортно жила там с той прислугой, которую могла себе позволить, но десять гостей для него все же оказалось многовато. В свойственной ей прямолинейной манере вампирша поведала мне об этом, когда показывала нам дом и указывала, с какими неудобствами нам -- то есть гостям -- предстоит столкнуться. Я заверила ее, что мы приложим все усилия, чтобы наше пребывание доставило ей как можно меньше хлопот, за что удостоилась взгляда, полного нескрываемого скепсиса, потом вспомнила, что Нарцисса имеет полное право быть недовольной тем, что ее жилище превратили в постоялый двор, и не стала ничего говорить. За следующие два часа мы осмотрели весь флигель, прикинули, что нужно сделать, чтобы разместить десять человек, и успели даже приступить к активным действиям. Потом вернулись с Даверского рынка отправленные туда служанки, Нарцисса удалилась на кухню руководить приготовлением обеда, а заодно по нашей с Люцием просьбе проинструктировать слуг, чтобы они не распространялись о нашем появлении на бывших землях Эртано. Мы же собрались в гостиной на первом этаже. Здесь было холодно -- комната была самой большой во всем флигеле, и в холодное время года ее обычно не топили и держали закрытой, но сейчас именно из-за ее размеров мы в ней и собрались.
   -- Что ж, будем надеяться, что за ближайшее время мы не утомим леди Эртано настолько, что она настрочит в Бэллимор донос, что к ней в дом вломилась государственная преступница в компании еще девяти подозрительных лиц, -- фыркнул Кейн, когда я закрыла за нами дверь и поставила Полог Тишины.
   -- Не настрочит, -- успокоил меня Люций, когда я было нервно дернулась. -- Это не в ее духе. Но всё же было бы уже неплохо узнать, ради чего мы проделали этот путь и нежданно-негаданно свалились на голову моей сестре. Она, бедная, до сих пор не пришла в себя. Иначе она вела бы себя более шумно.
   Обнаружив, что все присутствующие выжидательно смотрят на меня, даже Леннокс, который до этого, как обычно, витал где-то в своих мыслях, я вышла в центр гостиной, чтобы рассказать свою задумку. Интересно, в который раз сегодня друзья усомнятся в моем здравомыслии?
   -- Итак, как я говорила, мне необходимо проникнуть в замок Лэнгстона, чтобы поискать там улики, подтверждающие, что он предатель и заговорщик. Однако как это провернуть, чтобы появление нового лица в замке не выглядело подозрительно?
   -- Ты собираешься действовать там в одиночку? -- недоверчиво уточнил Эр. -- Но это же настоящее самоубийство! Кто-то должен тебя сопровождать и подстраховать в случае неприятностей.
   Я согласно наклонила голову.
   -- Я тоже так думаю, и, соответственно, вопрос усложняется: как сделать так, чтобы появление нескольких новых лиц в замке не вызвало подозрений? О том, что Академию я покинула не одна, а в компании четырех человек, уже наверняка известно, да и исчезновение Кейна и Оттилии сразу после моего побега вряд ли осталось незамеченным. А как только выяснится, что и Госфорд недосчитывается нескольких учеников, все и так поймут, что я действую не одна.
   -- Ну, про Госфорд, допустим, никто не узнает, -- внезапно подал голос Дирк. Вампиры, а также мы с Бьянкой удивленно посмотрели на высокого темновололосого парня, такого же полукровку, как и я, а тот как ни в чем не бывало пожал плечами. -- Грейсон же не дурак тебя выдавать. Думаю, он-то как раз всем, кто приедет проверять, будет говорить, что мы на месте. Вряд ли кто-то потребует удостовериться лично.
   Фрост и Гарт согласно покивали, Бьянка одобрительно улыбнулась, а я после паузы кивнула.
   -- Тоже хорошо, хотя большой роли это играть не будет.
   -- Значит, надо сделать так, чтобы Лэнгстон ничего не заподозрил, когда у него дома появится группа незнакомых людей? -- вернулся к первоначальному вопросу Эр и задумался. -- А маскировка?..
   -- С этим сложностей возникнуть не должно, -- я кинула быстрый взгляд на Леннокса, который сейчас очень внимательно нас слушал, а не демонстрировал всем видом, насколько ему скучно. Увидев, что я смотрю на него, пожилой некромант молча кивнул. -- Мы с магистром Ленноксом сможем изменить внешность и ауры всех присутствующих в любом направлении.
   -- Ну, можно изобразить слуг, которые пришли наниматься на службу. Аристократы редко обращают внимание на жизнь челяди, и слуги при желании могут сновать по всему дому... -- задумчиво сказал Фрост, а потом решительно потряс головой. -- Но вряд ли из этого что-то выйдет. Никто из нас прислугой не был, сойти за нее вряд ли сможет и быстро себя чем-нибудь выдаст.
   -- Может, тогда отталкиваться от противного и притвориться группой аристократов? -- неуверенно предложила Оттилия. Это было уже ближе к моему плану, и я одобрительно ей кивнула, поощряя продолжить. -- Допустим, мы путешествуем откуда-нибудь издалека, местность не знаем и можем заехать, чтобы, ну не знаю, дорогу спросить?
   -- Дорогу он нам тогда укажет, и мы сможем с чистой совестью катиться восвояси, -- резонно возразил ей Гарт, но вампирша только махнула рукой.
   -- Значит, вынудим его пригласить нас погостить в замке! Можно же устроить несчастный случай: колесо у кареты отвалилось -- надеюсь, леди Эртано согласится нам ее одолжить -- или кому-то плохо по дороге стало...
   -- Да кто в это поверит? Лэнгстон ожидает нашего появления, значит, любые "несчастные случаи" будут казаться ему подозрительными! Для правдоподобия нужно вмешательство каких-то посторонних лиц, нападение разбойников там или еще что-нибудь! -- не согласился Кейн.
   -- Да где мы тебе здесь разбойников возьмем? -- вмешалась уже и Бьянка, а я в этот момент, не выдержав, громко хмыкнула, и этот звук привлек внимание остальных.
   Резко оборвав дискуссию, какое-то время они все удивленно смотрели, как я широко улыбаюсь, а затем Гарт первым сообразил, что я задумала, и на его лице отразилось веселое изумление:
   -- Да не может быть! -- я независимо пожала плечами, а он восхищенно покачал головой. -- Это и есть твоя затея? Ну ты даешь...
   -- Серьезно? -- поразился Фрост, догадавшийся вторым. -- Поэтому тебе нужно надежное убежище? Хочешь сделать нас "лесными братьями"?
   -- Чтобы обмануть хитрого политика, который полжизни плел интриги и организовал масштабный заговор против короля, нужно быть еще хитрее и тщательно подготовить почву, -- пожала плечами я, испытывая странную бесшабашную легкость во всем теле, которая после тяжелых мыслей об Адриане пьянила голову не хуже вина, и легко призналась. -- Я всегда так делаю. Даже два года назад, в Ленстере, я две недели притворялась вампиршей, чтобы во мне не видели угрозу, а потом похитила важные документы.
   Да и сам Лэнгстон поступил точно так же, когда его "Восстановители справедливости" сперва устроили мятеж в Фермане, а затем якобы совершили покушение на бывшего советника, и всё это от моего имени!
   -- Значит, хочешь сделать из нас бандитскую шайку? -- недоверчиво переспросила Оттилия и усмехнулась. -- Мне уже жаль Лэнгстона, который явно недооценил твою изобретательность...
   Оглядев присутствующих, я поняла, что за сумасшедшую меня никто не принял, и идея, если была странной, то всё равно показалась вполне осуществимой. Эр и Фрост -- любители авантюр -- и вовсе сразу перешли к бурному обсуждению моей задумки, Леннокс продолжал молчать, но смотрел на меня с одобрением, и одна Бьянка оставалась растерянной и явно не знала, как реагировать на происходящее.
   -- Ну допустим, -- внезапно заговорил Люций, сразу переходя к чисто практической стороне дела. -- Сама по себе идея неплоха, но кого именно вы собираетесь грабить? И каким образом?
   Остальные замолкли и посмотрели на меня с выражением живейшего внимания, приготовившись слушать.
   -- Чтобы инсценировать нападение на группу аристократов, которая будет проезжать через земли Лэнгстона, и он об этом узнает и будет вынужден пригласить к себе, нужно сделать так, чтобы эта бандитская шайка уже была известна в окрестностях. Значит, грабить надо аристократов. Сейчас середина осени, и многие дворяне уже вернулись из поместий в столицу, но наверняка есть те, кто живет в провинции постоянно. Следовательно, на них и будем организовывать засады.
   -- А Лэнгстон не удивится, что нападения происходят только на его территории? -- осведомился Гарт.
   -- Удивится. Поэтому предлагаю действовать не только здесь, но и в герцогстве фон Некер, -- Оттилия вскинула голову и возмущенно посмотрела на меня, Кейн рядом с трудом сдержал смешок, а я торопливо подняла руки в защитном жесте. -- Нечасто! И твоих родных трогать не будем! К тому же у тебя и так семья почти всё время живет в Бэллиморе... Да, и еще, -- вспомнила я важную деталь. Возможно, об этом говорить не было необходимости, но я предпочла прояснить ситуацию. -- Никаких убийств. Угрожать можно, обороняться тоже, но стараемся обходиться без кровопролития, хорошо?
   Друзья вразнобой покивали, а Леннокс презрительно поморщился и небрежным тоном мимоходом оборонил:
   -- Стараетесь не замарать рук, ваше величество? В политических играх невозможно остаться чистеньким и непогрешимым.
   -- Вы удивитесь, если узнаете, насколько хорошо мне это известно, -- огрызнулась я. -- Только я воспринимаю происходящее не как политику, а как личное. Так что могу решать, как действовать.
   Некромант пожал плечами, показывая, что я нисколько его не убедила, а Фрост, почувствовав, как изменилась атмосфера в гостиной, постарался вернуть разговор в предыдущее русло:
   -- Как мы будем действовать?
   -- Поскольку мы создаем своей банде имя и определенную репутацию, надо сделать так, чтобы нас узнавали издалека и о нас говорили. Конечно, не настолько часто и не настолько громко, как об этих "Восстановителях Справедливости", а то мы доиграемся до того, что сюда явятся Адриан вместе с Дорианом, и тогда... нам всем будет очень весело, -- имя Адриана мне в этот раз удалось произнести без запинки, но всё равно с определенным усилием, и я потрясла головой, собираясь с мыслями. -- Думаю, за пару месяцев мы с этой задачей управимся. В нападениях всегда должно участвовать определенное количество человек, хотя состав группы будет меняться. Думаю, человек пять будет достаточно.
   -- Маловато, -- заметил Гарт, но я решительно покачала головой:
   -- Больше нельзя. Позже объясню, почему. И потом, у нас у всех отличная магическая или боевая подготовка, так что справимся. Следующее -- внешний облик. Маски, магическая маскировка -- это хорошо, но нужно целиком убрать приметы, по которым нас можно опознать. Поскольку мы все будем изображать вампиров, эльфам надо будет спрятать уши, а Фросту... -- я критически посмотрела на светлого и прикинула объем работы. -- Фросту надо будет сделать физиономию побледнее и... Магистр, а есть какое-нибудь маскировочное плетение для цвета ауры? Фрост светлый, а все вампиры темные...
   -- Есть. Оно несложное.
   -- А я? -- вдруг спросила прорицательница. -- Я же тоже светлая...
   -- Без обид, Бьянка, но тебя мы вряд ли будем брать с собой, -- вместо меня ответил Кейн, переглянувшись со мной и целиком озвучив мои собственные мысли. -- Ты не владеешь оружием, и будет гораздо лучше, если ты будешь оставаться здесь...
   Та только вздохнула, признавая нашу правоту, а я подумала, что Бьянке надо будет найти какое-нибудь полезное занятие. А то ведь сойдет с ума от скуки, пока мы будем носиться по местным лесам...
   -- А как мы назовемся? -- воодушевленно спросил Дирк, и Кейн с Эром поддержали его одобрительным ворчанием. -- Раз мы шайка, нам непременно нужно название, под которым нас все и будут знать! И еще какой-нибудь опознавательный знак, чтобы оставлять его на месте преступления...
   -- "Десять ненормальных", -- иронично предложила Оттилия. -- Очень хорошо отражает суть всего дела.
   -- Боюсь только, что в этом случае лишь дурак не догадается, кто скрывается под этим названием, -- совершенно серьезно возразил ей Гарт. -- Тогда уж лучше сразу назваться "Отряд-королевы-Корделии-которая-ни-в-чем-не-виновата-и-которая-ненавидит-Лэнгстона". Чтобы уж наверняка никого случайно не ввести в заблуждение.
   -- "Отчаянные головы"?
   -- "Храбрые сердца"?
   -- "Не-Восстановители Справедливости"?
   -- Да это вы, ребята, перечитали приключенческих романов, -- удивленно заметила Бьянка, прерывая оживленный спор, а потом обратилась ко мне. -- Как ты себе представляла ваш внешний облик? Использовать только чары маскировки?
   -- Думала просто заматывать лица чем-нибудь темным, -- призналась я. -- Одними чарами не обойдешься: если столкнешься с каким-нибудь магом, он эту маскировку с тебя в два счета снимет. Да и делать каждому принципиально новую внешность трудно, а с закрытыми лицами проще -- кто его разберет, что там под черной тряпкой прячется.
   -- Значит, черные тряпки, -- подытожила Бьянка. -- Вот и назовитесь "Вороны". Коротко и емко.
   Парни начали серьезно совещаться, обсуждая предложенный вариант, словно только это и заслуживало самого тщательного обсуждения, а мы с Оттилией переглянулись, и я увидела, как на ее лице появилась улыбка. Закончив дискуссию, остальные вынесли вердикт -- это название всем нравится, и именно его мы оставим.
   Фуух, ну хоть с самым важным разобрались.
  

Глава 13

  
   Следующие две недели прошли в подготовке к первой вылазке. Конечно, наши действия не могли остаться незамеченными Нарциссой, и уже на следующий день Люций посвятил ее в происходящее. Это был первый раз на моей памяти, когда эта вампирша сперва потеряла дар речи, а потом по-настоящему разбушевалась -- ее громкий недовольный голос, временами срывающийся на крик, был слышен во всем доме. Конечно, лично ко мне она не прибежала выяснять отношения, и весь шквал ее эмоций мужественно принял на себя Люций. Однако потом, когда я заявила, что мы будем действовать максимально осторожно и избегать ненужных жертв, Нарцисса немного пришла в себя, а после того, как я сказала, что нападать мы будем только на аристократов, даже оттаяла и слегка повеселела. Похоже, не так уж высоко эта целительница ставила местное дворянство... Впрочем, если у меня и оставались сомнения насчет того, не выдаст ли нас вампирша властям, уже через несколько дней они развеялись: теперь я часто видела, как они с Люцием в свободное время вдвоем уходили гулять по окрестностям или сидели вместе в гостиной наверху и всё время негромко что-то обсуждали, и всё никак не могли наговориться. В остальное же время Люций помогал нам с подготовкой, а Нарцисса ежедневно ездила по своим пациентам и могла отсутствовать дома по много часов. Она не пыталась изображать из себя радушную хозяйку, и нам всем было прекрасно понятно, что наше общество не доставляло ей никакого удовольствия. Дело было не только в нас, но и в самом тяжелом, нелюдимом характере вампирши. Ей не нравилось то, что мы задумали, не нравилась я, не нравилось наше с Оттилией и Бьянкой поведение, не соответствовавшее по ее представлениям образу благонравных девиц из хороших семей. Стоило ей заметить любую из нас в ставшей привычной мужской одежде, как Нарцисса сразу же недовольно морщила нос. Спасало нас только то, что вампирша и в самом деле была рада возвращению Люция, и один тот факт, что она на неопределенный срок согласилась терпеть наше присутствие, характеризовал ее как добрейшую и отзывчивейшую из женщин.
   В целом, во флигеле мы разместились вполне удобно. Насколько я поняла, раньше в нем жил управляющий поместьем со своей семьей, но после того, как Эртано лишили титула и богатства, большинство слуг покинули эти места, а Нарцисса перебралась в небольшое жилище, поскольку больше не была в состоянии содержать огромный графский дом. Конечно, мебели и места во флигеле для десяти человек было маловато, так что с позволения брата и сестры Эртано Фрост, Эр, Дирк и Кейн отодрали доски, которыми были заколочены двери в господский дом, и отправились туда на поиски вещей, которые можно было бы использовать в хозяйстве. Не сказать, чтобы им удалось найти много чего полезного, поскольку часть мебели и вещей заметно обветшала, и использовать ее было нельзя, но, по крайней мере, ночевали мы все в первую ночь в кроватях, а не на полу. Во флигеле мы расселились по два-три человека в комнатах на втором этаже. Из прислуги Нарцисса держала двух горничных, кухарку и конюха, выполнявшего также всякую тяжелую работу, и они все жили внизу, и, похоже, зарабатываемых целительством денег вампирше хватало на стабильную жизнь и сносное хозяйство. Кстати, наведавшись как-то раз на кухню, я обнаружила, что сама Нарцисса много времени проводила именно там, превратив половину небольшого помещения в лабораторию для приготовления целительских товаров и мазей. Кухарке и горничным было строго-настрого запрещено трогать что-либо в этой части кухни, и это правило неукоснительно соблюдалось.
   Покидали поместье Эртано и мы. Очень быстро я поняла, что друзья отнеслись к предложенному мной плану как к забавному приключению и воспринимали его скорее как игру, нежели чем что-то серьезное. Впрочем, энтузиазма у них было хоть отбавляй, и пока мне этого было достаточно. Так что вскоре мы составили список необходимых приготовлений и принялись за их осуществление. В первую очередь надо было запастись необходимыми вещами -- так что в основном мы ездили в одежные лавки за темной неброской одеждой, черными плащами и черными шарфами. Поскольку покупка такого количества "бандитского" реквизита могла показаться продавцам подозрительной, я отправляла в Давер по двое человек, но каждый день, и закупаться им следовало в разных лавках, чтобы не вызвать лишних вопросов -- эту задачу я поручила Гарту и Дирку. Фрост и Эр, когда ездили в город, наведались в квартал ремесленников и разжились там кожаными нагрудниками, а также наручами и поножами -- на случай, если кого-нибудь из наших будущих жертв будут сопровождать охрана, которой взбредет в голову оказать сопротивление. Один раз в Давер съездили и мы с Люцием, но нашей целью стала оружейная лавка: поразмышляв и тщательно взвесив все "за" и "против", я неохотно признала, что сарды стали бы слишком запоминающейся деталью, поскольку слишком мало народу ими владеет, и, следовательно, стоило приобрести какое-то иное оружие. Люция мое решение тоже не привело в восторг, но с его разумностью он поспорить не мог. В итоге я стала обладательницей двух парных клинков с коротким лезвием -- продавец-вампир клялся, что они были эльфийского происхождения, но я в этом сильно сомневалась -- а Люций предпочел обычный меч. Но себе мечи я взяла лишь на всякий случай, поскольку собиралась пользоваться, в первую очередь, магией: о том, что я хорошо сражаюсь на мечах, знают многие, а о том, что в последнее время я подтянула навыки магического боя, не знал никто, и этот факт мог стать хорошим козырем.
   Еще одной важной задачей стала разведка местности -- этим занимались, в первую очередь, Эр, Фрост и Гарт: эльфам и перевертышу с их природной внимательностью, а также острыми слухом и зрением было легче всего обследовать окрестности, подмечать детали ландшафта и намечать пути отхода и укромные тропы, по которым можно скрываться. Кейн, Оттилия, Дирк и я в это время занимались тем, что наблюдали за окрестными дорогами, выясняя, кто из аристократов ездит по ним регулярно. Здесь особенно кстати оказались познания Оттилии в вереантерской геральдике, поскольку именно благодаря ей мы узнавали, чьи гербы красовались на проезжавших каретах. Как выяснилось, я была права -- количество аристократов, проживавших в провинции постоянно, было весьма ограниченным, и многие из них чуть ли не ежедневно отправлялись друг к другу с визитами. Время от времени появлялись и новые лица, но они были явлением нечастым, и запоминать их смысла не было.
   На том, чтобы в нападающей группе было всего пять человек, я настояла потому, что рассчитывала, что, когда попаду в замок Лэнгстона, шайка "Воронов" будет продолжать действовать, чтобы невозможно было связать появление в замке новых лиц с орудующей в окрестностях шайкой. Я представляла себе это так: в нападающей группе должен быть один человек, владеющий оружием дальнего боя (то есть тот, кто засядет в кустах или на дереве с луком и будет играть роль своеобразной "поддержки"; этим должны были заняться либо Фрост, либо Оттилия, поскольку из всех нас они были самыми меткими), боеспособный маг (либо Леннокс, либо я) и еще три человека с оружием ближнего боя -- ими могли быть все остальные в зависимости от ситуации. С Ленноксом мы теперь активно занимались тем, что создавали чары иллюзий, способных изменить ауру, внешность и сторону человека. Работа оказалась очень увлекательной, но невероятно кропотливой и энергозатратной, так что после этих опытов я ощущала себя невероятно уставшей, словно только что пробежала расстояние от Академии до флигеля Нарциссы пешком.
  
   ***
   Как-то днем, когда я отдыхала после очередного выматывающего занятия с Ленноксом, ко мне заглянула Оттилия и предложила прогуляться. В доме в это время почти никого не было: Нарцисса уехала к кому-то из своих пациентов, кто-то из ребят отправился в город за покупками, еще несколько человек патрулировали окрестные дороги. В доме было тихо, слуги занимались своими делами, и можно было с комфортом разместиться в каком-нибудь кресле, чтобы снова прогнать в голове варианты развития событий, которые повлекут за собой мои действия, но... С момента встречи у нас с Оттилией почти не было возможности поговорить по душам, и сейчас я охотно согласилась и пошла за теплым плащом.
   Тяжелое серое небо было строгим и недружелюбным, холодный ветер шумел в пустых кронах деревьев и пытался пробраться под одежду. Редкие птицы перелетали с дерева на дерево и казались нахохлившимися и сердитыми, словно наступление холодов было нашей личной заслугой, а не природной закономерностью. Слуги-вампиры собирали в кучи сухую опавшую листву и жгли костры, так что над землей тянуло дымом. Дождей в эти дни не было, так что мы сошли с площадки перед домом, вымощенной камнем, и неторопливо побрели по засаженной дубами аллее, не боясь увязнуть в грязи. Заколоченный господский дом казался особенно запущенным и зловещим, и трудно было поверить, что в нем когда-то вообще жили люди. Взглянув на него, я снова подумала об Атламли, о котором сейчас никто не заботился, и который с каждым проходящим годом всё больше превращается в развалины. Переживет ли тот дом еще одну зиму?..
   -- Жутковато здесь находиться, -- тихо сказала Оттилия, словно прочитав мои мысли. -- Как Нарцисса может тут жить круглый год? Почему не переедет в город?
   -- Потому что здесь ее все знают и ценят за ее целительские таланты, -- задумчиво сказала я. -- Да и общество здесь, в провинции, попроще. А в столице снобистское отношение знати к себе чувствуется острее, и игнорировать его трудно любому. Даже такому... непростому вампиру, как Нарцисса. Кстати, я так и не поблагодарила тебя за то, что ты всё бросила и примчалась мне на помощь, прихватив остальных, несмотря ни на что.
   Оттилия рассмеялась.
   -- То есть благодарность ты начинаешь испытывать только после угрызений совести, что втянула нас в очередную авантюру?
   -- Похоже на то, -- согласилась я. -- Но я совсем не ожидала, что вы так скоро вернетесь из Шалевии. Как там всё прошло?
   Поскольку я в тот момент смотрела на вампиршу, от меня не укрылось, как по ее слегка мальчишескому лицу пробежала тень. Но она не стала делать вид, будто ничего не случилось, а со вздохом призналась:
   -- Кейну там было тяжело. Его до сих пор мучает чувство вины из-за того, что произошло с его двоюродным братом, и в поместье он чувствовал себя не в своей тарелке. Я ведь еще ожидала, что та девица, ну, его троюродная сестра, предпримет какие-то активные шаги, чтобы обратить на себя его внимание, но Кейн ее просто не замечал. И дело не в том, что он не видел никого, кроме меня, а в том, что он всё время был в своих мыслях.
   -- Ему просто нужно время, -- осторожно сказала я, не ожидая ничего подобного. Мне самой Кейн в эти дни казался таким же, как обычно, хотя, возможно, поглощенная собственными переживаниями, я просто не замечала очевидных вещей. -- Прошлое бывает трудно отпустить.
   Оттилия на секунду остановилась и устало потерла двумя пальцами лоб, а в ее глазах показалась озабоченность, каким-то образом неприятно состарившая вампиршу, и это открытие меня поразило. Ей как будто разом стало не тридцать три, а сорок три года.
   -- Он тяжело переносит обращение, -- наконец неохотно призналась она. -- Жажда крови неприятна, но к ней можно привыкнуть, а вот смириться с потерей магических способностей... Это очень тяжело. Кейн не говорит об этом, но я-то и так всё вижу!
   На секунду прикрыв глаза, я попыталась вспомнить ощущения, полученные после того, как на меня надели антимагические кандалы, и почувствовала прилив облегчения за то, что родилась полукровкой и, соответственно, мне вампиршей никогда не стать. Ведь если меня можно было бы обратить, я стала бы такой же низшей, как и Кейн, и о магических возможностях можно было бы забыть... Одновременно я ощутила укол вины перед Оттилией за подобные мысли, но сама вампирша, к счастью, в тот момент смотрела в другую сторону и не видела моей реакции.
   -- Я знаю, что это временно, -- продолжила Оттилия более спокойно. -- Но мне тяжело видеть, что ему плохо, и я стараюсь сделать всё, чтобы он не расстраивался так из-за магии...
   Сбоку от аллеи наше внимание внезапно привлекли две фигуры -- одна высокая и широкоплечая, и вторая маленького роста и худенькая. Присмотревшись, я неожиданно узнала в них Фроста и Бьянку, а потом разглядела, что светлый эльф учил прорицательницу стрелять из лука. Девушка была снова в штанах и рубахе, а русые волосы заплела в тугую косу, и рядом с эльфом она казалась удивительно хрупкой. Метрах в десяти от них на стволе поваленного дерева в ряд стояло несколько по-осеннему красных яблок, а Бьянка, старательно прищуривая левый глаз, целилась в самое большое. Однако даже издалека мне было понятно, что ничего у той сейчас не выйдет -- наконечник стрелы ходил из стороны в сторону, а рука, оттягивавшая тетиву лука, дрожала. Наконец Бьянка отпустила руку, стрела исчезла где-то за деревьями, не задев яблока, и прорицательница разочарованно вздохнула, опустив лук, и виновато посмотрела на своего учителя. Однако Фрост только улыбнулся и что-то ей сказал, после чего девушка заулыбалась. Уловив краем глаза какое-то движение, я повернулась и увидела, что Оттилия смотрит на меня с выражением веселого недоумения, и в тот момент я с облегчением поняла, что это только из-за тревоги за Кейна она казалась старше, а на самом деле она еще совсем молодая.
   -- Знаешь, сперва я подумала, что Бьянка поехала с тобой, потому что ей захотелось приключений. Ну, еще у меня была мысль, что она неровно дышит к Кейну, и его обращение в вампира выбило ее из колеи... -- я удивленно взглянула на подругу, но та лишь пожала плечами и хитро прищурилась. -- Но вот сейчас я думаю -- а в Кейне ли вообще дело?.. Кстати, а она тебе как-нибудь объяснила, почему поехала с вами?
   -- Месяц назад у нее было видение, о котором она наотрез отказалась рассказывать, а потом заявила, что должна поехать со мной.
   -- Как ты думаешь, а велика вероятность того, что ей вдруг захотелось научиться сражаться, и потому она просто попросила кого-то обучить ее стрелять?
   -- Сомневаюсь, -- честно ответила я.
   -- Что ж, тогда потом посмотрим, к чему это все приведет... Интересно, что же она такое увидела, что согласилась немедленно всё бросить и поехать с тобой? На вид она такая... -- Оттилия запнулась, подыскивая слова, и неопределенно рухнула рукой куда-то в сторону. -- Такая домашняя, смирная, правильная. Почему ее вдруг потянуло на опасности?
   -- Смирная не смирная, а, когда ты сообщила о моем готовящемся аресте, именно она сохранила ясную голову и привела меня в чувство, -- я усмехнулась и рассеянно коснулась рукой в перчатке до щеки. -- Дала мне по физиономии, чтобы я поскорее взяла себя в руки. Так что в сложной ситуации на нее положиться вполне можно.
   Оттилия громко хмыкнула -- в ее смешке мне отчетливо послышалось одобрение -- и мы пошли дальше. Флигель и дом почти скрылись из виду, а вокруг словно стало темнее -- аллея дубов была длинной, деревья -- высокими, и небо казалось теперь совсем далеким, оставшимся где-то далеко за ветвями. Какое-то время мы молчали и вслушивались в шелест листьев под ногами, а я все ждала, когда Оттилия начнет говорить. Ведь было понятно с самого начала, что на прогулку она вытащила меня не просто так...
   -- Как ты? -- наконец спросила она, когда мы отошли уже совсем далеко от дома и свернули на какую-то боковую тропу. -- Для тебя последние полтора месяца прошли совсем нелегко.
   -- Всё в порядке, -- нейтрально отозвалась я.
   -- Врешь, -- без малейших сомнений изрекла вампирша, а потом искоса посмотрела на меня и уставилась обратно на дорогу. -- Ты бы видела свое лицо в эти недели. Да, ты сосредоточилась на том, чтобы доказать свою невиновность, но на самом деле тебе плохо, хоть ты пытаешься это скрыть. И это вижу не только я, остальным это тоже очевидно! И это понятно, поскольку сейчас всё произошло почти по тому же сценарию, как и твой арест два года назад!
   -- Оттилия, ну зачем ты мне это говоришь? -- не выдержала я. -- Хочешь узнать правду? Я злюсь, я уязвлена, меня выводит из себя осознание того, что меня снова сделали козлом отпущения, причем это снова сделал тот, от кого я этого меньше всего ожидала!
   Еще несколько шагов мы прошли в тишине. Глядя на высокие старые деревья вокруг, я вдруг вспомнила живописный дворцовый парк в Бэллиморе и то, как мечтала погулять там ранней осенью с Адрианом. Ранняя осень уже прошла, но что-то ни парка, ни прогулок, ни Адриана в последнее время в пределах видимости не наблюдалось. Кажется, эта мысль оказалась последней каплей, потому что в тот момент я остановилась, будучи не в силах куда-то еще идти. Горло сдавило, стало тяжело дышать, и я даже провела рукой по шее, удивляясь, почему мне так сильно давит застежка плаща. Но нет, дело было совсем не в ней. Гнев и обида, которые я испытывала в эти дни и старательно пестовала, внезапно отпустили, выпуская на первый план иное чувство, до сих пор тщательно подавляемое, поскольку оно делало меня слабее.
   Отчаяние.
   -- Почему он мне не поверил? -- тоскливо спросила я вслух, ни к кому в частности не обращаясь и глядя в пространство перед собой. -- Как Лэнгстон так легко смог его убедить, что я и в самом деле замышляла что-то против него? Или он просто никогда не верил мне по-настоящему?
   Оттилия молчала, а я и не ожидала ответа, да и что тут можно сказать? Действия Адриана говорили сами за себя, и все и так понятно, но невозможно, невозможно было и дальше удерживать всё в себе...
   -- Что ты собираешься делать дальше? -- наконец спросила вампирша, и я совершенно не представляла, сколько времени длилось это молчание.
   -- Ты имеешь в виду -- если всё получится, Лэнгстон будет обличен, а с меня снимут все обвинения? -- уточнила я, и Оттилия кивнула. Я равнодушно пожала плечами, поскольку так надолго еще не загадывала. -- Не знаю. Из Академии меня, вероятнее всего, уже исключили, так что туда мне не вернуться, а что еще делать... Не знаю.
   -- Но если Адриан поймет, что был неправ, ты же можешь...
   -- Вернуться к нему? -- закончила за нее я и горько усмехнулась, чувствуя знакомый ком в горле. Глаза начало жечь, и я торопливо заморгала и даже запрокинула голову, словно это могла помочь задержать слезы. Только не расплакаться! При Оттилии, конечно, не так страшно, но все же не хотелось бы... -- И насколько? До того момента, пока не вспыхнет очередной мятеж, якобы от моего имени? Чтобы потом снова бежать от преследования?
   -- Корделия, я вовсе не это...
   -- Знаю, -- успокаивающе сказала я. В том, что вампирша не намеревалась меня задеть, у меня сомнений не было. -- Но пойми, Оттилия, мне надоело постоянно бегать, постоянно бояться за свою жизнь, притворяться кем-то другим и всё время ожидать удара от людей, которых я считаю самыми близкими! Как бы ты себя чувствовала, если бы сперва на тебя открыл охоту твой отец, а потом Кейн?
   Глаза вампирши на секунду расширились, когда она себе это представила, потом ее лицо болезненно поморщилось, и я кивнула.
   -- Вот именно.
   -- Но вы же женаты, -- напомнила Оттилия, и я невольно дотронулась до обручального кольца, снять которое у меня так и не поднялась рука. -- Брак, заключенный богиней, не разорвать, и вы всё равно останетесь связаны на всю оставшуюся жизнь! И Хель не благословила бы вас, если бы не думала, что вы станете хорошей парой! Я понимаю, ты сейчас расстроена, напугана, но потом, когда всё закончится, у тебя будет возможность спокойно всё обдумать и принять правильное решение!
   -- Подобный шаг имел бы смысл, если бы сейчас я испытывала только злость, обиду и жажду мести, -- угрюмо возразила я, и вампирша вопросительно нахмурилась, не понимая, к чему я веду. -- А я могу сказать даже сейчас -- я люблю его! И буду любить дальше. Но несмотря ни на какие чувства, я никогда больше не позволю никому распоряжаться моей жизнью! Слишком плохо это всегда для меня заканчивается.
   Как Оттилия не пыталась, но скрыть выражение глубокого сочувствия ей не удалось, и я, глубоко вздохнув, поспешно отвернулась. Чужой жалости я точно не вынесу, и вообще пора уже приступать к делам, чтобы поскорее разобраться со всей этой историей, "Восстановителями Справедливости", Лэнгстоном, Арлионом и кто там идет по списку следующим номером!
   И, если всё получится, потом уже думать, что делать дальше.
  

Глава 14

  
   Густой подлесок подходил практически вплотную к дороге, и потому можно было легко следить за ней, до последнего оставаясь незамеченным. Будь сейчас лето, листва скрыла бы нас еще надежнее, но и плотно стоящих друг к другу молодых деревьев должно было хватить -- их стволы были довольно тонкими, но паутина веток и бурый ковер сухой листвы под ногами превращали их в однородную серо-коричневую массу, разглядеть в которой что-либо было проблематично. С утра мы сидели в этих зарослях в засаде, и я чувствовала себя, кажется, еще хуже, чем на масштабных торжественных мероприятиях во дворце. Тонкие веточки деревьев мешали передвижению: всё время норовили то капюшон с головы стянуть, то вовсе глаз выколоть, а ещё меня без конца точил изнутри червячок тревоги. Получится ли? Зачем я вообще решилась на эту сумасбродную затею, которая именно в этот момент, когда до решительных действий оставались считанные минуты, казалась особенно безумной?
   Остальные оставались почему-то совершенно спокойны, словно им сейчас предстояло не кого-то ограбить, а погрузиться в новое увлекательное приключение. Ну почему я не могу относиться к происходящему так же?!
   Сухой ветер закрутил опавшую листву в воронку, и я приподняла край черного шарфа, почти целиком закрывавшего мое лицо, чтобы защитить глаза от пыли. Когда все стихло, я взглянула на остальных и удовлетворенно кивнула -- всё-таки наши с Ленноксом усилия по маскировочным иллюзиям не прошли даром, и признать сейчас в пяти низших вампирах с закрытыми лицами, с ног до головы облаченных в темное, моих друзей было просто невозможно. Даже архимаг оказался бы не в силах увидеть здесь маскировку, настолько качественной оказалась наша с некромантом работа. Помимо внешности, тщательно переделанными были и ауры ребят -- всех, кроме моей. Свою ауру я лишь сделала слегка бледнее, чтобы во мне можно было опознать мага.
   Ну, по крайней мере, если я останусь жива, хоть буду знать, каким ремеслом зарабатывать на жизнь.
   -- Приготовились, -- внезапно сказал один из вампиров, и я только по голосу узнала Гарта. Дорога казалась такой же пустынной, и слышен был только шум ветра, но чутью перевертыша мы все привыкли доверять безоговорочно, и я дала знак приступать. Черные фигуры вокруг меня пришли в движение, и мне пришлось глубоко вдохнуть, чтобы взять себя в руки.
   Ладони взмокли даже в перчатках, сердце ухнуло куда-то вниз, а ноги предательски задрожали.
   Прекрати. Тебе даже людей приходилось убивать, а теперь ты беспокоишься из-за простого разбоя... Отнесись к этому как к чему-то необходимому. Как к игре в шахматы, например! Лэнгстон свой ход уже сделал и поставил тебе шах. Твоя очередь ходить.
   Белые начинают и выигрывают.
   Кстати, неплохо было бы выяснить, какими фигурами в этот раз играю я...
   Издалека раздались стук копыт и шум экипажа, которые стали приближаться в нашу сторону. Гарт первым покинул предлесок, шагнул на дорогу и неторопливо побрел по обочине, сильно сгорбившись. Вскоре за стволами деревьев показалась темная карета, запряженная четверкой лошадей, неторопливо катившая по пустынной дороге. В ту самую секунду, когда между ней и Гартом осталось каких-то несколько метров, рыжий перевертыш резко, без предупреждения, рванулся через дорогу, вынуждая кучера резко натянуть поводья, и лишь каким-то чудом не попал под колеса. Карета остановилась, вампир в широкополой шляпе на козлах издал какое-то проклятие, но я его толком не расслышала из-за громкого шороха листьев -- это еще три человека, включая меня, пришпорили лошадей и выехали на дорогу. Гарту тем временем понадобилась буквально секунда, чтобы сориентироваться, а затем он распрямился и поспешил присоединиться к нам. Мельком я отметила незнакомый герб на дверце кареты -- он не принадлежал ни одной из знатных семей, живших в округе. Значит, нам повезло сразу же столкнуться с кем-то неместным. Ладно, будем надеяться, что здесь нет никаких важных шишек... Также стало понятно, почему карета ехала не слишком быстро -- на ее крыше были ремнями закреплены несколько дорожных сундуков.
   Карета стояла тихо, активно сопротивляться пока никто не пытался, и я уже успела поверить, что первое ограбление пройдет легко и безболезненно, но, как выяснилось, вампиры лишь дожидались, пока мы втроем спешимся. Но едва Кейн, Эр и я очутились на земле, как...
   -- Разбойники! -- громко закричал еще один вампир, сидевший на козлах рядом с кучером, и легко соскочил на землю, выхватывая из ножен меч. В первый момент я задалась вопросом, не собрался ли он в одиночку драться с нами со всеми сразу, но вдруг дверца кареты распахнулась, и показался еще один вампир -- его внешность я даже толком не успела разглядеть, поскольку мое внимание сразу привлекла его яркая темная аура. Вот демон, маг! Сильный!
   Вампир не стал выстраивать хоть какую-то линию ведения боя, а сразу, без предупреждения, швырнул несколько огненных плетений в Гарта и Кейна. Но после занятий Леннокса я уже привыкла к схваткам, когда противник нападает на тебя совершенно неожиданно и его главным козырем становится именно внезапность атаки, и не растерялась, а поставила между ребятами и магом щит. Огненные шары столкнулись с невидимой преградой и с громким шипением растаяли, вампир замотал головой, отыскивая среди нас мага, а затем атаковал меня. Около минуты мы обменивались ударами -- краем глаза я заметила, что вампир с мечом дерется с кем-то из моих ребят -- и в течение этого времени я планомерно загоняла мага в угол, вынуждая его целиком уйти в оборону и открыть слабые места. При этом он был силен, но, что удивительно, это больше не представлялось мне сложностью. Поверить не могу -- еще несколько месяцев назад столкновение с подобным противником обернулось бы для меня гарантированным поражением, а сейчас я действовала так же, как во время боев на холодном оружии: разум оставался совершенно холодным, все действия выполнялись машинально, и я наблюдала за происходящим словно со стороны. В какой-то момент маг понял, что меня ему не одолеть, и на секунду на его лице отразилось осознание собственной обреченности. Завершающим штрихом стало плетение, показанное мне когда-то Ленноксом, которое я знала лишь в теории и ни разу не применяла на практике, и которое сорвалось с моих пальцев само собой. У вампира не было ни единого шанса увернуться, и в тот момент холодную сосредоточенность впервые сменило сомнение: когда плетение его настигло, тело мага выгнулось дугой, он захрипел и забился в судорогах, а на его губах выступила пена. Затем он упал на землю, обмяк и больше не двигался.
   Обернувшись, я обнаружила, что тот вампир, который дрался на мечах, сидел в стороне и покачивался из стороны в сторону, держась руками за голову -- об дерево его, что ли, приложили? -- а его меч валялся где-то в стороне. Кучер продолжал сидеть на облучке, и кнут в его руке заметно трясся, а сам вампир расширившимися глазами таращился на меня -- выведенный из строя маг явно напугал его гораздо больше, чем получивший по голове товарищ. Едва он увидел, что мы неторопливо направились в сторону кареты, как приподнял поводья с намерением подстегнуть лошадей и попытаться сбежать, но в ту же секунду откуда-то из-за деревьев вылетела стрела и вонзилась в стенку кареты в паре сантиметров от руки кучера. Скорее от неожиданности, чем от настоящего страха, кучер резко дернулся, выронил поводья и вжался в карету, так что шляпа почти слетела с его головы, а я довольно улыбнулась. Молодец Фрост, я знала, что на его меткость можно положиться.
   На всякий случай Кейн не слишком вежливо стряхнул вампира за плечо на землю, а мы с Эром шагнули к карете, и я распахнула дверцу, которую сидевшие внутри пассажиры успели закрыть после того, как наружу выскочил маг. Внутри сидели три вампирши -- одна камеристка и две знатные дамы, и даже под вуалями можно было разглядеть их широко распахнутые блестящие глаза, смотревшие на нас с неприкрытым испугом. Несколько секунд у меня ушло на узнавание, а затем я почувствовала, как мое настроение взмывает до небес, и я едва удержалась, чтобы не рассмеяться в полный голос -- первая дама, одетая побогаче своей спутницы, была светловолосой и немолодой, и мне раньше и в голову не могло бы прийти, что на ее холеном лице вместо надменности может появиться страх. Вторая вампирша -- высокая, темноволосая, кудрявая -- смотрела не менее испуганно, и ее страх внушил мне чувство глубочайшего удовлетворения.
   Евгения Шеффер и Элис Мальдано. Честное слово, сегодня день точно удался.
   -- Дамы, доброго денечка, -- поприветствовал их Эр. Из-за закрывающего лицо платка голос прозвучал слегка приглушенно; вдобавок в его речи появился простонародный выговор, который мы репетировали последнюю неделю. -- Позвольте сюда ваши украшения, деньги... И вашу шубу, -- и он кивнул на тяжелую меховую пелерину на плечах герцогини, которая наверняка стоила целое состояние.
   Вести переговоры я специально велела Эру, поскольку внешность-то мы с Ленноксом всем изменили, а вот женский голос меня бы выдал. Конечно, два года назад мне удавалось как-то его менять и придавать ему мальчишескую звонкость... Но в этот раз я предпочла обойтись без таких шагов.
   -- Если вы нас убьете, -- слегка дрожащим, но более или менее спокойным голосом начала Элис, в то время как Евгения судорожно вцепилась в меховую накидку, и я подумала, что пелерину от нее можно будет оторвать только вместе с руками, -- вас обязательно казнят! А если вы надругаетесь над нами...
   -- Донер упаси, -- ужаснулся Эр. -- И в мыслях не было!
   Обе дамы вздохнули было с облегчением, но тут темный эльф непринужденно добавил:
   -- Впрочем, за своих парней я не отвечаю. Вот вы, дамочка, -- Евгения нервно икнула, когда "разбойник" обратился к ней, -- вполне во вкусе одного из моих друзей, -- и он кивнул на Кейна, стоявшего сразу за ним. Тот не растерялся и окинул герцогиню с ног до головы сальным взглядом, которого я сама от него не ожидала, а бедная герцогиня и вовсе сдавленно вскрикнула и лишилась чувств. Леди Мальдано покосилась на нее, осознала, что осталась в совершенном одиночестве -- горничная находилась в ступоре и на внешние раздражители уже не реагировала -- и заметно побледнела. Я же для закрепления эффекта подняла вверх кисть, на кончиках пальцев вспыхнули язычки пламени. Переведя взгляд с Эра на меня -- я с неудовольствием была вынуждена признать, что демонова леди Элис держалась достойно и даже умудрялась оставаться привлекательной -- вампирша оценила мои магические способности и повернулась к камеристке:
   -- Мари, отдай им то, что они просят, -- горничная не пошевелилась, и голос Элис зазвучал более повелительно. -- Мари!
   Та наконец-то пришла в себя, трясущейся рукой вытащила из-под сиденья сумку и достала из нее два тяжелых бархатных мешочка, в которых чаще всего хранят драгоценности. Эр не стал дожидаться, пока та отдаст их нам, а сам забрал их у нее и вручил их мне. Элис тем временем сама сняла со своей бесчувственной подруги меховую пелерину и вручила ее Эру с видом презрительным и оскорбленным. За пелериной последовал мешочек с монетами.
   -- Это все, -- царственно сообщила бывшая королевская фаворитка и надменно осведомилась. -- Надеюсь, вы не захотите удостовериться лично и обыскать меня?
   -- Не искушайте меня, -- фыркнул Эр, которого не так легко было смутить, и шагнул назад. Я же, спрятав мешочки с украшениями под плащом, встала на место эльфа и взялась за ручку кареты.
   -- Счастливого пути, дамы, -- пожелал темный эльф напоследок. Глаза Элис гневно сощурились, а я, вспомнив про последнюю деталь, достала из кармана заранее приготовленное перо ворона и, молниеносно наклонившись вперед, воткнула его в прическу бесчувственной Евгении. Элис в первый момент вскрикнула -- видимо, решила, что кто-то из разбойников всё же решил покуситься на честь ее подруги -- но я так же стремительно разогнулась. Не удержавшись, я напоследок отсалютовала леди Мальдано и захлопнула дверцу кареты.
   -- Можешь везти пассажиров дальше, -- Кейн покровительственно похлопал по плечу кучера, который так и продолжал сидеть на земле, и мы направились к лошадям. Маг по-прежнему валялся на земле, а третий вампир так и сидел, хотя раскачиваться из стороны в сторону перестал. На всякий случай я все же подошла к поверженному магу, убедилась, что он дышит, и, успокоившись, нагнала остальных. Одновременно я начала формировать вокруг нас плетения, которые должны были скрыть наши следы, и, когда мы снова очутились в подлеске, к нам присоединился Фрост, который уже успел сесть на лошадь.
   -- Ну что, всё удачно? -- на ходу спросил он, когда мы отъехали от места ограбления на пару километров и слегка сбавили скорость.
   -- Да, -- наконец-то заговорила я и позволила себе улыбнуться, чувствуя, как отпускает напряжение. -- Ценности забрали, свой "отличительный знак" оставили. Теперь нас начнут узнавать.
   Светлый эльф хмыкнул -- когда мы решили оставлять на "местах преступления" вороньи перья, чтобы соответстовать придуманному названию, именно перед ним была поставлена задача раздобыть нам эти самые перья. С ней Фрост справился без проблем, благо воронов вокруг поместья Эртано летало много, а эльф всегда славился отменной меткостью.
   -- А эта девица была ничего, крепкая, -- оценивающе сообщил Эр, и я поморщилась, словно надкусила что-то кислое, но эльф этого не заметил. -- По крайней мере, в обморок не рухнула. Гарт, ты там как? Гарт, ну на кой демон она тебе понадобилась?!
   Повернув голову вбок, я обнаружила, что рыжий паренек ехал в той самой широкополой шляпе, которая пятнадцатью минутами ранее была на кучере, и выглядел чрезвычайно довольным.
   -- А что? -- нисколько не смутившись, удивился он. -- Корделия не собирается делить между нами награбленное, и тратить его будет нельзя... А так я хоть какое-то моральное удовлетворение от вылазки получу.
   -- Корделия, а что ты собираешься делать с добычей? -- с интересом спросил Кейн, с любопытством разглядывая Эра, который так и не нашел, куда деть меховую накидку, и в итоге надел ее на себя. Вид у него теперь был презабавный, и шалевиец, не удержавшись, хихикнул. -- Эр вон тоже моральное удовлетворение получил, а остальным что?
   Темный эльф испепелил его недовольным взглядом, но потом сообразил, что в светлой меховой накидке поверх бандитской личины он и впрямь должен смотреться гротескно, и промолчал, а я пожала плечами:
   -- Ничего мы с ними не будем делать. Даже если бы мы грабили с целью наживы, с продажей украшений возникло бы множество проблем: они слишком приметны, и по ним власти смогут выйти на наш след. С мехами то же самое, так что максимум, что с этой пелериной можно сделать -- это подарить ее Нарциссе... если, конечно, Эр захочет с ней расстаться, -- теперь уже негодующего взгляда от эльфа удостоилась я сама, и я тихо хмыкнула. -- А деньги я предлагаю отдать Нарциссе. Наше содержание ей и так дорого обходится.
   -- Ну вот, -- огорченно вздохнул Фрост. -- Ты работаешь, прикладываешь определенные усилия, рискуешь своей жизнью, а в награду тебе -- шиш... Что за жизнь?
  
   ***
   Едва мы подъехали к флигелю, как во двор немедленно высыпали наши остальные друзья, а также Люций, Леннокс и даже Нарцисса. Не могу сказать, чтобы нас чествовали, как героев... но до конца дня мы оставались главными действующими лицами. Наибольший ажиотаж вызвал Эр в мехах, и над ним до вечера подтрунивали по этому поводу. За обедом нас заставили подробно, в лицах, рассказать во всех подробностях о первой вылазке, причем со стороны было заметно, что Нарциссу раздирали противоречивые чувства: с одной стороны, верность законам и стремление поступать правильно, а с другой -- удовлетворение от того, что кому-то из чванливых аристократов мы сегодня устроили такую встряску. Разумеется, мы заверили ее, что никто серьезно не пострадал, убитых не было, и вообще всё прошло чинно и практически благопристойно. А после я пообещала, что, когда всё закончится, награбленное почти в полном объеме отправится на благотворительность, и после этого вампирша более или менее успокоилась и перестала кидать на меня подозрительные взгляды.
   После обеда я поднялась в спальню и там наконец-то достала мешочки с драгоценностями. Но, едва я взвесила в руке каждый по отдельности, как в комнату зашли Бьянка и Оттилия.
   -- Фрост заявил, что добычу ребят составили сегодня шляпа и пелерина, а всё остальное ты наглым образом забрала себе, -- проинформировала меня прорицательница, и я хмыкнула. Вампирша тем временем бесцеремонно уселась на мою кровать, а Бьянка придвинула поближе стул, стоявший у туалетного столика, и села на него.
   -- Ну, показывай, -- распорядилась Оттилия, и я, развязав тесемки, высыпала содержимое бархатных мешочков на кровать.
   Даже света неяркого осеннего дня оказалось достаточно, чтобы покрывало на кровати вспыхнуло всеми цветами радуги от усеявших его драгоценных камней, и мы втроем одновременно ахнули, ослепленные этой красотой.
   -- Да мы богаты! -- восхитилась вампирша и запустила длинные тонкие пальцы в кучку украшений, перебирая их, а потом с надеждой посмотрела на меня. -- Слушай, может, мы всё-таки не все отдадим на благотворительность? Оставим что-нибудь себе?
   Бьянка выудила из общей кучи сапфировый браслет и, подумав, застегнула его на запястье. Мы с Оттилией оценивающе посмотрели на него, единодушно одобрили, а затем вампирша начала вылавливать тяжелые перстни и примерять их -- по одному на каждый палец.
   -- Отдавать, конечно, жалко, -- со вздохом согласилась я, а затем в золотой горке мое внимание привлекло что-то, внезапно показавшееся знакомым. Покопавшись, я вытащила тяжелое ожерелье с огромными рубинами -- то самое, которое было на Евгении в нашу первую встречу -- и показала его девушкам. Ого, даже представить не могу, как его хозяйка отнесется к этой потере... -- Только вот, боюсь, если ты покажешься в Бэллиморе в нем, герцогиня Шеффер тебе глаза выцарапает.
   Оттилия на секунду оторвалась от рубинов и удивленно посмотрела на меня.
   -- Шеффер? Евгения Шеффер?
   -- Именно.
   -- Вы что, ее ограбили?! И откуда она только здесь взялась, если она провинцию не выносит? -- весело изумилась вампирша и доверительно сообщила Бьянке. -- Это одна из самых знатных дам в Бэллиморе и самая стервозная. Возглавляет благотворительный комитет и кичится этим так, словно сидит на троне. Моя мама ее терпеть не может.
   -- Не зря мне герцогиня Катерина с самого начала была симпатична, -- хмыкнула я, а Бьянка резонно заметила:
   -- Что ж, в этом случае ей вдвойне должно быть приятно, что мы отправим все драгоценности на благотворительность.
   Оттилия расхохоталась, а я заметила среди драгоценностей еще кое-что, отчего мое сердце вдруг дрогнуло. Осторожно я подняла бриллиантовую заколку для волос в форме звездочки -- не такую изящную и красивую, какие были у Натаниэль, но всё же. Поискав еще, я нашла еще пять -- значит, в этом комплекте их шесть, и они крупнее тех, которые были у моей матери. Конечно, это не те же самые украшения, но похожи, и... Чего уж там говорить, эти украшения мне понравились ужасно.
   Кому же принадлежат эти -- герцогине или Элис?..
   Оттилия слегка улыбнулась, когда разглядела, что имено привлекло мое внимание, а я так же, как девушки, начала примерять их на себя: распустила волосы и аккуратно приколола все шесть -- три с одной стороны и три с другой.
   -- Красиво, -- одобрила Бьянка.
   -- Герцогиня, кстати, была не одна, -- заметила я, доставая из ящика комода зеркальце и садясь обратно на кровать. -- Оттилия, тебе о чем-нибудь говорит имя Элис Мальдано?
   -- Никогда не слышала.
   -- Это бывшая фаворитка короля, -- сообщила я невозмутимо. Назвать мужа по имени снова оказалось слишком сложно, но девицы не обратили на это никакого внимания, вытаращившись на меня. -- Я и во дворце однажды встретила ее с Евгенией, а сегодня они были вместе здесь. На кой демон их понесло в середине осени из столицы?
   -- Не знаю.
   -- Вот и я не знаю, -- задумчиво сказала я, разглядывая свое отражение в зеркале. Звездочки смотрелись хорошо, но те которые принадлежали Натаниэль, были лучше. -- Только эта Элис меня ненавидит черной ненавистью, потому что считает, что я заняла ее место. Я вот думаю -- сейчас это еще имеет значение, или уже нет?..
   -- Нашла из-за кого расстраиваться, -- буркнула вампирша. -- Я слышала, что у Адриана были любовницы, но он ни одну не воспринимал как будущую королеву, -- в ответ на удивленный взгляд Бьянки она пояснила. -- Мои родители одно время думали, что было бы неплохо, если бы король обратил внимание на меня, и обсуждали со мной возможные перспективы... Но им пришлось смириться с тем, что я все важные решения в своей жизни принимаю сама.
   Я слегка улыбнулась, получив подтверждение старым догадкам, что фон Некеры тоже видели в своей дочери возможную королеву. Но прежде, чем Бьянка успела что-то добавить, как в дверь постучали, и на пороге появились Кейн, Эр и Гарт.
   -- Слушайте, девушки, -- начал было эльф, но тут он взглянул на нас повнимательнее и чуть не сложился пополам от смеха. -- Да вы только посмотрите на себя! Бандитки!
   Парни поддержали его громким смехом, а я обнаружила, что мы умудрились надеть на себя почти все украшения, лежавшие на покрывале, и теперь, с кучей браслетов и колец на руках, а также в ожерельях и заколках, а Бьянка еще и в тяжелых жемчужных грушевидных серьгах, мы и впрямь походили на разбойниц, которые все награбленное надевают на себя. Добрый Гарт тем временем позвал остальных, и еще долго вся эта компания, включая Фроста и Дирка, потешалась над нашим видом.
  

Глава 15

  
   Подобным образом незаметно пролетели следующие два месяца. Конец осени прошел особенно тяжело, поскольку тогда активно поливали дожди и не менее активно мешали нам. Зато зима наступила точно по расписанию: похолодало, выпал снег, но таким тонким и неубедительным слоем, что можно было не сомневаться, что он сойдет с первым же потеплением, зато дожди наконец-то прекратились. Всё это время мы по нескольку раз в неделю устраивали засады на дорогах в герцогстве фон Некер и на землях лорда Лэнгстона и весьма удачно опустошали кошельки местных дворян. Нашими жертвами по большей части становились именно они, хотя бывало, что заезжали сюда и гости из столицы и других городов. С ними всегда приходилось быть осторожнее, но, к счастью, пока обходилось без неприятных сюрпризов. Время от времени аристократы путешествовали в сопровождении небольшой свиты телохранителей, а то и вовсе с магами, но с первыми всегда разбирались ребята, а вторых брали на себя мы с Ленноксом. Некромант всегда особенно радовался, когда нам попадались маги, поскольку считал, что мне необходима практика в боевой магии.
   К слову о Ленноксе, за прошедшее время маг неплохо вписался в нашу группу. О себе он по-прежнему ничего не рассказывал, да и близко к себе никого не подпускал, но и в душу к остальным он не лез. Спустя какое-то время все привыкли к его присутствию, да и помощником Леннокс оказался неоценимым. Каждый день он продолжал заниматься со мной, и у меня всё больше крепла уверенность, что за месяцы обучения у него я узнала больше, чем могла бы за несколько лет в Академии. И хотя мне и остальным по-прежнему было непонятно, по какой причине некромант ввязался с нами в эту авнтюру и почему воспринимал происходящее совершенно спокойно, никто не пытался обвинить Леннокса, что он замышляет что-то против нас, поскольку все видели, что боевого мага из меня делал именно он.
   В начале зимы количество ценностей, отнятых нами у знатных дам и не менее знатных господ, стало таким внушительным, что хранить их в мешочках на подоконнике в комнате стало уже невозможным, и мы начали прятать их в заколоченном господском доме. Это оказалось удобно не только потому, что во флигеле стало посвободнее, но и потому, что, приди к Нарциссе кто-нибудь с вопросом, не встречались ли ей здесь какие-нибудь подозрительные лица, никто не обнаружил бы ничего, привлекающего внимание.
   Да, с недавних пор подобная мера предосторожности стала отнюдь не лишней, как и то, что я установила посменное дежурство у поворота дороги, за которым начиналась дубовая аллея, которая вела к дому Эртано. Количество черных перьев, добытых Фростом в первый раз, давным-давно подошло к концу, и ему вскоре пришлось пополнять наши запасы -- на первых порах, пока аристократы не сообразили, что бандитская шайка обосновалась в этих местах прочно и надолго, ограбления шли одно за другим, и все проходили очень легко для нас: нормального сопротивления организовать никто не мог, и мы просто забирали у знати ценные вещи. Время от времени бывали столкновения с одним-двумя вампирами охраны или с магами, но больше не происходило ничего интересного. Спустя несколько ограблений меня окончательно перестали терзать угрызения совести, да и острота ощущений начала притупляться. Некоторые аристократы грозили нам самыми страшными карами, некоторые просто были сильно напуганы после того, как мы вывели из строя всю охрану... К слову, мы нападали далеко не на все экипажи, и, например, если я видела в проезжающей карете яркую ауру, которая могла принадлежать только высшему вампиру, то предпочитала не связываться с магом, который мог оказаться гораздо сильнее и умелее меня.
   В один из дней в самом начале зимы, который я объявила днем отдыха, Дирк отправился в город за какими-то покупками и вернулся оттуда уже вечером чрезвычайно взволнованный. В окно в ранних зимних сумерках я успела заметить, как он спрыгивает во дворе с лошади, не дождавшись толком, пока она остановится, а потом подбегает к крыльцу, размахивая над головой какой-то бумагой, и что-то выкрикивает. Из-за стекла было невозможно услышать, что именно, но, привлеченные шумом, из-за конюшни показались Нарцисса и Люций и тоже направились к дому.
   -- Корделия! Эр! Кейн! -- раздался его громкий голос внизу, на первом этаже. -- Спускайтесь все сюда, вы должны это увидеть! Фрост! Оттилия!
   Раздался шум, в коридоре захлопали двери, и из комнат показались Оттилия и Бьянка. Из гостиной на первом этаже выглянули Эр, Фрост, Кейн и Гарт, которые до этого культурно отдыхали в компании нескольких бутылок эльфийского вина и колоды карт. На лестнице мы попали в небольшой затор, но, наконец, я спустилась вниз. Даже Леннокс подошел к перилам на втором этаже, не спеша, однако, идти вниз. Я протиснулась вперед мимо Бьянки и Эра, и Дирк торжественно вручил мне принесенный с собой лист бумаги, а сам продолжал вещать:
   -- Поздравляю, мы прославились! Мы в Вереантере теперь важные шишки, и за наши головы назначили награду! Корделия, сколько там?..
   -- Пятьсот золотых за каждого за мертвого и семьсот за живого, -- громко прочитала я, пробежав листок глазами. -- Кроме главаря, за него предлагают семьсот за мертвого и тысячу -- за живого. Эр, ты слышал? Ты стоишь дороже любого из нас...
   -- А чего это я-то сразу? -- обиделся темный эльф. -- Я просто говорю: "Кошелек или жизнь!", а всеми нашими действиями руководишь ты! За тебя тысячу и дадут!
   -- Что там еще пишут? -- с интересом спросил Кейн, заглядывая мне через плечо.
   Я поудобнее перехватила бумагу.
   -- Разыскивается банда из пяти вампиров, орудующая в этих лесах. Все пятеро, предположительно, -- мужчины; опознавательный знак -- воронье перо. Один из разбойников -- опытный маг. Атаман шайки -- высокий широкоплечий мужчина, -- в этот момент все дружно оценивающим взглядом посмотрели на Эра. -- Точная внешность ни одного не известна, конкретных примет нет. Лорд Лэнгстон и герцог фон Некер призывают местное население быть предельно осторожным и сразу сообщить, если кому-то станет что-то известно.
   -- Эти бумажки по всему Даверу сейчас развешены, -- сообщил Дирк, когда я замолчала. -- О нас, оказывается, уже давно начали говорить. Вампиры называют нас "Воронами".
   -- Надо будет теперь быть осторожнее, -- задумчиво сказал Гарт и переглянулся с Фростом. -- Мало того, что нас наверняка начнут искать, так и аристократы теперь будут более бдительны...
   Я вручила листок Бьянке, которая с неменьшим любопытством принялась его изучать, и удовлетворенно улыбнулась. Осторожность мы, конечно, соблюдать будем и впредь, но самое главное -- наши разбойничьи действия дали именно тот результат, которого я ожидала.
   -- Прекрасно. Значит, скоро можно будет перейти ко второй части плана.
  
   ***
   На очередную вылазку мы собрались через несколько дней. На этот раз я взяла с собой Фроста, Гарта, Леннокса и Люция, и начиналось всё по уже привычной схеме: после двухчасовой засады в кустах Гарт дал знак, что слышит приближение кареты. Сам он теперь кидался под колеса редко, и гораздо чаще мы с Ленноксом использовали огненные плетения, которые бросали в направлении кареты. Они взрывались в непосредственной близости от лошадей, те пугались, кучер, не понимавший, что происходит, резко останавливал карету, и дальше всё шло по одному сценарию. Так вышло и на этот раз: лошади громко заржали и попытались встать на дыбы, кучер натянул поводья, и мы -- четыре фигуры в черном -- выскочили на дорогу. Но прежде, чем начать атаковать, я присмотрелась к карете и отметила знакомый герб на дверце. Еще пару секунд я вспоминала, где видела его раньше, и вспомнила -- это был герб Лэнгстона. Хм, а не сам ли лорд нам попался? Нет, вряд ли, ведь я не вижу яркой ауры высшего вампира, только одну обычную. Ладно, сейчас разберемся.
   Конечно, мне стоило заподозрить неладное еще в тот момент, когда кучер вместо того, чтобы начать паниковать или просить пощадить его, или еще как-либо отреагировать на угрозу его жизни, просто продолжил молча сидеть на своем месте. Гарт остался рядом с ним, а мы втроем подошли к карете -- ведение переговоров я сегодня поручила Люцию -- и высший вампир нажал на ручку, а затем спустя какую-то долю секунды бросился вниз, на землю. Я только успела растерянно моргнуть, как из кареты ровно туда, где только что была голова вампира, вылетел арбалетный болт и исчез где-то за деревьями. Не дожидаясь, пока пассажир перезарядит оружие, Леннокс запустил, не целясь, в карету какое-то плетение. Раздался хлопок, вскрик, потом какой-то шум, словно тело упало вниз, и тишина.
   -- Вот чего-то в этом духе нам теперь и стоит ждать от местных, -- мрачно сказал Люций, поднимаясь на ноги, и посмотрел на меня. -- Вы не думаете, что ваша "подготовка почвы" затянулась, и пора бы уже заняться самим лордом?
   -- Ты прав, -- я хмуро заглянула в карету и увидела на полу валяющийся арбалет и рядом -- потерявшего сознание низшего вампира. На нем был черный плащ, но во время падения его полы задрались, и можно было увидеть на вампире стальной нагрудник...
   -- Они начали готовиться к встречам с нами, -- заметил Леннокс.
   ... а сам вампир дворянином явно не был: одежда была простой, а физиономия вампира никак не походила на аристократическую. И всё равно он ехал в карете Леннокса? Что-то здесь не так...
   -- Тревога! -- внезапно не своим голосом закричал Гарт. -- Это засада!
   Какая-то часть моего сознания мельком успела удивиться, каким странным воздействием обладали эти слова: вроде бы они должны были послужить побуждением к немедленному действию, но вместо этого я на пару мгновений приросла к земле в приступе паники, не зная, куда бежать, и что делать. К счастью, это состояние продлилось совсем недолго, и вскоре я снова обрела способность двигаться и адекватно соображать, но позорное ощущение страха так и не пропало целиком. Леннокс и Люций оказались гораздо хладнокровнее меня, и к тому моменту, когда я только отвернулась от кареты, они успели шагнуть в сторону и развернуться, чтобы разглядеть, что происходит вокруг. Гарт оказался прав: это и в самом деле было подстроено, и на небольшом отдалении от кареты за ней следовал отряд вооруженных солдат, который сейчас стремительно приближался к нам. Их было... вампиров тридцать, не меньше. Нас четверо, и до лошадей, оставшихся у самой кромки леса, нам надо еще добраться, миновав полосу препятствий в виде кустов и бурелома, а они все были верхом и вооружены. Но оставаться здесь однозначно нельзя, поскольку тридцать вампиров против нас четверых -- слишком много. Нет, смертельной опасности не было, ведь мы почти все учились в Госфорде, да и Леннокс со своей боевой магией с кем угодно справится, но вот разоблачим мы себя тогда полностью. Не выход. А вот окрестные леса мы успели изучить неплохо, и весьма вероятно, что нам удастся сбежать... Главное, успеть скрыться за деревьями до того, как вампиры начнут стрелять, а то у некоторых наверняка есть с собой луки как раз на такой случай, и пускать стрелы на ходу они тоже могут быть обучены...
   -- Отступаем, немедленно! -- крикнула я, определившись с линией поведения. -- В лес!
   Вопросов и возражений не последовало, и мы вчетвером организованно кинулись обратно к зарослям, на ходу убирая оружие, и я только надеялась, что Фрост не стал нас ждать и сам вовсю спасается. Но не тут-то было -- пятую фигуру в черном я заметила, едва мы углубились в предлесок на несколько метров от дороги. Мой крик Фрост услышал так же, как и остальные, и мы все вместе побежали к лошадям. До леса мы добежали без потерь, но вот то, что наши дела всё равно плохи, я поняла, едва очутилась в седле. Солдаты успели заметить и нас, и то, в каком направлении мы бросились бежать, и пустились в погоню. Кусты и сухие деревья ненадолго задержали их коней -- ровно настолько, чтобы мы успели вскочить на лошадей -- но сейчас они были уже настолько близко, что я могла разглядеть герб Лэнгстона на нагруднике каждого.
   Не медля, мы направили коней к знакомой лесной тропе, но расстояние между нами и преследователями всё равно неминуемо сокращалось. Пустив Скарлетт во весь опор, я на секунду задалась вопросом, участвовала ли я хоть когда-либо в чем-то подобном. Кажется, никогда еще такого не было -- да, за мной охотились, но еще ни разу я нечувствовала себя загоняемой дичью в настолько буквальном смысле. Никакого азарта я абсолютно не чувстововала, хотя и страха как такового тоже не было -- разум будто не успевал фиксировать события и наблюдал за происходящим словно со стороны. Пока мы так неслись по лесу, уворачиваясь от хлеставших нас низких ветвей деревьев, я не могла понять, в чью пользу решится погоня, но в какой-то момент ситуация стремительно переменилась. Вампирские лучники начали стрелять -- я видела, как мимо пролетали стрелы -- но пока ни одна не достигла прямой цели... чего не скажешь о лошади Гарта. Он ехал сбоку от меня, и я не видела, куда именно угодила стрела, но лошадь внезапно взвилась на дыбы и громко заржала, а затем сбросила седока. Остальные, включая меня, не сразу поняли, что произошло, и отъехали еще дальше, а затем я обернулась и увидела, что Гарта окружили вооруженные всадники. Мы вчетвером остановили коней на некотором отдалении -- Леннокс, Фрост и Люций ждали моей команды, а я увидела, что Гарт сделал единственное, что ему оставалось, чтобы наверняка не попасться: перекинулся в гигантского ящера.
   -- Перевертыш! -- донеслись до нас крики вампиров, и в тот момент все трое, кто находился рядом со мной, посмотрели на меня. В эту же секунду с какой-то тоскливой обреченностью я поняла, что всё это значит: теперь и Лэнгстону, и другим вампирам станет известно, что одним из разбойников был перевертыш, и связать его со мной не сможет только идиот. И все -- и Лэнгстон, и Адриан -- поймут, в каком направлении надо меня искать, и до Нарциссы они тогда доберутся весьма быстро. Не менее отчетливо я поняла, какой единственный выход существует из этого тупика, благодаря которому наше инкогнито не будет раскрыто, и что именно этих слов сейчас ждут все остальные. Боги, ну почему нельзя было ограничиться теми двадцатью несчастными, которые погибли во время моего первого побега из-под стражи?
   -- Убить их всех, -- хрипло приказала я, обернувшись к остальным. -- Не оставлять свидетелей.
   На лицах остальных не отразилось ни удивления, ни осуждения: они и в самом ждали от меня именно этой команды. Фрост, соскочив с лошади, легким шагом углубился куда-то в лес: хотел найти позицию поудобнее, чтобы расстреливать солдат из лука; Люций молча вынул меч из ножен и направился к месту схватки, где Гарт уже активно сражался с несколькими вампирами одновременно, а мы с Ленноксом шли сразу следом, формируя боевые заклинания.
   У низших вампиров, пусть и превосходивших нас количеством, не было шансов, и бой уже через десять минут закончился. Часть убитых лежала со стрелами в глазницах: тела солдат защищали стальные доспехи, но Фросту это обстоятельство нисколько не помешало. Сам светлый эльф вскоре присоединился к нам, шагнув из-за какого-то дерева, но мы не сразу покинули место схватки: еще какое-то время мы с Ленноксом потратили на то, чтобы сжечь трупы, на которых виднелись следы когтей и зубов -- работа Гарта. Сам перевертыш вернул себе человеческий облик и теперь зябко кутался в лохмотья, в которые превратилась его одежда после того, как он перекинулся прямо в ней. Для того, чтобы избавиться от трупов, мы с некромантом использовали "Гнев Донера", но даже его жаркое пламя, взметнувшееся над сваленными в кучу телами, не могло растопить тот лед, в который превратились мои внутренности после отданного мной приказа. Даже мысль о том, что это были солдаты Лэнгстона, не особо помогала.
   -- Поехали уже, -- наконец сказал Фрост. -- Будем надеяться, что больше на наши поиски никого не посылали.
   До флигеля Нарциссы мы добрались спокойно, хотя и медленно: раненую лошадь мы взяли с собой, а мы с Гартом доехали на Скарлетт. На подъезде к флигелю я успела удивиться, что на улице было полно народу, несмотря на холодный зимний день, а при нашем появлении все, кто там был, устремились к нам с возгласами:
   -- Живы!
   -- Раненые есть?!
   -- Никого не убили?
   -- Это были солдаты?
   -- Власти устроили ловушку?
   -- Откуда вам уже всё известно? -- поразился Гарт, спрыгивая на землю.
   -- У Бьянки было видение, что на вас нападут, -- сообщила Оттилия, обнимая меня. -- Через полтора часа после вашего отъезда. Она нас всех на уши подняла и всё порывалась поехать за вами следом предупредить.
   Повернув голову, я обнаружила, что прорицательница стоит здесь же, во дворе, и неотрывно смотрит на Фроста, словно никак не может наглядеться. Когда эльф посмотрел на нее, подруга вдруг залилась краской, и мне вдруг показалось, что она только в последний момент поймала себя, чтобы не броситься ему на шею.
   -- Да, -- с уважением сказал совсем рядом Эр, и я увидела, что он тоже с интересом наблюдает за этими двумя. -- Ради такого я бы тоже согласился попасть в засаду...
   -- Но Фрост же всю жизнь ненавидел, когда кто-то пытался посягнуть на его свободу, -- тихо заметила Оттилия, и они с Кейном переглянулись. -- А когда его дома пытались женить, просто взял и сбежал, причем дважды. Думаете, Бьянка так легко заставит его иначе взглянуть на вещи?
   -- Поживем -- увидим, -- философски изрек Кейн и повернулся к Гарту. -- Так что всё же произошло?
   Когда первый ажиотаж после нашего возвращения спал, все ушли в дом. Судя по тому, что я успела услышать, у Бьянки было лишь видение, что на нас нападут, а того, чем всё в результате закончилось, она не увидела, и остальным об этом было пока ничего неизвестно. Конечно, всем теперь хотелось услышать, что же случилось, и сейчас все отправились в тепло, возглавляемые Фростом и Гартом, которым теперь предстояло в подробностях рассказать о нападении. Люций ушел к сестре, а я устало опустилась на скамейку около флигеля. Сидеть сейчас с остальными было невыносимо, как и думать о том, что теперь они будут думать обо мне. Неужели из этой ситуации не существовало никакого другого выхода? Неужели нельзя было обойтись без этих жертв? И кто же я после этого? Убийца, монстр...
   -- Игрок, -- подсказал голос рядом со мной, и, подняв голову, я обнаружила перед собой Леннокса. Не дожидаясь приглашения, некромант сел справа от меня на скамью и расслабленно откинулся на спинку. Никакие угрызения совести его не тревожили. Я ему искренне позавидовала.
   -- Что? -- недоуменно переспросила я.
   -- Это игра, -- пояснил он совершенно спокойно, без труда догадавшись о моих мыслях. -- Иногда ради победы приходится жертвовать людьми. Как в шахматах.
   -- Но жизнь -- это не шахматы! -- возмутилась я. Хоть изначально я и не собиралась обсуждать вслух то, что испытывала в этот момент, меня вдруг прорвало, и слова вырывались торопливо и сбивчиво. Хотелось как-то оправдаться в собственных глазах и глазах окружающих, объяснить, насколько я самой себе противна после принятого решения... -- Я этого не хотела! Не хотела новых смертей, из-за меня уже и так погибло достаточно!
   Леннокс продолжал невозмутимо на меня смотреть, давая мне выговориться, но выражение его лица было настолько красноречивым, что я резко замолчала и глубоко вздохнула.
   -- Вы хотите сказать, что не мне рассуждать об этом, да? Раз я сперва была принцессой, а теперь стала королевой, я могу рассматривать окружающих только как шахматные фигуры?
   -- В политике по-другому нельзя, -- задумчиво сказал он, и в его голосе не было ни капли осуждения, а, скорее, понимание. -- И это вам подтвердит кто угодно: ваш муж, ваш отец, ваш дед. И признайтесь уже самой себе, что вы сами с самого начала понимали, что в борьбе, в которую вы ввязались, без жертв не обойдется. Хотели верить, что возможен другой путь, но в критической ситуации вы всё же предпочли убить лишних свидетелей, а не рисковать тем, чего вы успели добиться.
   Пропустив мимо ушей такое спокойное упоминание Арлиона, я наклонилась вперед и, сгорбившись, прикрыла глаза. Очень хотелось заткнуть еще и уши, чтобы не слышать его спокойный голос, лившийся мне прямо в голову, но руки словно налились свинцом, и я этого так и не сделала. К чему, если, по сути, некромат прав?
   -- Я чудовище.
   -- Вы сражаетесь сейчас на два фронта: против короля и бывшего советника, -- строго возразил Леннокс. -- В подобной борьбе невозможно не замарать руки, я вам это уже говорил. Наоборот, вы можете гордиться тем, что, в отличие от многих других, вы еще стараетесь выбирать средства и не идете по головам.
   Шумно вздохнув, я снова посмотрела на него. Глаза некроманта странным образом блестели, а лицо казалось невероятно вдохновленным. Кем бы этот человек ни был на самом деле, сейчас он не притворялся и искренне верил в то, что сейчас говорил.
   -- Так что перестаньте терзать себя из-за этого, -- добавил Леннокс, видя, что его слова медленно начинают действовать. -- Вы уже сделали свой выбор! И вместо того, чтобы сдаться и ждать, пока вашу судьбу решат за вас другие, вы предпочли ответить своим обидчикам. Так продолжайте этот путь! Поздно уже с него сворачивать!
   Я медленно, словно завороженная, кивнула, и некромант удовлетворенно улыбнулся. Возможно, Леннокс был прав. Нельзя было выйти из этой войны против всех сразу победительницей и сохранить светлый ореол, в некоторых случаях без крови бывает не обойтись. Иногда приходится идти на жертвы. Что ж, будем иметь это в виду.
  

Часть 2. Конец пути

But still I believe

That you're gonna save me...

(Но я все же верю,

Что ты спасешь меня...)

(Edguy, "Save me")

Глава 16

  
   К моему облегчению, отношение друзей ко мне с того дня не изменилось, а Оттилия, когда вытащила меня на очередной разговор по душам, и вовсе удивилась, почему я с такой тревогой ожидала их реакции.
   -- Нас всех Грейсон готовил быть наемными убийцами, -- напомнила она, когда я вслух высказала при ней свои опасения. -- Нам всем приходилось уже убивать. Почему ты решила, что теперь что-то должно измениться?
   Я неопределенно пожала плечами и собиралась что-то ответить, но тут дверь гостиной противно заскрипела, очень медленно поворачиваясь на старых петлях, а затем в щель осторожно просунулась знакомая голова в обрамлении каштановых волос и со слегка курносым носом. Увидев, что мы с Оттилией обе смотрим на нее, голова слегка покраснела и смущенно поинтересовалась:
   -- Можно к вам?
   -- Заходи уж, -- вздохнула я.
   Уже смелее Бьянка толкнула дверь и вошла в комнату. Но, едва она переступила порог, как в коридоре раздались тяжелые решительные шаги, словно там маршировал солдат, а затем в дверном проеме показалась Нарцисса. Бьянка еле успела отступить в сторону, иначе высшая вампирша сбила бы ее с ног и даже бы не заметила. Бледное лицо, и без того некрасивое, сейчас еще больше портило выражение плохо скрываемого гнева, ноздри хищно раздувались, а светлые волосы, собранные в тугой узел на затылке, растрепались.
   Пожалуй, было бы наивно предполагать, что сестра Люция никак не отреагирует на случившееся. Если грабеж она еще могла бы снести, то убийство тридцати вампиров -- точно нет.
   К моему удивлению, в последний миг Нарцисса успела взять себя в руки, и ожидаемый поток брани на меня так и не обрушился. Вместо этого вампирша ненадолго смешалась, собираясь с мыслями. Я же, вспомнив всё, что говорил мне Леннокс час назад, решила взять инициативу в свои руки и ровным голосом спросила:
   -- Мне стоит ожидать, что в ближайшее время сюда нагрянет отряд солдат, чтобы арестовать нас?
   -- Нет, -- тяжелым шагом она прошлась взад-вперед по комнате -- Бьянка невольно вжалась в стену, когда целительница прошла слишком близко от нее -- а затем гневно посмотрела на меня. -- Зачем вы это сделали? Вы же... Вы давали мне слово, что не будет...
   -- Что не будет заговора против короля, -- холодно напомнила я и скрестила руки на груди. При всем том уважении, которое я испытывала к вампирше, стоило сразу дать понять, что я сильнее. Прав некромант -- выбрав этот путь, надо держаться его до конца. Краем глаза я заметила, как Оттилия смотрит на меня с некоторым удивлением, не понимая, почему я вдруг перестала казниться. -- И я прикладываю сейчас все усилия, чтобы этот заговор, который уже существует, раскрыть. К сожалению, не обошлось без жертв.
   Несколько секунд она смотрела мне в лицо -- взгляд был прямым и жестким, так что я даже забыла, что Нарцисса ниже меня на полголовы -- и я не знаю, что она увидела в моих глазах, но через какое-то время она отвела взгляд первой.
   -- Нарцисса, -- окликнула я ее, когда та, глубоко вздохнув, уже хотела уйти. Остановившись на пути к двери, блондинка повернулась ко мне. -- Я не замышляю ничего против короля. Но я не позволю никому из его приближенных чинить козни против меня и в ответ буду бить так же больно. Так что лучше скажите сразу, способны ли вы принять это.
   Откровенно говоря, последняя фраза была чистой воды импровизацией, и я совершенно не представляла, что делать, если вампирша сейчас скажет, чтобы мы выметались из ее дома. Куда идти, где искать убежище? Не к Оттилии же ехать... Но Нарцисса оказалась крепче, чем я думала. Не последовало ни криков, ни скоропалительных решений.
   -- Я об этом еще пожалею, -- вместо этого угрюмо выдохнула она и, резко развернувшись, устремилась обратно в коридор.
   Жалобно заскрипели старые половицы, тяжелые шаги стихли где-то вдали, но Оттилия еще выглянула следом за ней, убедилась, что вампирша точно ушла, а затем вернулась обратно и аккуратно затворила за собой дверь.
   -- Ну ты даешь. Впервые на моей памяти Нарцисса кому-то подчинилась, кроме Адриана.
   Шумно вздохнув, я села обратно за письменный стол и придвинула обратно к себе лист бумаги, на котором до появления Оттилии набрасывала дальнейший план действий. С грабежами пора заканчивать или, по крайней мере, выходить на дороги не так часто, а то, как только станет известно о пропаже целого отряда солдат, Лэнгстон отправит на наши поиски что-нибудь посерьезнее...
   Отметив про себя, что в гостиной царит тишина, я подняла голову и обнаружила, что обе девицы смотрят на меня -- Оттилия скучающе и явно собираясь пойти поискать себе занятие, а Бьянка -- с настолько ярко выраженным сочувствием, что сомневаться в его происхождении не приходилось. Даже не знаю, что было бы хуже -- это сочувствие или открыто высказанное неодобрение. Не дожидаясь моего вопроса, прорицательница заговорила сама, однако совсем не о том, чего я ожидала:
   -- Корделия, у меня есть предложение. Раз сегодня так получилось с этим видением... Все, что я предвидела, сбылось... Может, я и дальше буду пытаться увидеть исход ваших вылазок и предупреждать об опасности?
   Мы с вампиршей молча переглянулись, и я уточнила:
   -- Ты же вроде как не управляешь своими видениями, и они появляются без твоего участия, разве нет?
   -- Последнее было не таким, -- призналась она и неопределенно пожала плечами. -- Я сосредоточилась и и в самом деле хотела увидеть, чем закончится ваша поездка. Я уже давно пыталась так сделать, но получилось только сейчас. Думаю, это связано с тем, насколько сильно происходящее касается близких мне людей, и насколько сильно я хочу им помочь.
   Близкий человек -- это, надо полагать, Фрост?.. Ну надо же... Получается, пока мы все активно преуменьшали благосостояние местных дворян, прорицательница, которую я намеренно не подпускала к тому, что казалось мне опасным, искала способ нам помогать? Мне было известно, что Фрост продолжал обучать девушку стрелять из лука, и, по его словам, она делала определенные успехи, но мне даже в голову не приходило брать ее с собой, даже учитывая, что с несложной ролью стрелка в кустах она наверняка справилась бы без проблем. Похоже, права я была, когда говорила Оттилии, что Бьянка только на первый взгляд кажется домашним цветочком, а на самом деле и она обладает смелостью и решительностью. Только вот любопытно, что особенно сильно эта решительность начала проявляться именно в последние месяцы...
   Мысли Оттилии, кажется, текли в том же направлении, потому что она вдруг сказала:
   -- К слову о твоих видениях... -- Бьянка ощутимо напряглась, сразу догадавшись, что за этим последует, и с надеждой посмотрела на меня, а вампирша решительно договорила. -- Не расскажешь нам, что же такое ты видела в Академии, что всё бросила и поехала с нами?
   Взгляд прорицательницы сделался совсем умоляющим, но Оттилия и не думала умолкать.
   -- Буду откровенна, -- тут уже я отвлеклась от Бьянки и с любопытством посмотрела на лучшую подругу, от которой не так часто можно было услышать подобные слова. -- Я не очень удивилась бы, если бы ты уже через две недели нашего пребывания здесь попросилась бы домой, но... Ты до сих пор здесь, и от тебя мы не услышали ни слова жалобы. Почему?
   В тоне Оттилии не звучало агрессии, но недоумение в нем было слышно отчетливо. Еще пару секунд я колебалась, стоит ли прийти Бьянке на помощь, но потом подумала о том, что в этой истории казалось самым странным именно мне. Решив, что хуже не будет, я заговорила:
   -- Мы здесь уже больше двух месяцев, а ты ни разу не заговорила о том, что твоя мать остается в полном неведении относительно того, где ты находишься, и о том, что надо ей сообщить хотя бы о том, что ты жива и здорова. Но нет -- ты просто покинула Академию, и графиня Лидия давно должна была слечь с больным сердцем из-за того, что ее дочь пропала без вести!..
   -- Не должна была, -- вдруг мягко перебила меня Бьянка. На нас с Оттилией она больше не смотрела, глядя куда-то вдаль и слегка улыбаясь каким-то своим мыслям. Такая перемена в ней заставила нас с вампиршей удивленно переглянуться. -- Сразу после того видения я написала ей. Предупредила, что, возможно, мне придется внезапно уехать на какое-то время. Понимаю, что объяснение слабенькое, но это лучше, чем просто исчезнуть.
   Она прошлась задумчиво по комнате, сосредоточенно нахмурив брови на миловидном лице, словно подбирая слова, а затем вдруг спросила:
   -- Вы верите в предопределенную любовь? В то, что каким-то людям просто предназначено быть вместе?
   -- Это как в любовных романах, что ли? -- не поняла Оттилия и, кажется, едва удержалась, чтобы не покрутить пальцем у виска. Я сама в первый момент растерялась и не знала, как реагировать. -- Вечная любовь и всё такое?
   -- Вроде того.
   Оттилия вздернула вверх одну бровь, ожидая какого-то подвоха, но Бьянка не обращала на нее никакого внимания, оставаясь такой же задумчивой и отстраненной, и, кажется, нисколько не сомневалась в своих словах.
   -- Нет, не верю, -- наконец честно ответила вампирша, решив, что прорицательница все же не издевается. -- Я верю в любовь и верю, что иногда боги распоряжаются судьбами людей, но связать это вместе у меня не получается. Конечно, бывает, что друг в друга влюбляются люди, у которых, на первый взгляд, нет ничего общего, но я никогда не думала, что это решается какими-то высшими силами.
   Они обе перевели взгляды на меня, ожидая моего ответа, и я пожала плечами, не желая вдаваться в подробности:
   -- Не могу судить обо всех, но моя любовь уж точно не была определена богами. Хель об этом так и сказала на моей свадьбе.
   -- Ладно, -- легко согласилась Бьянка, и не подумав спорить или обижаться. -- Каждый верит, во что хочет. Но у меня в Академии было видение, что скоро я встречу того, кого полюблю, и проживу с ним всю жизнь. Я не жду, что вы сейчас меня поймете, -- добавила она необычайно серьезно, коротко взглянув на нас с вампиршей. -- Наверное, то, что я вдруг всё бросила и поехала на поиски какой-то мифический любви, и впрямь выглядит странно. Просто вы... не видели того, что видела я. Я должна быть сейчас здесь.
   Несколько секунд в гостиной стояла звенящая тишина. Первой, тихо хмыкнув, ее нарушила я:
   -- Речь идет о Фросте?
   Бьянка кивнула, и ее лицо озарилось легкой улыбкой, которая словно осветила ее изнутри.
   -- Я увидела его в первый раз на твоей свадьбе. Потом, после видения, не сразу поняла, почему его лицо показалось мне знакомым.
   Оттилия быстро взглянула на меня так, чтобы Бьянка не заметила, и я поняла, что мы думали об одном и том же. Фрост, конечно, относился к типу тех мужчин, которые нравятся женщинам -- я вспомнила, что несколько месяцев назад именно на него обратила внимание моя сводная сестра. Проблема заключалась даже не столько в том, что сам Фрост не был расположен к серьезным отношениям после того, как его уже пытались женить добрые родственники, но в том, что эльфы в принципе редко вступали в браки с людьми. Отношение к детям-полукровкам, рожденным в таких браках, оставалось часто предубежденным. Так что... вполне возможно, что Бьянку будет ждать очень жестокое разочарование.
   -- Не мне указывать тебе, что делать, -- наконец сказала я. -- Я только надеюсь, что вы со всем разберетесь.
   Судя по лицу Оттилии, она как раз была бы не против прокомментировать происходящее, но, подумав, она отказалась от этой мысли и развела руками в знак капитуляции.
   -- Тогда вернемся к моим видениям, -- предложила прорицательница, когда поняла, что тема закрыта. -- Попробуем использовать мои прорицательские способности?
   Мысленно оценив предложенные перспективы, я кивнула.
   -- Почему бы нет?
  
   ***
   На следующую вылазку мы отправились только через неделю: после случившегося мне не хотелось рисковать понапрасну, и я предоставила прорицательнице возможность попробовать предвидеть наше следующее "приключение". Несколько дней Бьянка молчала, по несколько часов в день сидя на одном месте, прижав тонкие пальцы к вискам и глядя куда-то вдаль невидящим взором. Мнения друзей разделились: одни, включая Леннокса, считали это пустой тратой времени, другие же, во главе с Кейном, решили, что стоит дать шанс прорицательским таантам Бьянки. Наконец, когда я уже начала склоняться к мысли, что идея была неудачная, Бьянка за завтраком наконец-то сообщила:
   -- У меня было видение. Правда, не уверена, насколько оно имеет отношение к нам.
   -- И что там было? На нас снова нападут?
   -- Нет, солдат там точно не было. Вообще странно, -- она неуверенно пожала плечами. -- Там была дорога, такая же, как и в прошлый раз, и там был одинокий странник. Путешествовал верхом, причем на селянина он не был похож.
   -- Смелый, -- с уважением протянул Дирк, а потом подумал и добавил. -- Или просто идиот. В этих местах о нас, кажется, только глухой не слышал.
   -- В том-то и дело, что в этих местах, -- возразила Бьянка и пояснила. -- Это был темный эльф.
   Сидевшие за столом сперва одновременно посмотрели на Эра, а потом, с неменьшим интересом -- на меня. У меня же окончательного решения не было. Одинокий темный эльф, путешествующий по Вереантеру? Связываться с сородичами Эра я вовсе не собиралась, но почему тогда Бьянка его увидела? Или это Арлион решил нагрянуть?! Но тогда бы Бьянка его узнала, она же видела его портреты в книгах...
   -- Что темному эльфу могло понадобиться зимой в вереантерской провинции? -- озадаченно спросил Гарт. -- Да еще одному? Бьянка, ты не обратила внимание, где он проезжал?
   Та на секунду прикрыла глаза, пытаясь воссоздать в памяти увиденную картину.
   -- Роща. Широкая дорога ее огибает по полукругу. Мост через какой-то водоем... Река?.. Да, похоже...
   За столом стало тихо. Описание я узнала сразу: такой пейзаж можно было наблюдать после перекрестка недалеко от границы, разделявшей земли фон Некеров и Лэнгстона. Эта дорога вела к имению бывшего королевского советника.
   -- Ты думаешь, он может быть связан с Лэнгстоном? -- обратился ко мне Фрост, но я лишь медленно покачала головой.
   -- Не знаю... -- потом подумала, что нельзя позволять событиям развиваться своим ходом, и приняла решение. -- Мы съездим проверить. Узнаем, кто он такой.
   Если честно, я бы предпочла, чтобы у Бьянки это видение случилось парой дней попозже: после очередной тренировки с Ленноксом у меня отчаянно ныло все тело, так что я даже подумала, что ни Грейсон, ни Люций надо мной так никогда не измывались. Однако не могло быть и речи о том, чтобы остаться в поместье, отправив друзей вместо себя. Несмотря на то, что со мной вызвались съездить все, я решила не выходить из созданного нами образа бандитской шайки и взяла с собой, как обычно, еще четырех человек: Люция, Фроста, Эра и Гарта. Распрощавшись после завтрака с остальными, переодевшись в привычные черные плащи и закрыв лица, мы отправились на то самое место, которое видела Бьянка в своем видении.
   Ждать пришлось надолго: не прошло и часа, как Гарт предупредил, что слышит приближение чужих, а затем знаками показал, что в нашу сторону направляется всего один человек. На этот раз мы не стали разделяться, а выехали на дорогу все вместе, наперерез одинокому путнику. Сам он был в теплом плаще, капюшон которого целиком скрывал его лицо, так что разглядеть, правда ли это темный эльф, было невозможно, но я решила поверить Бьянке на слово. Всадник был вооружен -- за его плечами я успела заметить рукояти парных мечей -- но я рассудила, что с одним-единственным воином мы справимся. Мы же даже не грабить его собирались, а только выяснить, на кой демон он едет к замку Лэнгстона...
   -- Добрый день, сэр! -- бодро поприветствовал его Эр; его голос глухо раздавался из-за шарфа. -- Должен сообщить вам, что на этих дорогах в целях безопасности и защиты от разбойников введен досмотр всех проезжающих... Не будете ли вы так любезны опустошить карманы?!
   Сам эльф, кем бы он ни был, остался совершенно спокоен, когда перед ним на дорогу выскочили пятеро всадников и, хотя лица его было не разобрать, я не сомневалась, что сейчас он был занят тем, что внимательно рассматривал всех нас, пытаясь хоть что-то разобрать за скрывавшими лица шарфами.
   -- Не слышал никогда о таком нововведении, -- наконец лениво сообщил он. Голос был мужским и звучал с нескрываемой насмешкой. -- Я позволю себе вам не подчиниться.
   Хочет устроить схватку? Что ж, пусть попробует...
   Эр махнул рукой, и вперед выехал Гарт, одновременно вынимая из ножен меч. Фигура в плаще, не дожидаясь его приближения, легко соскочила с лошади на землю, и я в тот момент почувствовала легкую неуверенность остальных. Что это еще за тип, который настолько уверен в себе, что предпочел драться на земле, а не сделал попытки сбежать? Никак, мы на какого-то сумасшедшего натолкнулись?
   Гарт пожал плечами и тоже спешился, а следом за ним спустились на землю и остальные. С непередаваемой текучей грацией перевертыш двинулся в сторону противника, в то время как тот остался стоять и даже не попытался достать оружие. Я почти не сомневалась, что эльф даже не успеет понять, что произошло, а Гарт его уже победит, но вместо этого произошло что-то невероятное: в тот момент, когда перевертыш почти приставил лезвие меча к шее эльфа, фигура в плаще молниеносно извернулась под каким-то неестественным углом, уходя в сторону, а затем сделала стремительный шаг вперед, очутившись справа от Гарта, и сперва одним ударом ребром ладони по кисти выбила меч из руки рыжего, а второй удар -- на этот раз кулаком -- пришел Гарту в горло. Перевертыш захрипел и осел на землю, но сознания не потерял, хотя драться он больше был не в состоянии.
   -- Охренеть, -- выдал изумленно Фрост.
   Скорее машинально, чем действительно осознав, что произошло, мы все выхватили мечи из ножен, и Эр с Фростом атаковали фигуру следующими, и только тогда та соблаговолила достать клинки. Однако уже через полминуты я с изумлением осознала, что наши без пяти минут выпускники Госфорда не в силах одолеть незнакомого эльфа. Тот как ни в чем не бывало отбивался от обоих сразу, причем он и не думал уходить в глухую оборону, а весьма лихо умудрялся наносить эльфам удары. Лязг клинков, короткие вспышки слились в один сплошной поток, и разобрать отдельные движения было толком невозможно. Первым дал слабину Фрост, и уже через несколько секунд его меч улетел в росшие неподалеку кусты. Эр продержался ненамного дольше, а затем, когда он остался безоружным, воин завершил схватку ударом рукояти клинка противнику в висок. Однако скрывавший лицо шарф немного смягчил удар, и Эр, оглушенный, осел на землю. Следующим в бой вступил Люций, а я осознала, что мне в ближайшие минуты стоит придумать какой-то выход из ситуации, поскольку этот эльф сейчас просто нашинкует нас мелкими ломтями, даже не запыхавшись.
   Но Люций, кстати, выступил гораздо лучше остальных и сражался с незнакомым противником гораздо увереннее, и я невольно залюбовалась их схваткой. Такие четкие, отточенные движения, выпады, каждый из которых может оказаться смертельным для оппонента... Глядя на них обоих, я прекрасно понимала в тот момент, что не смогла бы противостоять ни одному из них. Но кто же из них двоих более искусный боец, и кто одержит здесь победу?..
   Ответ стал вскоре очевиден: обменявшись очередной серией ударов, противники разошлись в разные стороны, и я впервые в жизни увидела, что Люций запыхался и казался слегка уставшим. Сообразив, что и моего учителя вот-вот одолеют, я подняла меч, приготовившись к сражению с заранее предрешенным финалом, но, к моему удивлению, Люций вдруг усмехнулся:
   -- Не думаю, что в этом есть необходимость.
   На секунду отвлекшись от эльфа и взглянув на вампира, я обнаружила, что на его губах появилась усталая, но веселая улыбка.
   -- С чего ты взял? -- напряженно спросила я, не понимая, что он имел в виду.
   -- Бросьте, -- он хмыкнул и внезапно опустил оружие, а затем и вовсе поклонился фигуре в плаще, и от этого жеста, невероятно знакомого, что-то сдвинулось у меня в голове, и в сознании забрезжила невероятная догадка. -- Вы что, до сих пор не поняли, кто это?
   -- Действительно, Корделия, -- фыркнул голос за капюшоном, и на этот раз прозвучавшие в нем ироничные интонации показались мне невероятно знакомыми. -- Неужели нужно сперва разоружить и сунуть в сугроб и тебя, чтобы ты наконец-то меня узнала?
   С этими словами эльф убрал мечи за спину, а затем сдернул капюшон, и я со смесью изумления и какого-то странного веселья увидела перед собой... Грейсона. Всё то же жесткое лицо с резкими чертами, на котором сейчас была такая знакомая насмешливая улыбка, те же очень светлые глаза... Мастер Госфордской боевой школы собственной персоной. Даже не думала, что когда-нибудь скажу это, но, честное слово, я по нему скучала.
   -- Мать моя женщина... -- раздался сиплый голос откуда-то сбоку, и мы, повернувшись, обнаружили, что это пришел в себя Эр. Гарт держался одной рукой за горло, потирая его, но сам изумленно таращился на мастера, не веря собственным глазам.
   -- Мда, -- оценивающе изрек Грейсон. Затем на наших глазах из кустов вылез Фрост, вернувший себе меч, но на полпути к нам он резко остановился и уставился на Грейсона так же, как остальные. Затем он побледнел и сделал некое движение, словно хотел вернуться обратно в кусты. -- Расслабились вы все, ребята! Мне тут, пока я ехал по Вереантеру, все уши прожужжали о разбойничьей шайке, которая совершенно наглым образом грабит местное дворянство и никого не боится, и я уж надеялся увидеть что-то поистине непобедимое, а тут такое разочарование... Эркхард, Фростиэль, вы мне лучше в ближайшее время на глаза вообще не попадайтесь и не вздумайте никому рассказывать, что вы мои ученики. Гарт, тебя это тоже касается, с твоими-то способностями!.. Один Люций молодец. Держишь себя в форме, хвалю.
   Люций слегка склонил голову в знак благодарности, а Грейсон провел руками у себя над плечами, и я увидела, как с его клинков спадают чары иллюзии, открывая хорошо знакомые рукояти сардов.
   -- Ну, Корделия, -- темный эльф посмотрел на меня уже серьезнее, -- скажи, тебе что, Адриан денег на мелкие расходы не дает, что ты занялась грабежом? Не пойми меня неправильно, способ неплох, но...
   -- Вы еще скажите, что он мне по статусу не подходит, -- фыркнула я и убрала собственное оружие в ножны. -- Мастер, откуда вы здесь? Зачем вам понадобился королевский советник? Эта дорога ведет к его замку.
   -- Мне этот советник совершенно без надобности, -- наотрез отказался эльф. -- Я искал вас.
   Гарт в тот момент перестал тереть шею, и они втроем, включая Фроста и Эра, у которого по виску стекала тонкая струйка крови, дружно посмотрели на Грейсона.
   -- Я слышал, что тебе пришлось срочно покинуть Академию. Сразу после этого из Госфорда уехали несколько моих учеников с заявлением, что тебе грозит опасность, потом ко мне явился Адриан с вопросом, не знаю ли я, где ты скрываешься. В разговоре он упомянул Филиппа Лэнгстона, и я подумал, что ты после бегства не стала бы сидеть сложа руки. Я рассудил, что вы все должны быть где-то поблизости, но не был уверен, что знаменитые "Вороны", которые с недавних пор тут у всех на слуху, -- именно вы. Так что сейчас я объявил в Госфорде внеплановые каникулы и отправился на ваши поиски. И, как видишь, не прогадал.
   -- Но зачем? -- растерялась я.
   Он вздохнул, как мне показалось, со снисходительным сочувствием, словно удивлялся, почему я такая тупая.
   -- А что тут непонятного? Я хочу помочь тебе. Скажи, вам лишний "ворон" в команде не нужен?
  

Глава 17

  
   -- Да быть того не может, -- ошеломленно выдохнула Оттилия, когда мы подъехали к двухэтажному флигелю, в котором квартировали последние два месяца. Вампирша со своим женихом вышли прогуляться и первыми встретили нас, когда мы свернули с дубовой аллеи на мощеную площадку перед господским домом. Поскольку надевать капюшон обратно Грейсон не стал, узнать его ничего не стоило, и реакция на его приезд не заставила себя ждать.
   Услышав слова своей невесты, Кейн закрутил головой по сторонам в поисках предмета, к которому они относились, и увидел нас.
   -- Мы что, попытались ограбить вас?! -- поразился он, когда мы спешились около пристройки, служившей конюшней, и по очереди посмотрел на Фроста, Эра и Гарта. Несложными целебными плетениями я уже залечила их мелкие травмы, но общий вид ребят всё равно был... если можно так выразиться... несколько побитый. -- Наверное, стоит сказать теперь спасибо, что все хоть вообще живы остались?
   -- Не стоит сгущать краски, -- фыркнул мастер, нисколько не обидевшись. -- Небольшая тренировочная разминка никому не повредит. И, раз уж мы тут... -- он с интересом взглянул на крыльцо флигеля, на котором показались Гарт и Дирк, -- а вы еще и занимаетесь подпольной деятельностью, надо будет заняться вашей боевой тренировкой!
   Сами по себе его слова были вполне привычны для тех, кто обучался у него в Госфорде, но произнесены они были таким радостным тоном, что у Кейна немедленно стало такое лицо, словно он отчаянно захотел обратно в Шалевию.
   -- А чего вы ждали? -- удивился Грейсон, от которого не укрылась мимика новообращенного вампира.
   -- Вы останетесь с нами? -- поинтересовалась Оттилия, и никого не удивило, что вопрос адресовался именно эльфу, а не мне, хотя главой нашей группы была именно я. Да и у меня самой в жизни не повернулся бы язык указывать мастеру, что делать...
   -- Не могу остаться в стороне, когда мои ученики нашли столь оригинальное применение тому, чему я их обучил, -- сообщил Грейсон, а потом посмотрел на меня. -- Корделия, серьезно? Я вас готовил к тому, чтобы быть наемными убийцами. Красиво, элегантно... А вы самым вульгарным образом грабите дворян! Не стыдно?
   Да уж, усмехнулась я мысленно, только мастер мог назвать профессию наемного убийцы красивой и элегантной, и только он мог посчитать постыдным грабеж только из-за того, что это слишком мелко для его учеников!
   -- Но как же ваша школа и ученики?.. -- растерянно начала было вампирша, но темный эльф лишь беспечно махнул рукой.
   -- Отпустил на спонтанные зимние каникулы. На пользу это им, оболтусам, конечно, не пойдет, но куда деваться?
   -- Вы выбрали самое удачное время для того, чтобы присоединиться к нам, мастер, -- улыбнувшись, сообщила я, старательно игнорируя красноречивый взгляд, который бросила на меня Оттилия. Кажется, вампирша не поверила, что темный эльф бросил все дела и приехал нам на помощь только из-за этого. -- Именно сейчас грабеж перестает быть нашей главной целью и отходит на второй план.
   Об этом я сообщила впервые, и теперь взгляды присутствующих оказались прикованы ко мне, а возгласы Эра, Дирка и Оттилии слились в один:
   -- В самом деле? Ну наконец-то! Давно пора!
   Краем глаза я отметила на крыльце появление Леннокса, который тоже спустился по ступеням и направился в нашу сторону, и предложила:
   -- Раз уж мы все в сборе, идемте в дом. Будем по-новому распределять права и обязанности.
  
   ***
   Вторая часть моей грандиозной задумки вызвала значительно меньший ажиотаж, чем предложение временно стать шайкой разбойников. Чего-то примерно в этом духе и стоило ожидать с самого начала, да и именно с этого обсуждения и началось все два месяца назад. Правда, легко прошло только оглашение плана само по себе, а вот на распределении ролей начались разногласия.
   -- Почему это я должна изображать провинциальную барышню? -- возмущалась Оттилия, когда мы с Бьянкой оценивающе прикидывали, как стоит причесать и переодеть вампиршу. -- Для простодушной девицы, впервые оказавшейся в высшем обществе, я слишком равнодушна... Слишком стара, в конце концов!
   -- Не расстраивайся! Они тебя так замаскируют, что никому и в голову не придет, что тебе за тридцать! -- заглянув в комнату, радостно сообщил Дирк, проходивший мимо по коридору и услышавший ее последние слова, а затем торопливо отпрянул, пока его не постигла заслуженная кара. Оттилия, отчетливо скрипнув зубами, в один миг подлетела к кровати, сдернула с нее подушку и метнула ее в дверной проем. Судя по глухому удару и тихому ругательству, меткость ее не подвела.
   -- Может, он прав? -- с сомнением произнесла Бьянка, скептически оглядывая локоны, в которые мы попытались закрутить короткие волосы Оттилии, чтобы посмотреть, как эта прическа ей пойдет. В итоге, с мелкозавитыми кудряшками, вампирша приобрела определенное сходство с барашком, что хорошего настроения ей не прибавило. -- Может, лучше мне отправиться с вами? Мне кажется, я с ролью молоденькой девицы справлюсь лучше...
   -- Если нас раскроют, Оттилия хотя бы сможет дать отпор, -- возразила я, добавляя в прическу вампирши лишние шпильки и отходя назад, чтобы оценить результат. Легкомысленные локончики совсем не вязались с кровожадным взглядом, которым меня буравила Оттилия, но я решила не обращать на нее внимания. -- Так что ты останешься здесь.
   -- Ну хорошо, -- не успокаивалась вампирша, с отвращением разглядывая разложенное на кровати светлое платьице с рюшечками и рукавами-фонариками, которое должно было завершить ее новый образ. -- Тогда почему бы эту девицу не изобразить тебе? А я уж лучше буду твоей компаньонкой. Я и старше тебя, и актриса из тебя гораздо лучше, чем из меня...
   Из коридора отчетливо фыркнули.
   -- Нет, это не дом, а трактир какой-то! -- в сердцах воскликнула Оттилия и решительно направилась к двери, чтобы захлопнуть ее, но тут внутрь заглянул Кейн.
   -- Не думаю, что роль жрицы тебе подходит, -- сообщил он ей и, не обращая на нас с Бьянкой никакого внимания, быстро поцеловал свою невесту в губы. -- Не могу представить тебя в жреческом одеянии.
   Лицо Оттилии оттаяло буквально на глазах, и она заулыбалась, а я задумчиво посмотрела на сверток, лежавший по соседству с новым нарядом Оттилии -- светло-серое мешковатое платье из грубой ткани, больше напоминавшее балахон, с двумя большими карманами и пришитым к нему капюшоном. Мда, лгать окружающим, что я служительница богов, -- так низко я еще никогда не падала...
   -- Может, я всё же поеду с вами? -- обратился ко мне Кейн, оторвавшись от Оттилии, но всё равно поглядывая в ее сторону. Говорил он просто так, прекрасно понимая, что я уже всё решила, и спорить смысла нет.
   Я вздохнула.
   -- Не стоит. С нами будут Люций, Леннокс и Грейсон, так что мы будем защищены. А банда "Воронов" должна продолжать действовать, чтобы Лэнгстон не удивился, почему с появлением в его замке гостей нападения внезапно прекратились.
   Именно поэтому я с самого начала настояла на том, чтобы в банде было всего пять человек -- в наше отсутствие небольшие вылазки должны были устраивать Эр, Фрост, Кейн, Гарт и Дирк. Бьянка обещала помочь им с предсказанием, чем будут оборачиваться эти "выезды". Оттилия же, Грейсон, Леннокс, Люций и я должны были изобразить тех самых попавших в беду путешественников и вынудить бывшего советника Магнуса оказать нам помощь. К слову, в последние дни, пока мы готовились, я отправляла Гарта и Эра с Фростом к замку Лэнгстона, чтобы те установили, с какой регулярностью Лэнгстон покидает свои владения, чтобы попасться ему на пути как раз тогда, когда он будет возвращаться. Отдельно следовало теперь продумывать внешность, манеру поведения, социальное положение каждого участника этого "маскарада"... Так что дел было по горло, и всё это время у меня толком не было времени передохнуть. Зато такая занятость позволяла не задумываться о будущем и не терзать себя мыслями о том, как всё пройдет.
   В дверь постучали, и, если бы взглядом можно было убивать, тот, кто находился за ней, немедленно упал бы замертво, едва Оттилия на нее посмотрела. Но ничего такого не произошло, и внутрь вместо кого-то из наших друзей шагнула Нарцисса.
   -- Ваше величество, вот книги, которые вы просили, -- сухо сообщила она и положила на полку над камином две тонкие книжицы. Я подошла ближе и быстро пролистнула их -- это были сборники молитв богине врачевания Эйр. Книги были старые, с пожелтевшими страницами, но открывались они неохотно: кажется, их не один десяток лет никто не использовал. И хотя у меня не создалось впечатления о Нарциссе как о религиозной вампирше, ничего удивительного, что у нее в хозяйстве нашлись такие сборники: они есть у многих, и не только у вампиров, для удовлетворения повседневных религиозных нужд. Мне же, раз я собралась изображать лицо духовное, подобная литература была просто необходима.
   -- Спасибо, леди Эртано.
   Она окинула строгим взглядом Оттилию, потом заметила сверток на моей кровати, и ее губы, и без того тонкие, сложились в узкую линию. Но прежде, чем целительница успела более открыто высказать свое неодобрение, в дверь постучали снова -- мне показалось, что я вижу, как у Оттилии от полноты эмоций повалил пар из ушей -- и на этот раз внутрь заглянул Леннокс. Почему-то сейчас он казался не спокойно-равнодушным, а по-деловому собранным.
   -- К имению приближается отряд солдат, -- глядя куда-то мимо нас, тоном образцового дворецкого сообщил он. -- На плащах -- герб фон Некеров.
   Уж не знаю, каким образом ему стало об этом известно, но это было неважно. Оттилия нервно икнула и села на кровать. Бьянка встревоженно завертела головой по сторонам, глядя на каждого по очереди и надеясь увидеть ответ, что теперь делать и куда бежать, похожая на птицу, которую вспугнули охотничьи собаки. Кейн оценивающе посмотрел сперва на дверь, а потом на окно, намечая пути отступления. Несколько секунд я молчала, собираясь с мыслями, а потом посмотрела на Нарциссу. Вампирша единственная осталась совершенно невозмутимой, хотя внезапный приезд солдат навредил бы ей ничуть не меньше, чем всем нам, если бы выяснилось, что всё это время мы скрывались у нее. Глядя на сестру Люция, я увидела, что она сразу догадалась, о чем я думаю, и слегка склонила голову в знак согласия.
   -- Бьянка, -- ровным голосом произнесла я, стремительно составляя в уме план необходимых действий. -- Помоги Оттилии надеть это платье. Магистр, надевайте маскировку, которую мы недавно придумали, а потом найдите Люция и мастера Грейсона и измените внешность и им. Кейн, найди Дирка, и спрячьтесь куда-нибудь. Кто-нибудь из тех, кто отправился на разведку, взял с собой разговорный артефакт?
   -- Да, вроде бы, -- отозвался Кейн, глядя на меня во все глаза. -- После той засады мы их теперь всегда с собой берем.
   -- Тогда предупреди Фроста, Гарта и Эра, чтобы в ближаший час они сюда не возвращались. Оттилия, как только оденешься, садись на стул, я изменю тебе внешность. Леди Эртано, -- я обратилась к Нарциссе, -- вряд ли они потребуют обыскать дом, так что я прошу вас просто их встретить. Хорошо?
   Нарцисса величественно кивнула и решительным шагом направилась к двери. Леннокс посторонился, пропуская ее, а я только восхитилась про себя. Железные нервы у этой вампирши!
   -- И что стоим? -- осведомилась я, осознав, что времени оставалось мало, а остальные так молча и стояли. -- Бегом, по местам!
   После этого возгласа все пришли в движение. Леннокс пропал с глаз сразу же, Кейн устремился следом. Оттилия, разом позабыв о недовольстве, подбежала к кровати и начала переодеваться; Бьянка ждала рядом, чтобы помочь ей затянуть шнуровку на платье. Я надела поверх домашнего платья светло-серый балахон и распихала по большим карманам небольшие молитвенники, а затем начала перед зеркалом менять собственную внешность. Через пять минут с плоской поверхности на меня смотрела женщина-вампирша средних лет, с седеющими волосами и неглубокими морщинами на строгом лице. Затем настал черед Оттилии, и над ее лицом пришлось поработать -- ведь из нее надо было сделать молоденькую девушку лет восемнадцати... Согласна, чисто внешне на эту роль больше подходила Бьянка, но вампиршу-аристократку она изобразить не смогла бы. Не хватало банальных знаний о вереантерской аристократии, языка...
   -- Ладно, сойдет, -- наконец решила я, оглядывая получившийся результат. -- Главное хлопай побольше глазами и смотри открыто. Поняла?
   -- Сделаю, -- пообещала Оттилия совершенно серьезно.
   -- Бьянка, ты тогда просто сиди здесь и никуда не выходи, -- распорядилась я. -- Надеюсь, тебя никто и не заметит.
   Из слегка приоткрытого окна раздался шум, приближающийся конский топот, а потом стало возможным различать и голоса. Бьянка устремилась было к нему, чтобы выглянуть и посмотреть, но я в последний момент поймала ее за руку. Не хватало еще, чтобы кто-нибудь ее случайно увидел!
   Через несколько минут я накинула на голову серый капюшон, дала Оттилии знак, и мы вместе вышли из комнаты и направились к лестнице -- она впереди, я сзади. Старые ступеньки тихо поскрипывали под ногами, но спуститься до конца мы не успели: вампирша резко остановилась и вскинула голову, прислушиваясь к голосам в прихожей, а потом оглянулась на меня, и в полутьме я заметила, что глаза у нее стали большие, испуганные. Но выяснить, в чем дело, я не успела, поскольку в коридоре появилась Нарцисса в сопровождении еще трех вампиров. Остальные, по всей видимости, остались ждать на улице.
   -- Прошу вас, проходите в гостиную, -- вежливо говорила она высшему вампиру, который следовал сразу за ней.
   -- Благодарю вас, леди Эртано, -- отозвался тот, и в этот момент я поняла, что именно так напугало Оттилию. Голос был знакомый, и я неожиданно узнала Генри фон Некера, ее старшего брата, с которым Леннокс так невежливо обошелся во время нашего побега из Академии. Ох, теперь Оттилии попросту нельзя открывать рот, чтобы родственник не узнал ее голос... И как бы мне выйти из этой ситуации? Ведь я рассчитывала, что именно вампирша будет по большей части говорить, отвлекая на себя внимание окружающих...
   И хотя лестница была освещена плохо -- магические светильники горели очень тускло -- этого всё равно хватило, чтобы внезапно прибывшие визитеры заметили две фигуры, остановившиеся у подножия лестницы.
   -- У вас гости, леди Эртано? -- все так же вежливо спросил Генри, но я почувствовала, что его внимание теперь было сосредоточено нас. Ну понятно, мы в провинции, Нарциссу здесь и так все прекрасно знают, а новые лица точно не могли остаться незамеченными. Особенно в ситуации, когда ищут скрывающуюся шайку...
   -- Скорее, пациенты, -- невозмутимо отозвалась вампирша. Мужчины остановились, безмолвно предлагая нам присоединиться к Нарциссе, и нам с Оттилией ничего другого не оставалось, кроме как пройти за ними в гостиную. Там света было побольше, и Генри быстрым, но цепким взглядом прошелся сперва по Оттилии, а потом -- по мне, а затем заметно поскучнел: кажется, не обнаружил ничего подозрительного. И хотя внешне она этого никак не показала, я не сомневалась, что подруга с огромным трудом сдержала вздох облегчения.
   -- Лорд фон Некер, это леди Кристин Дэвис и ее компаньонка, сестра Розамунда из монастыря богини Эйр в Фермане. Леди Дэвис сильно заболела этой осенью и приехала сюда за помощью. Поскольку ее семья живет далеко отсюда, я не смогла бы сама уехать и так надолго покинуть своих пациентов, и потому леди приехала ко мне.
   -- Надеюсь, вы чувствуете себя лучше, -- учтиво, но без особого интереса сказал Генри. Оттилия всё это время старательно смотрела в пол -- я поняла, что она боялась посмотреть в лицо брату из опасения, что он ее узнает, несмотря на маскировку -- и в общем-то это неплохо работало. Создавался образ очень застенчивой барышни. Не давая подруге возможности ответить и этим, возможно, разоблачить себя, я немедленно встряла:
   -- Вы очень добры, сэр, да, очень добры. Божественной помощью леди Дэвис стало лучше, намного лучше, но до полного выздоровления ей далеко. Ах, она такая болезненная девушка, она так страдала! Но помни, дитя мое, что все твои страдания ниспосланы свыше, и молитвы и вера помогут тебе их вынести. Ведь на всё воля богов, дитя мое, и их пути неисповедимы, сэр, вы согласны?
   Позабыв о своей вампирской сдержанности, Нарцисса и Оттилия после этой сбивчивой скороговорки уставились на меня во все глаза, не ожидая подобного потока благочестия, но, к счастью, вампиров он удивил не меньше, и лиц обеих женщин они не заметили.
   -- Мммм... Да, сестра, вы совершенно правы, -- поспешил заверить меня Генри, рассудив, что связываться с религиозной фанатичкой смысла нет, и торопливо повернулся к целительнице, которая успела убрать с лица ошарашенное выражение. -- Леди Эртано, я прошу извнить нас за это вторжение, но обстоятельства вынуждают. В последние месяцы в окрестностях неспокойно, орудует шайка разбойников, называющих себя "Воронами". Не видели ли вы или, -- тут он слегка повернулся в нашу сторону, -- ваши гости...
   Ох, а вот это он зря сказал, злорадно подумала я, набрала воздуха в грудь и выпалила:
   -- Ах, сэр, боги решили испытать нас, детей своих, на прочность, проверить нашу силу духа и послали нам это испытание. Но они милостивы, и мы должны оставаться стойкими, и тогда вознаграждены все будем сполна... -- я повернулась к Оттилии. -- С божественной помощью, надеюсь, мы доберемся до имения ваших батюшки и матушки целыми и невредимыми, ведь боги видят, кто им предан, и уберегут их от нечистых помыслов злодеев...
   -- Однако очень многих они уже не уберегли, -- не удержавшись, ехидно вставил Генри, который к середине фразы успел прийти в себя, но я не растерялась:
   -- Значит, недостаточно чисты духом и помыслом были те несчастные! Но я помолюсь за них, уповая на то, что очистятся мысли их, и обретут они мир в душе своей...
   Снотра, я несла какую-то совершеннейшую околесицу, но обилие подобных слов и формулировок сыграло свою роль -- в них никто не пытался вслушаться и вникнуть, зато все убедились, что я не представляю из себя ничего, заслуживающего внимания. Оттилия по-прежнему старательно отворачивалась, но на этот раз не из-за брата, а изо всех сил скрывая рвущийся наружу смех, и я решила, что генеральную репетицию пора заканчивать. Если вампиры, включая главу Тайной Службы, поверили сейчас, значит, и Лэнгстон купится.
   -- Дитя мое, идем, -- строго обратилась я к Оттилии. -- Сейчас время молитвы. Господа, вы к нам не присоединитесь?..
   Господа немедленно отказались, горячо заверив нас, что помолились всем богам по очереди перед приездом сюда, и мы с вампиршей покинули гостиную.
   Генри так и уехал с солдатами, не найдя в доме Нарциссы ничего, стоящего внимания, и я почувствовала, как у меня с души скатывается камень. Раз уж мы смогли убедить того, кто возглавляет в Вереантере организацию, следящую за внутренней безопасностью, думаю, Лэнгстона мы как-нибудь обхитрим. После того, как вампиры уехали, Оттилия несколько минут не могла прийти в себя от хохота, а потом еще подробно пересказывала эту встречу всем друзьям. Предупредив Люция, Леннокса и Грейсона, какого поведения от меня теперь стоило ожидать, я до вечера была занята тем, что додумывала до конца нюансы своего нового образа, параллельно собирая вещи. Остальные были заняты тем же. Вернувшиеся эльфы и Гарт сообщили, что все подтверждается: Лэнгстон и в самом деле сейчас почти всё время находился в своем имении и покидал его лишь раз в неделю, а возвращался на следующий же день. Следующее такое "возвращение" должно было состояться завтра, и, значит, и нам пора покинуть флигель Нарциссы.
  

Глава 18

  
   -- Я боюсь, -- нервно сказала Оттилия, глядя в окно кареты. Для этого ей пришлось отодвинуть шторку, и теперь головы вампирши почти не было видно за кусочком ткани. Поскольку за окном нельзя было увидеть решительно ничего интересного, за исключением унылого зимнего пейзажа, я поняла, что ей просто не хотелось показывать свое лицо. Еще одним доводом в пользу этой мысли было то, что карета, в которой мы ехали, ощутимо подпрыгивала на ухабах сельской дороги, и Оттилия постоянно рисковала приложиться носом о стекло.
   -- А тебе и не придется ничего делать, кроме как поддерживать светские разговоры, -- успокаивающе сказала я, покрепче прижимая друг к другу ладони под широкими рукавами жреческого балахона. В карете было прохладно, а перчатки я намеренно оставила дома: фанатичная сестра Розамунда, которую мне предстояло изображать, обязательно должна была поддерживать аскетичный образ жизни, даже если это граничило с откровенным идиотизмом. -- И потом, нас пятеро, и все не вчера родились. Справимся.
   -- Кстати, -- Грейсон, сидевший напротив, вынырнул из своих мыслей и внимательно взглянул на меня. -- Нас и в самом деле пятеро, но лично я уверен только в четырех из нас. Ты так и не выяснила за эти два месяца, кто этот маг, который выдает себя за Леннокса?
   Машинально я посмотрела на переднюю стенку кареты, но некромант, исполнявший сегодня обязанности нашего кучера, никак не мог нас услышать, и я призналась:
   -- Нет.
   Грейсон смерил меня очень красноречивым взглядом, так что я в полной мере оценила свое легкомыслие и безответственность.
   -- С ним стоит быть осторожнее хотя бы потому, что задай себе вопрос: ты знаешь многих магов, которые оказались бы способны одной левой уложить магистра боевой магии? Конечно, он хорошо учит тебя, -- мастер задумался, видимо вспоминая несколько последних дней, когда он становился свидетелем наших занятий с Ленноксом, и протянул. -- С этим не поспоришь, но всё же... Что-то с ним не то.
   Оттилия отвлеклась от окна, и мы с ней обе удивленно посмотрели на темного эльфа. За всё время нашего знакомства Грейсон всегда оставался целиком уверенным и в себе, и в происходящем вокруг, и от него скорее стоило ожидать точного определения, почему Леннокс кажется подозрительным, а не столь расплывчатой формулировки, и оттого интонации сомнения в его голосе прозвучали еще более необычно. Мастер, однако, не обратил на нас внимания и обменялся понимающими взглядами с Люцием, сидевшим рядом с ним. Оба -- и вампир, и эльф -- были в маскировке, но я так хорошо их обоих знала, что выражения их лиц в этот момент не оставляли никакого сомнения, кто сидит перед нами с Оттилией.
   -- Вы полагаете, что он всё же кому-то служит и может предать нас в самый неподходящий момент? -- уточнила я, против воли встревожившись. Уж кто-кто, а Грейсон всегда отлично разбирался в людях, и к его мнению стоило особо прислушаться.
   -- Если бы я так думал, то сказал бы об этом до того, как мы выехали на эту непредсказуемую миссию, -- возразил Грейсон. -- Но этот некромант и в самом деле очень непрост. Он не только маг, но и воин -- это видно по его походке и тому, как он держится. Но это не так важно. Самое интересное, что я даже не знаю, как это сформулировать. В нем чувствуется... сила, и потому мне сложно назвать этого мага простым шпионом или диверсантом. Нет, здесь что другое, что-то... более масштабное.
   Люций ничего не говорил, но пару раз кивнул в знак полного согласия с эльфом, а Оттилия хмыкнула, но как-то нервно:
   -- Подобная впечатлительность совсем не в вашем духе.
   -- Это называется интуиция, Оттилия, -- снисходительно сообщил Грейсон, возвращая привычную, слегка ироничную улыбку. -- Вообще очень полезное чувство.
   Карета тем временем остановилась, избавляя вампиршу от необходимости придумывать достойный ответ. Выглянув в окно, я обнаружила, что мы подъехали к перекрестку, от которого расходились две дороги -- одна вела к поместью Лэнгстона, а другая -- к Даверу. Не дожидаясь, пока Леннокс слезет с козел, я сама открыла дверцу кареты и первая вышла наружу. Остальные потянулись следом, а затем я увидела подъезжавшие к нам черные фигуры верхом на лошадях. Да, должна признать -- на фоне заснеженного леса "Вороны" и впрямь выглядели зловеще.
   -- Останетесь здесь? -- уточнила одна из фигур голосом Гарта, когда они спешились и подошли вплотную к нам.
   -- Самое хорошее место, -- подтвердила я, оглядываясь. -- И Лэнгстона мы здесь точно не пропустим.
   -- Тогда давайте приступать к инсценировке, -- Грейсон вздохнул. -- Давно я по физиономии не получал...
  
   ***
   -- Едут, -- спустя полчаса сказал Люций, прислушиваясь. Фрост, Эр, Гарт, Кейн и Дирк скрылись в лесу минут пятнадцать назад, и вокруг теперь царила тишина, которую прерывало только тихое ржание впряженных в карету лошадей. Сама карета одним колесом угодила в канаву, тянувшуюся вдоль дороги, так что стояла теперь заметно покосившись, и продолжать в ней путешествие было невозможно. Оттилия кивнула, подтверждая слова вампира, и я глубоко вздохнула, пытаясь справиться с волнением.
   -- Тогда удачи всем нам.
   Мужчины -- Грейсон, Люций и Леннокс -- только кивнули, а Оттилия вместо ответа громко завопила, так что у меня, находившейся ближе всех к ней, заложило уши:
   -- Помогите!! На помощь!
   Уж не знаю, помогло ли это, но не прошло и минуты, как и я смогла расслышать стук многочисленных копыт, голоса, а затем к нам выехала целая группа всадников. Из-за того, что мы загнали карету в канаву сразу за поворотом у перекрестка, появление новых лиц оказалось внезапностью, несмотря на то, что их ожидали. В один миг нас окружило не меньше пятнадцати всадников, которым открылась следующая увлекательная картина: карета, застрявшая в кювете (ее мы одолжили у Нарциссы, которая не пришла в восторг от нашей просьбы, но согласилась при обещании, что средство передвижения мы вернем ей в целости и сохранности), с сиротливо распахнутой настежь дверцей, так что холодный ветер трепал занавеску на окне, и пятеро путешественников, ставших жертвами нападения разбойников. Леннокс, изображавший кучера, то бросался к лошадям с намерением под уздцы отвести их в сторону, чтобы они сами вытянули карету на дорогу, то возвращался к самой карете и сокрушенно качал головой, не зная, с какой стороны к ней подступиться. Люций -- наш "телохранитель" -- без сознания лежал рядом, и над ним хлопотали мы с Оттилией. Последнее действующее лицо -- Грейсон -- игравший роль "брата" молодой провинциальной аристократки, сидел рядом с нами, задрав вверх голову с разбитым носом.
   -- Слава Хель! -- запричитала Оттилия, поднимаясь с колен и оглядывая новоприбывших вампиров, а затем резко осеклась и ощутимо пихнула меня в бок. Повернув голову, я обнаружила, что нас окружили преимущественно солдаты, а прямо перед нами остановились двое всадников, одетых заметно богаче остальных, да и аристократические лица не позволили бы им сойти за обычных вампиров. Причина тревоги Оттилии сразу стала понятна: одним из вампиров оказался Генри фон Некер, с которым мы виделись не далее, чем вчера. Но сейчас наша новая встреча не произвела на меня почти никакого впечатления, поскольку моим вниманием целиком завладел его спутник, высший вампир весьма непримечательной наружности, но с отличительной чертой -- полоской угольно-черных усов над верхней губой.
   Как же приятно наконец-то встретиться с вами лично, лорд Лэнгстон.
   -- Леди Дэвис? -- удивленно уточнил Генри, узнав нас, и спешился. -- Сестра Розамунда? Что произошло?
   Лэнгстон, сообразив, что им повстречалась леди, последовал примеру Генри, а я, вспомнив, что Оттилии сейчас рот лучше не открывать, поспешила взять инициативу в свои руки:
   -- Боги послали вас в трудный для нас час. Ужасное испытание для нас всех, нам остатется только смиренно...
   -- На нас напали разойники, -- хрипло сообщил Грейсон, поднимаясь на ноги и подходя к нам, и убрал руку от лица. Под носом остались струйки засохшей крови, которая пошла после удара Кейна. Мастер настоял, чтобы всё было достоверно, но бедного новообращенного вампира чуть сердечный приступ не хватил после распоряжения мастера как следует его ударить. -- "Вороны". Сестра Розамунда, ваши волосы...
   Протянув вперед руку, он осторожно вытащил у меня из волос черное воронье перо и продемонстрировал его остальным. При виде этого доказательства Лэнгстон и Генри одинаково потемнели лицом, и даже знаменитая вампирская сдержанность не могла скрыть их раздражения.
   -- "Вороны" окончательно распоясались, -- процедил сквозь зубы Лэнгстон, и я испытала проблеск мстительной радости, что мои действия так выводили этого вампира из себя.
   Генри же вопросительно посмотрел на Оттилию, ожидая, что та представит ему Грейсона, но вампирша лишь прикрыла глаза и покачнулась, демонстрируя страшную изможденность, и я решила, что могу вмешаться.
   -- Мое бедное дитя, тебе нужен отдых. Лорд фон Некер, я возьму на себя обязанность представить вам старшего брата вверенной моим заботам молодой леди, лорда Эндрю Дэвиса.
   Генри учтиво кивнул, потом представил нам лорда Филиппа Лэнгстона, бывшего королевского советника, а затем вежливо заметил:
   -- Мы, кажется, с вами вчера не виделись, лорд?
   -- Я ездил в город по делам, -- отозвался Грейсон.
   -- Что же всё-таки произошло? -- вернулся к делу Лэнгстон, не расположенный к светским беседам, и кинул короткий взгляд на Грейсона. -- Лорд, вы ранены?
   -- Это пустяк. Мы возвращались в свое имение. Сестре стало намного лучше, и целительница Эртано заверила нас, что опасность миновала, -- вежливо сообщил Грейсон.
   -- Не успели мы отъехать и на несколько километров, как нас остановили пятеро разбойников. Мы пытались сперва сбежать, потом сопротивляться, но наша карета потеряла способность передвигаться, нашего телохранителя, -- он указал кивком на Люция, который "пришел в себя" и теперь сидел на замле, ошалело мотая головой из стороны в сторону, -- одолели в схватке. Я заступился за беззащитных женщин, но этих... варваров было слишком много. Все деньги и украшения у нас забрали.
   Грейсону бы в театре выступать, с уважением подумала я, оценивая интонации и мимику темного эльфа -- потрясающе достоверные, так что усомниться в них было попросту невозможно. Вот и у наших собеседников они не вызвали недоверия, а потом кто-то из солдат, которые уже несколько минут ходили неподалеку, что-то выискивая, подбежал ближе и обратился к Лэнгстону:
   -- Сэр! Здесь следы! Они уходят в лес!
   Еще бы не уходили, усмехнулась мысленно я. Специально для этого оставшиеся "Вороны" нас и сопровождали, а то получилось бы странно, если бы жертвы разбойников посреди дороги были, а на самих разбойников -- ни намека.
   Лэнгстона и Генри обнаруженные следы очень заинтересовали, и они отошли, а мы наблюдали за тем, как несколько вампиров помогли Ленноксу вытащить карету из канавы под громкие указания и причитания последнего. Ого, а магистр-то как вжился в роль... Правда, тут обнаружилась неприятная деталь, за которую меня обязательно убила бы Нарцисса, и которая очень обрадовала меня -- после аварии ось кареты оказалась сломана, так что продолжать в ней путь было совершенно невозможно. Так, ну и как теперь поступит лорд, на чьих землях произошло нападение на мирных путешественников?
   -- Я отправлюсь по следам, может, что-нибудь и найду. Не будем терять время, -- донесся до меня голос Генри, и высшие вампиры вновь приблизились к нам, а затем брат Оттилии вежливо заверил нас. -- Мы приложим все усилия, чтобы это прекратилось.
   -- Благодарим вас, -- Грейсон склонил голову.
   Оттилия прошелестела в ответ что-то неразборчивое, а я добавила от себя:
   -- Да помогут вам боги.
   -- Полагаю, вы не сможете дальше продолжить свой путь, -- заметил Лэнгстон, взглянув оценивающе на сломанную карету, а затем -- по очереди на нас. Убедился, что в данный момент мы представляем из себя зрелище весьма жалкое, вспомнил, что должен стать гостеприимным хозяином, и нацепил на лицо выражение учтивости и радушия. -- Поскольку это пренеприятное происшествие случилось на моих землях, я несу ответственность за него. Прошу вас быть моими гостями, пока вашу карету не починят, а вы не оправитесь от этого события.
   Ну надо же... Честное слово, не пытайся этот вампир так рьяно от меня избавиться, и не знай я, какой он ублюдок на самом деле, он стал бы мне симпатичен. По крайней мере, вел он себя сейчас достойнейшим образом, являя собой воплощение любезности и участия.
   -- Лорд Лэнгстон, вы очень добры, и мы бы не злоупотребили вашим гостеприимством, если бы не обстоятельства... Мы принимаем ваше приглашение.
   -- Благодарим вас, -- Оттилия, убедившись, что ее брат уже отошел достаточно далеко, заговорила свободнее и громче.
   -- Боги вознаградят вас за милосердие, -- внесла я свою лепту.
   До замка Лэнгстона отсюда было не так далеко, но мне расстояние показалось очень большим, поскольку добираться нам было крайне неудобно, да и сломанная карета значительно снижала скорость передвижения. Сам замок напоминал как фамильное имение фон Некеров, так и всю вампирскую архитектуру в целом: серый камень, высокие узкие окна, много башенок. Поскольку последние два месяца мы провели у Нарциссы, у которой было не слишком многолюдно, количество слуг, высыпавших во двор при нашем появлении, показалось особенно большим. Появившемуся дворецкому Лэнгстон начал отдавать распоряжения по поводу нас, несколько вампиров помогли оттащить наше сломанное средство передвижения к каретному сараю. Леннокс ушел туда же, причитая на весь двор, чтобы те были поаккуратнее и не доломали карету до конца. Я в это время оглядывалась по сторонам и отмечала незначительные, но принципиально важные детали: несмотря на внешнее изящество, замок оказался хорошо укрепленной постройкой, ворота и стена вокруг него выполняли не декоративную, а действительно защитную функцию, а число солдат во дворе навевало на мысли о готовящейся войне. Интересно было и то, что стена и ворота вокруг замка были не старыми, а совсем новыми, возведенными недавно.
   Любопытно. От кого бывший советник хотел защититься? Не от меня же.
   Лэнгстон пригласил нас в дом, где Люция поручили заботам домашнего лекаря, а нас троих -- Оттилию, Грейсона и меня -- повели показывать наши комнаты. Я вежливо настояла на том, чтобы меня и "мою дорогую воспитанницу" поселили по соседству, что было немедленно исполнено. Кто-то из слуг принес наш небольшой багаж, снятый с кареты, а затем Лэнгстон сообщил, что мы можем чувствовать себя как дома, и что через час он приглашает нас присоединиться к нему за небольшой трапезой, а затем ушел по своим делам.
   -- Кажется, всё прошло успешно, -- заметила Оттилия, как только мы остались одни.
   -- Пожалуй, -- согласилась я, оглядывая комнату магическим зрением на предмет всяких магических средств подслушивания. Ничего не обнаружила, но решила, что расслабляться пока рано, и стоит еще попросить Леннокса проверить выделенные нам покои.
   Час у нас ушел на то, чтобы переодеться и немного освоиться. Маскировка держалась на Оттилии и Грейсоне отлично, так что к обеду они только переоделись. Оттилия посетовала, что не может надеть ничего из украшений, которых у нее с собой не было -- по сюжету всё ценное забрали "Вороны". Я же вовсе осталась в своем жреческом балахоне. Спросив у кого-то из слуг дорогу, вниз мы спускались втроем: Грейсон под руку с Оттилией и я сразу за ними.
   А вот народу внизу оказалось неожиданно много, и наше появление вызвало живой интерес, так что мне потребовалось некоторое время, чтобы сориентироваться. В ожидании, пока слуги закончат приготовления, в гостиной рядом собралось целое общество знатных вампиров, и, к собственному удивлению, я узнала нескольких. Сам хозяин дома любезнейшим образом поприветствовал нас и представил остальным гостям, назвав нас "новыми жертвами отвратительной шайки", а затем назвал остальных присутствующих. Я же задумчиво рассматривала нарядных Евгению Шеффер и Элис Мальдано -- таких же красивых, как и раньше, вот только блеском драгоценностей они сегодня не радовали -- и пыталась сообразить, что означает их присутствие здесь. Что-то зачастили две столичные дамы именно в эту провинцию... После того, как Лэнгстон упомянул о наших "злоключениях", обе дамы запричитали, всем своим видом изображая сочувствие, и, судя по их эмоциям, это не было лишь частью игры, а вампирши в самом деле отнеслись к "собратьям по несчастью" с пониманием. Был здесь и еще один вампир с рыхловатым белым лицом и моноклем, которого я тоже неожиданно узнала -- лорд фон Виттен, министр иностранных дел Вереантера, с которым мы не так давно встречали делегацию гномов. Тут же были два незнакомых вампира из местной знати, заехавшие по-соседски на обед. Вполне возможно, что их нам тоже уже доводилось грабить...
   -- Конечно, сейчас не сезон для отдыха в загородном поместье, -- добродушно пояснил Лэнгстон, закончив знакомство. -- Но, к сожалению, из-за проблем со здоровьем мне в последнее время гораздо лучше находиться у себя в имении, на свежем воздухе, чем в столице. И потому я особенно благодарен своим друзьям, которые захотели меня поддержать и приехали сюда, несмотря на холод.
   -- Вы всегда очень гостеприимны, лорд Лэнгстон, и прихать к вам -- удовольствие, -- герцогиня Шеффер засияла белоснежной клыкастой улыбкой, а я едва удержалась, чтобы не поморщиться от переизбытка приторности.
   -- Надеюсь, вы не сильно пострадали, -- учтиво обратилась Элис к Оттилии, и по ее лицу пробежала тень. -- Нам с Евгенией тоже довелось столкнуться с этой шайкой. Никому такого не пожелаю.
   -- Миледи, я вас так понимаю! -- воскликнула Оттилия, пока я польщенно улыбалась. -- Ах, это было так ужасно!
   -- Разумеется, -- горячо поддержала ее Элис и повернулась к Лэнгстону. -- Милорд, когда вы уже наконец-то поймаете этих злодеев? Они заслуживают самой суровой кары!
   Оба вампира, чьих имен я не запомнила, всем своим видом выразили согласие с леди Мальдано. Ага, значит, с "Воронами" и им доводилось сталкиваться.
   -- Мы прикладываем все усилия, леди Элис, -- заверил ее Лэнгстон, позабыв, однако, любезно улыбнуться, и на его лице появилось озабоченное выражение. -- Разумеется, преступники будут схвачены, но это потребует времени. Один отряд солдат уже пропал без вести, и я опасаюсь, что произошло самое худшее.
   -- Ах, что за ужасы вы рассказываете! -- ужаснулась Евгения, а затем обратилась к фон Виттену, крутившему в пальцах монокль. -- Скажите, а что думают в столице обо всем этом? Король не собирается что-то предпринять?
   Я в тот момент торопливо уставилась куда-то в ковер под ногами, чтобы никто не заметил, как сильно меня заинтересовал ответ на этот вопрос. Впрочем, это было излишним, поскольку на меня и так никто не обращал внимания.
   -- У короля сейчас других дел хватает. Ну вы знаете, в частности, сейчас ему гораздо важнее найти эту государственную преступницу, которая замышляет что-то против Вереантера, и на которой он так опрометчиво женился...
   -- Уже официально доказано, что она преступница? -- с жадной требовательностью спросила Элис, и я, подняв голову, обнаружила, что она смотрит на министра иностранных дел с алчным вниманием на лице.
   -- Пока нет, и, как вы понимаете, эта информация держится в секрете.
   -- О ком вы, лорд фон Виттен? -- хлопая глазами, простодушно спросила Оттилия, но Лэнгстон не дал тому ответить, вмешавшись:
   -- О, это не стоит вашего внимания, леди Дэвис. Вы сегодня многое пережили, и я предлагаю поговорить о чем-нибудь более приятном. К примеру, через несколько дней состоится праздник Зимнего Солнцестояния; как вы будете его отмечать? -- вопрос адресовался и Грейсону, и Оттилии.
   Грейсон усмехнулся:
   -- Весьма провокационный вопрос, учитывая, что вернуться к этому дню в наше имение мы с сестрой уже не успеем.
   -- Вы бываете в столице? -- вдруг спросила Элис.
   Оттилия смущенно пожала плечами, и мне показалось, что она старательно копировала манеру Бьянки держаться:
   -- Почти никогда.
   -- В таком случае вы обязаны побывать там на этом празднике! Это же всегда так красиво! Шествия, фейерверки, а вечером грандиозный бал...
   -- ...и королевская чета, открывающая его, -- ехидно закончил за нее один из аристократов. Я только удивленно вскинула брови при таком откровенном намеке, а Элис побледнела от гнева при напоминании, что ей это совсем не светит. Ее выражение лица было мне бальзамом на израненную душу.
   Внезапное приглашение на это мероприятие меня удивило, и, кажется, это и в самом деле было неожиданно даже для приглашающей стороны. Не знаю, увидели ли это остальные, но я была сосредоточена на том, что внимательно следила за лицами собравшихся и потому заметила: в первый миг Евгения не сумела справиться с замешательством, и оно успело отразиться на ее лице. Затем герцогиня осторожно вмешалась:
   -- Элис, дорогая, но ты уверена, что лорд и леди Дэвис успеют прийти в себя после нападения, чтобы сразу везти их во дворец?
   -- А почему нет? -- внезапно удивился Лэнгстон и обменялся с Элис долгими понимающими взглядами. -- По-моему, это прекрасная мысль! Евгения, не вы ли говорили, что в большой компании всегда интереснее?
   Герцогиня Шеффер осеклась, и на ее лице мелькнуло понимание. Но ее личина придворной дамы не поспевала за настоящими эмоциями, и герцогиня растянула губы в улыбке, хотя ее глаза и не думали улыбаться.
   -- Ну конечно! Надеюсь, вы присоединитесь к нам?
   Ох, не знаю, что тут происходит, но эта компания интриганов явно ведет какую-то игру. Какую? Они видят нас впервые в жизни. Что-то подозревают? Или мы просто вовремя подвернулись им под руку?
   Грейсон тоже это понял, как и то, что решение должна принять я, и потому добродушно усмехнулся:
   -- Так получилось, что воспитанием Кристин занимается сестра Розамунда, и, следовательно, ей решать, можно ли Кристин отправиться на празднование.
   На лице Элис отразилось снисходительное сочувствие к бедной девушке, которую мучает религиозная мегера, но я лишь сказала:
   -- Полагаю, что после случившегося вы заслужили этот праздник. Не думаю, что боги будут на это гневаться.
   -- Превосходно, -- улыбнулся Грейсон. -- В таком случае мы с благодарностью принимаем ваше приглашение.
   Элис и Евгения заверили нас, что они просто счастливы, а затем нас наконец-то пригласили в столовую.
  

Глава 19

  
   Обед не затянулся дольше положенного, и в отведенные нам комнаты мы вернулись не слишком поздно. Застольная беседа оставалась в отведенных ей рамках, и ничего нового и интересного выяснить не удалось, но, с другой стороны, мне и так было что обдумать. Грейсон и Оттилия не выходили из выбранных образов и великолепно владели собой, я сама держалась своей роли и не позволяла себе ни на секунду выбиться из нее. Не знаю, насколько хорошими актерами были Лэнгстон и его гости, но мне не показалось, что кто-то из них заподозрил неладное. После обеда мы все самым дружелюбным образом распрощались, причем обе аристократки пригласили Оттилию завтра присоединиться к ним в утренней прогулке по парку -- мол, зимнее утро, проведенное на улице, отлично бодрит. В общем, и мы, и наши противники старательно разыгрывали какой-то спектакль, который даже опытный придворный мог бы принять за чистую монету, но вот у меня продолжало усиливаться впечатление, что мне не удается контролировать ситуацию целиком.
   К комнате Оттилии мы подошли втроем, включая Грейсона, а в коридоре нас встретил Люций, сообщивший, что целитель оказал ему всю необходимую помощь. Я предложила всем войти, а через минуту на пороге внезапно возник Леннокс, чьего появления я, признаться, сейчас не ожидала.
   -- А вы разве не должны следить за ремонтом нашей кареты? -- ехидно удивился Грейсон. -- Ваше отсутствие не бросится местным в глаза?
   -- Здрасте, -- обиделся Леннокс. -- А всякие маскировочные чары на что?
   Не обращая более внимания на темного эльфа и не дожидаясь моей просьбы, некромант тщательно закрыл за собой дверь и прошелся по комнате, внимательно изучая стены и заглядывая во все углы.
   -- Чисто, -- наконец сообщил он. -- Здесь нет никаких магических средств подслушивания, так что говорить можно спокойно.
   Удовлетворенная его проверкой, я кивнула, а Оттилия с тревогой сказала:
   -- Мастер прав. Вы уверены, что вас никто не видел, пока вы поднимались сюда?
   -- Вампиры слепы, -- с глубоким презрением бросил магистр, даже не взглянув в ее сторону. -- Не видят дальше собственного носа. Лэнгстон, конечно, исключение... Но остальных можно не опасаться. Надел маскировку -- и гуляй смело по всему замку.
   Оттилия и Люций удивленно переглянулись и, пока маг не видел, дружно посмотрели на меня; Грейсон изучал некроманта задумчивым взглядом, а затем коротко взглянул на меня -- мол, что я тебе говорил по поводу этого мага? Я же сама молча рассматривала Леннокса и только сейчас заметила, что в нем что-то неуловимо изменилось. То, что на самом деле он никакой не калека и гораздо моложе, чем выглядит, было очевидно уже давно, но сейчас добавились новые детали, и было не совсем понятно, то ли они просто не бросались в глаза, то ли некромант именно сейчас перестал заботиться о том образе, который создавал все эти месяцы. Походка стала легкой, скользящей, и теперь уже и мне было очевидно, что Леннокс и в самом деле был воином. Глаза хищно щурились, а на его губах играла холодная улыбка, придававшая лицу мага зловещее выражение. Создавалось странное ощущение, что маг долгое время преследовал какую-то цель, а сейчас наконец-то оказался к ней очень близок. Именно в этот момент было что-то в нем удивительно знакомое... В голове крутилось множество мыслей, но разрозненные фрагменты не желали складываться в цельную картину, и я потрясла головой, когда поняла, что не в состоянии сейчас догадаться. Конечно, можно подумать об этом и позже, но есть ли на это время? Может, остальные были правы, и стоило избавиться от сопровождения Леннокса как можно раньше, а сейчас я, сама того не понимая, подпустила к себе невероятно близко того, кто может оказаться врагом?
   -- Кхм, -- прокашлялась я, прерывая напряженную паузу и возвращаясь к наиболее важному. -- Кто-нибудь хочет поделиться впечатлениями от сегодняшних событий?
   -- Сборище вампиров-аристократов здесь -- не просто дружеский визит. Только этих двух местных вампиров, мне кажется, можно не брать в расчет. А вот вся остальная компания явно заодно и что-то замышляет. Вероятнее всего, у них есть определенные планы насчет праздника зимнего солнцестояния, и нас туда пригласили для какой-то цели, -- продолжая рассматривать некроманта, сходу сообщил Грейсон, словно говорил о чем-то соверешенно очевидном.
   -- А вам не показалось странным, почему они все собрались здесь, в провинции? -- Оттилия отвлеклась от Леннокса и теперь в задумчивости села на стул у бюро. -- Сейчас зима, и делать здесь решительно нечего. И все приехавшие аристократы -- сливки столичного общества. Какого демона они сидят в замке Лэнгстона?
   -- Леди фон Некер права, это странно, -- признал Люций. -- По двум причинам. Во-первых, если мы и в самом деле имеем дело с масштабным заговором, не проще ли было вести его в столице? Там и ресурсов больше, и держать ситуцию под наблюдением удобнее... А во-вторых, группа заговорщиков, засевших в замке, может показаться подозрительной.
   -- А замок хорошо укреплен... -- добавил Грейсон. -- Причем в недавнее время. Вы обратили на это внимание? Лэнгстон словно собрался выдержать осаду.
   -- Он настолько опасается мести королевы? -- предположил Люций. Грейсон посмотрел на меня с явным скепсисом, и вампир это заметил. -- Согласен, это маловероятно. Значит, он настолько сомневается в успехе задуманного предприятия, и все эти меры -- защита от Адриана?
   -- Ошибаетесь, -- это сказала я, и все одновременно посмотрели на меня, а я почувствовала, что начинаю улыбаться. -- Помимо меня, Лэнгстона и Адриана в этой борьбе есть еще одна, четвертая сторона. И, уверяю вас, Лэнгстон боится этой четвертой стороны гораздо больше, чем действий Адриана или меня.
   Эта догадка, возникшая буквально только что, заставила сердце забиться быстрее, и я почувствовала, как на моем лице появляется выражение мстительного удовлетворения. Если я и в самом деле права... а я почти уверена, что я права... и если все эти замковые укрепления и огромное количество солдат во дворе появились лишь недавно... если Лэнгстон и в самом деле напуган... то, честное слово, я уже сейчас чувствую себя почти отомщенной.
   -- Как я ненавижу, когда ты так делаешь, -- угрюмо проворчала Оттилия. -- Ты же сейчас не объяснишь нам, откуда вообще взялся этот кто-то четвертый?
   -- Нет, -- весело согласилась я.
   Судя по лицам Люция и Грейсона, они тоже не поняли, о ком я говорила, но развивать эту тему я не стала. Леннокс же, кажется, и вовсе остался к услышанному безучастным и предпочел вернуться делам.
   -- Что вы намерены предпринять дальше?
   -- Пока подыгрываем Лэнгстону и остальным, -- решительно сказала я после некоторых раздумий. -- До праздника зимнего солнцестояния еще несколько дней, и за это время я попробую что-нибудь выяснить. Оттилия, мастер Грейсон -- на вас остается высшее общество. Принимайте активное участие во всех их прогулках, чаепитиях, обедах, вечерах, общайтесь, входите в доверие. Люций, ты по мере возможностей тоже, только ты берешь на себя солдат. Узнай, какие приказы отдает им Лэнгстон, как продвигаются поиски "Воронов", с какой радости бывшему королевскому советнику вообще выделили столько военных... Понятно?
   -- Мы всё сделаем, -- ответил Люций от лица всех троих.
   -- Магистр, -- обратилась я к Ленноксу, -- у нас с вами будет самая трудная задача. Поскольку вы хорошо умеете скрываться от посторонних глаз, нам с вами необходимо выяснить, какие заговоры плетет здесь Лэнгстон, кто в них замешан, и какие у него планы. Я могу рассчитывать на вашу помощь?
   -- Ваше величество не будет разочаровано, -- заверил меня некромант, холодно улыбаясь каким-то своим мыслям.
   Решив пока не заострять внимание на его странном поведении, я только кивнула.
   -- Тогда за дело.
  
   ***
   Следующие три дня прошли именно так, как я и думала -- вампиры и Грейсон занимались отводом глаз окружающих, а мы с Ленноксом пытались докопаться до тайн Лэнгстона. Оттилия сообщила всем, кому смогла, что сестра Розамунда предпочитает проводить время в уединении и молитвах, и к такому жизненному выбору все отнеслись с вежливым пониманием и не пытались навязать мне свое общество; я же своим благочестивым поведением сделала всё возможное, чтобы друзья бывшего советника шарахались от меня, как от чумной, опасаясь проповедей на самые разные темы. Грейсон же и Оттилия почти постоянно находились с гостями Лэнгстона. Правда, никакой принципиально новой информации они не узнали: аристократы были осторожны в разговорах и не спешили делиться своими секретами. Обо мне -- новой королеве -- они говорили неприязненно и презрительно, но подобным образом были настроены многие вереантерские дворяне, и в узком кругу своих знакомых они даже не пытались таиться. Особенно усердствовала леди Мальдано, которая, по словам Оттилии, с трудом скрывала свою ненависть по отношению ко мне, из чего я сделала утешительный вывод, что после нашей ссоры Адриан не отправился к бывшей любовнице в поисках утешения. Люцию же за это время удалось выяснить, что все строительные работы, проводившиеся в замке для его укрепления, были организованы совершенно внезапно и не так давно -- каких-то полгода назад. Примерно тогда же у королевского советника начались проблемы со здоровьем, из-за чего он был вынужден покинуть столицу, и после его прибытия в умение была усилена охрана замка. Сообщив все это, Люций заметил, что ему такое совпадение -- что все изменения начались полгода назад -- кажется странным, и что он попробует узнать что-нибудь еще, но я сказала, что в этом нет никакой необходимости. Не думаю, что хоть кто-то в этом замке, за исключением самого Лэнгстона, знает причины внезапного ухудшения здоровья лорда и его столь же неожиданной мнительности, и Люций не докопается до правды своими силами, только будет рисковать выдать себя. А мне и так было прекрасно понятно, что здесь происходило.
   Мы же с Ленноксом проводили дни, гуляя по замку, использовав многочисленные иллюзии невидимости, отвода глаз и некоторые другие. Конечно, время от времени некроманту приходилось возвращаться во двор, чтобы следить за ремонтом кареты, а мне -- к остальным гостям, но свободного времени у нас всё равно оставалось достаточно. Найти ту часть замка, где располагался кабинет Лэнгстона, и откуда и велся весь заговор против меня, было несложно -- стены и полы там были густо украшены сигнальными нитями, предупреждающими о появлении чужаков, а также всякими заглушающими амулетами, звукоизолирующими и другими. Пробиться сквозь них и подслушать или подсмотреть что-нибудь важное было практически невозможно, и приходилось довольствоваться мелкими деталями и обрывками услышанных разговоров, но этого явно было недостаточно.
   Удача улыбнулась нам только накануне дня зимнего солнцестояния. Мной все больше владела тревога, стоит ли вообще отпускать Грейсона и Оттилию с герцогиней и Элис, но внезапно нам удалось пролить свет на происходящее. Это произошло вечером, после ужина, когда "брат и сестра Дэвис" уже попрощались с гостями и ушли к себе, а я, использовав иллюзию невидимости, снова направилась к кабинету Лэнгстона в надежде что-нибудь выяснить. С разочарованием убедилась, что подслушать, что там происходит, невозможно, но продолжила сидеть в коридоре, ожидая какого-нибудь развития событий. Наконец, около часа спустя, дверь кабинета открылась, и в коридор начали выходить вампиры. Я ожидала увидеть Лэнгстона в компании одного или максимум двух помощников, но вместо этого передо мной предстали и министр иностранных дел, и обе знатные дамы. Одеты все были точно так же, как за ужином, и я решила, что сюда они все отправились сразу же после того, как попрощались с нами. Следом за ними вышел еще какой-то незнакомый низший вампир, который сразу же направился к лестнице. Одет он был в простую дорожную одежду, а лица было почти не разглядеть из-за низко надвинутой шляпы. Лорд фон Виттен с вежливым полупоклоном предложил руку герцогине Шеффер, и они вдвоем удалились -- я вжалась в стену, когда они прошли мимо меня -- а Элис почему-то медлила.
   -- Выезжайте завтра с утра, чтобы успеть в столицу к полудню. И самое главное -- следите, чтобы ваши гости всё время были рядом! -- в голосе звучали приказные нотки, а затем в коридор из кабинета выглянул Лэнгстон. -- Вы должны держаться естественно, чтобы ни у кого не возникло и тени подозрения, вы поняли, леди Мальдано?
   Элис сосредоточенно кивнула и на секунду запнулась, а затем решительно сказала:
   -- Не понимаю, почему нельзя было с самого начала сделать так, как я предлагала. Вам не кажется, что наши нынешние действия слишком рискованны?
   -- А по-вашему, просто убить королеву было бы намного легче? -- иронично осведомился Лэнгстон. Маска добродушного хозяина сейчас пропала с его лица, и вампир предстал сейчас в своем настоящем облике -- хладнокровного и уверенного в себе политического деятеля. Но Элис эта перемена несколько не удивила, и она лишь раздраженно отозвалась:
   -- Может и нет, но мы бы хотя бы точно знали, что она больше не опасна! А так кто знает, когда эта сука нанесет удар? Вы же не думаете, что она просто забилась в какую-нибудь нору и не покажет теперь оттуда носа?
   -- Не думаю, -- задумчиво согласился Лэнгстон.
   -- Тогда почему...
   -- Достаточно, леди Мальдано, -- выражение лица бывшего советника не изменилось, но голос прозвучал так, что Элис невольно отступила на шаг назад и вжала голову в плечи. -- Завтра от вас требуется делать лишь то, что у вас лучше всего получается -- радовать окружающих своим присутствием. И будьте любезны с нашими гостями.
   -- Больших усилий это не потребует, -- недовольно сказала леди Мальдано, но было понятно, что она уже признала поражение и спорить больше не будет. -- Эта бедная девочка, Кристин, чувствует себя совсем забитой из-за этой религиозной грымзы, своей компаньонки, так что одного присутствия на празднике ей будет достаточно, чтобы подтвердить потом что угодно и когда угодно.
   -- Вот и хорошо, -- Лэнгстон кивнул и указал на амулет, который держал в руках. Судя по магической структуре, он был разговорный. -- Тогда идите. Я же должен поговорить еще с королем.
   С этими словами он закрыл дверь, давая понять, что аудиенция окончена. Элис несколько секунд еще над чем-то размышляла, а потом решительно подобрала юбки и устремилась прочь. В последний момент я успела заметить злую улыбку у нее на губах, которая мне совсем не понравилась. Убедившись через несколько секунд, что подслушать, о чем именно Лэнгстон собрался говорить с Адрианом, невозможно, я отправилась в гостевые покои.
   Оттилия еще не спала и сидела, целиком одетая, за туалетным столиком и ждала моего возвращения. Через несколько минут после моего прихода к нам постучались Грейсон с Люцием, которые, как оказалось, дожидались моего прихода, чтобы окончательно решить, как мы будем действовать завтра. Я подробно рассказала им, что видела, и пересказала подслушанный разговор, стараясь не упустить никаких деталей. Все трое слушали молча и очень внимательно.
   -- В общем, в том, что они что-то задумали, сомнений нет, но что именно -- я так и не поняла, -- этими словами я закончила свой рассказ.
   В этот момент дверь без стука распахнулась, и на пороге показался Леннокс.
   -- И потому вам очень повезло, что у вас есть я, поскольку мне известно, что именно Лэнгстон и другие заговорщики собираются завтра сделать, -- бодро сообщил он, услышав мои последние слова.
   -- Каким образом? -- удивилась я, переглянувшись с Оттилией.
   -- Вы смогли узнать что-то, находясь в коридоре, а я занял гораздо более удобную позицию в кабинете советника, -- сообщил он таким обыденным тоном, словно речь шла о погоде за окном. -- Слышал всё их совещание от начала до конца.
   В комнате стало очень тихо, и первым эту тишину нарушил Грейсон:
   -- Сперва некромантия, потом боевая магия, а теперь шпионаж... И много у вас еще таких скрытых талантов, уважаемый?
   -- Достаточно, -- усмехнувшись, заверил его Леннокс, а затем повернулся ко мне. -- Ну что? Вы предпочтете допрашивать меня или послушаете про то, как завтра вы попытаетесь убить своего мужа?
   -- Ч-что? -- не ожидая ничего подобного, я даже начала заикаться. -- Вы о чем?
   -- О том, что Лэнгстон хочет использовать завтрашний праздник как еще один способ дискредитировать вас в глазах вампиров вообще и вашего мужа в частности. Вечером, во время традиционного зимнего бала, на короля будет совершено покушение небезызвестными вам "Восстановителями Справедливости", якобы от вашего лица. Видели того наемника, который вышел из кабинета Лэнгстона? Это их новый предводитель. Отобран самим Лэнгстоном.
   Поводив рукой рядом с собой, я нашарила стул и, не глядя, села. Оттилия переводила растерянный взгляд с меня на некроманта и обратно, Люций оставался совершенно спокоен, словно чего-то в этом духе и ожидал. Грейсон слегка вздернул одну бровь, и это было единственным признаком того, что он находился в некотором замешательстве.
   -- Они хотят убить Адриана? -- наконец недоверчиво уточнила вампирша. -- Они спятили?
   -- Не убить, -- поправил ее Леннокс. -- Только совершить попытку покушения, которая должна провалиться, причем сделать очевидным, что это дело рук трейхе Этари, с которой архивампир так необдуманно связал свою судьбу.
   -- Ему мало того, что он уже сделал, -- с удивлением заметила я, теребя тесемки балахона, завязанные у шеи, которые неожиданно начали меня душить. -- Мало того, что из-за него я уже пустилась в бега, он хочет уничтожить меня окончательно. Прав был Арлион.
   -- Что? -- переспросил Грейсон, но я покачала головой, давая понять, что сейчас не время, и решительно поднялась на ноги. Ну ладно, лорд Лэнгстон, пришло время показать вам, что вы напрасно со мной связались.
   -- Потом. Магистр, как они намерены действовать?
   -- Во время открытия бала они взорвут балкон, на котором будут находиться архивампир, а также его приближенные. Придворный маг, советники...
   Оттилия, смертельно побледнев, прижала ладонь ко рту.
   -- Отец... -- прошелестела она.
   -- Маловероятно, что они погибнут, -- косо взглянув в ее сторону, продолжил некромант. -- всё-таки высшие вампиры... Но серьезно ранить может кого угодно. Заговорщики же -- Лэнгстон, фон Виттен, Мальдано, Шеффер -- будут находиться там же, в зале, но на безопасном расстоянии. Присутствие рядом "лорда и леди Дэвис" им необходимо, чтобы обеспечить себе алиби. Вы двое, -- он кивнул Грейсону и Оттилии, -- во время разбирательства должны будете подтвердить, что ваши новые друзья не имеют никакого отношения к случившемуся.
   -- Этого никогда не будет! -- вампирша в гневе вскочила на ноги, а затем повернулась ко мне. -- Мы должны что-то предпринять! Не дать им никому навредить! Корделия, что мы будем делать?
   -- Подыгрывать, -- сухо сказала я, и все четверо посмотрели на меня вопросительно. -- Продолжаем играть свои роли. Мастер Грейсон, Оттилия, вы завтра отправляетесь с нашими хозяевами в столицу и наслаждаетесь праздником. Люций, ты едешь с ними в качестве телохранителя. И никто из них не должен заподозрить, что нам что-то известно!
   Кажется, я говорила точно так же, как Лэнгстон полчаса назад. Не знаю, чего ожидали остальные, но точно не таких слов. Оттилия в первый миг задохнулась от возмущения, так что даже не смогла ничего сказать, а Люций решил уточнить:
   -- Мы не будем ничего предпринимать?
   -- Вы не будете ничего предпринимать, -- с ударением на первом слове сообщила я и улыбнулась улыбкой, больше похожей на злобный оскал. -- А этих "Восстановителей Справделивости" я возьму на себя. Никто не ожидает увидеть сестру Розамунду на празднике, вот и пускай все думают, что я осталась в замке Лэнгстона.
   -- Ты тоже намерена ехать в столицу? -- поинтересовался Грейсон. -- В роли кого?
   -- В роли "Ворона", -- невозмутимо сообщила я. -- Приятно сознавать, что созданная нами банда разбойников сгодится не только как декорация для того, чтобы попасть в замок Лэнгстона. Магистр Леннокс, вы поедете тоже. Сейчас я свяжусь с теми, кто остался у Нарциссы, и мы решим, кто еще поедет с нами.
   -- Это рискованно, -- хмуро заметил Люций. -- "Вороны" уже пользуются такой славой, что, если что-то пойдет не так, вас сразу же схватят.
   -- Все, что мы сейчас делаем -- рискованно, -- возразила я. -- Хуже уже не будет. Мастер, Оттилия, Люций, вы поняли меня? Ваша задача завтра -- вести себя как можно естественнее. Ну и постарайтесь завтра не пострадать от взрыва.
   Ни один из них не выглядел довольным моим решением, но медленно они все кивнули.
   -- Оттилия, я приложу все усилия, чтобы завтра никто не пострадал, -- добавила я.
   Вампирша устало прикрыла глаза и ничего не сказала.
   -- Всё, расходимся.
   Медленно все покинули комнату, и даже я там не задержалась, хотя обычно мы с Оттилией не упускали возможности поговорить наедине. Но сейчас передо мной стояла важная задача посвятить в происходящее остальных и продумать завтрашнюю линию поведения, так что я не стала задерживаться и ушла в отведенную мне спальню.
  

Глава 20

  
   Заснула я в ту ночь поздно. Поговорив с помощью зачарованного Кейном зеркала с друзьями, я изложила им свой план, выслушала упреки в безрассудстве, а затем легла, но сон не шел. Я продолжала твердить самой себе, что завтра трудный день, перед которым мне необходимо отдохнуть и набраться сил, но вместо этого продолжала ворочаться с боку на бок. Сперва я старательно концентрировалась на новостях о заговоре, продумывала возможные сценарии развития событий, пыталась предугадать, как поступит Лэнгстон, если ситуация начнет выходить из-под его контроля. Потом думала о том, как нам -- "Воронам" -- проникнуть во дворец и избежать ненужных жертв, а заодно спасти мое доброе имя королевы или, точнее, то, что от него еще осталось. Но к середине ночи я поняла, что заснуть мне не дает вовсе не коварство Лэнгстона и не тревога за завтрашнее мероприятие. Вместо этого в голову лезла одна-единственная настойчивая мысль, от которой я, как ни пыталась, не могла отмахнуться, и она, как надоедливый комар, жужжащий над ухом душной летней ночью, всё возвращалась и возвращалась, не давая расслабиться.
   Завтра. Завтра я снова увижу его.
   Демон подери всё на свете. Прошло уже четыре месяца! Он предал меня! Из-за его недоверия мне приходится теперь жить в подполье и изворачиваться немыслимым образом, чтобы доказать свою невиновность! И я зла на него, по-настоящему зла! И, помнится, я сама объявила, что между нами все кончено!
   И в то же время... всё это не имело никакого значения. Одна мысль, что завтра я вновь увижу Адриана, наполняла лихорадочным, почти болезненным волнением, из-за которого о сне не могло быть и речи. Не в силах более лежать на одном месте, я вскочила с постели и прошлась по комнате. Огонь в камине потух, так что из золы теперь проглядывало лишь несколько едва тлеющих угольков, и в небольшом помещении теперь было по-настоящему холодно. Не обращая никакого внимания на это, я прошлась босыми ногами по ледяному каменному полу и прижалась лицом к оконному стеклу. Что со мной вообще происходит? Что я сейчас испытываю при мысли о нашей новой встрече, даже если сам архивампир меня так и не увидит? Это не радость, не гнев и не страх. Странное чувство... Не могу дать точного определения, но я словно впервые за последние месяцы очнулась от какого-то оцепенения. Словно снова чувствовала себя по-настоящему живой.
   Осознав это, я бессильно сжала в кулаки ладони, которыми до этого бездумно водила по оконному стеклу. Ну почему, почему Адриан до сих пор обладает такой властью надо мной?
   Утром все встали рано, и завтрак прошел весьма быстро, если не торопливо. Кареты были заложены, необходимые вещи собраны. Перед отъездом я спустилась на улицу, чтобы проводить Оттилию. Вампирша была бледна, но это был единственный признак ее беспокойства, в остальном же она вела себя так же, как в последние дни. Она принарядилась (надела самое красивое платье из тех, которые мы брали с собой), но на фоне разряженной в пух и прах Евгении и элегантной Элис она всё равно смотрелась весьма скромно и блекло. Грейсон был свеж, спокоен и уверен в себе, любезничал с дамами и, казалось, находился целиком в своей тарелке.
   -- Не беспокойтесь, сестра Розамунда! -- смеясь над каким-то комплиментом Грейсона, заверила меня Элис. -- Мы вернем вам вашу воспитанницу в целости и сохранности!
   -- Я нисколько в этом не сомневаюсь, леди Мальдано.
   -- Ах, сестра, вы уверены, что не хотите поехать с нами? -- с легкой насмешкой осведомилась герцогиня Шеффер, на что я, согласно сценарию, ответила, склонив голову:
   -- Я отправлюсь в город в храм и проведу этот день в молитвах, мадам. Это будет лучшим праздником для меня.
   У той хватило выдержки вежливо улыбнуться и не закатить глаза, а затем Лэнгстон жизнерадостно объявил, что им пора отправляться. Вампиры, казалось, все пребывали в превосходном настроении, и, не подслушай мы с Ленноксом их вчерашнее совещание, мне бы и в голову не пришло заподозрить их в каких-то кознях. Вся компания погрузилась в две кареты, причем было разыграно целое представление, пока герцогиня Шеффер усаживалась и пристраивала полы своей белоснежной меховой накидки, которая наверняка стоила как весь мой королевский гардероб, оставшийся в Бэллиморе. Наконец все расселись, лакеи, захлопнувшие дверцы, сели рядом с кучерами, свистнули вожжи, и эта процессия, сопровождаемая несколькими вооруженными солдатами, выехала за ворота. Я провожала их отъезд глазами.
   -- Сестра, -- голос зазвучал прямо над моим ухом, и я вздрогнула и лишь потом сообразила, что это Леннокс. -- Какие будут приказания?
   -- Что с каретой Нарциссы? -- по-прежнему глядя в след удалявшимся экипажам, спросила я.
   -- Починена.
   -- Тогда запрягай лошадей, -- распорядилась я, намеренно говоря громко, чтобы челядь Лэнгстона, находившаяся во дворе, услышала. -- Отвезешь меня в Давер, к храму Тринадцати.
   Леннокс поклонился и исчез в направлении конюшни, а я улыбнулась своим мыслям и набросила на голову капюшон. Ладно. Пора приступать.
  
   ***
   Первым пунктом нашей программы было то самое место у моста, где мы не так давно попытались ограбить Грейсона. Когда мы с Ленноксом туда подъехали, выяснилось, что нас уже ждут -- шестеро всадников выехали из-за поворота, едва мы показались. Одеты друзья были в обычную дорожную одежду и все были вооружены, но без платков и черных плащей "Воронов", так что на бандитов они сейчас походили мало.
   -- Мы очень ограничены во времени, так что поспешим, -- сказала я вместо приветствия, и никто не стал тратить время на бесполезные вопросы, а вместо этого все сразу сосредоточились и сделали деловые лица. О том, как мы будем действовать теперь, я вчера рассказала, и сейчас вопросов ни у кого не возникло.
   -- Вот твои вещи, -- с этими словами Кейн протянул мне дорожный мешок, набитый, судя по всему, одеждой.
   -- Отлично. Дирк, Бьянка, мы вернемся вечером. Если возникнут осложнения, мы вас предупредим через разговорные амулеты. Бьянка, пошли переодеваться.
   Прорицательница кивнула, и мы с ней вместе залезли в карету. В том, чтобы раздеваться зимой на улице, удовольствия было мало, и Бьянка посекундно дышала на замерзшие пальцы и ежилась от холода, пока надевала на себя мое жреческое одеяние. Я же заметно волновалась и почти не ощущала холода, пока натягивала штаны, рубаху и сапоги и зашнуровывала корсет. В том же мешке обнаружился платок, которым я заматывала лицо, и я сунула его в карман. Когда мы вышли обратно на улицу, Эр вручил мне перевязь с сардами, за которой последовали парные кинжалы и метательные звездочки. Бьянка тем временем закуталась в шерстяной плащ, а затем я обратила внимание, что плащ Леннокса перешел к Дирку.
   -- Ничего, что нас будет шестеро? -- спросил Эр, когда я закончила приготовления, надев черный плащ, в котором ездила, изображая "Ворона". -- Ты же так следила, чтобы "Воронов" всегда было пятеро.
   -- Я не знаю, чего нам ждать, так что нормально. Надо будет постараться сделать так, чтобы никто не видел нас всех шестерых одновременно. Все готовы?
   -- Готовы, -- раздалось в ответ несколько разрозненных голосов. Бьянка, низко натянув капюшон балахона, вернулась обратно в карету, на козлы которой теперь вскочил Дирк. Отсалютовав мне на прощание, он взял вожжи и подстегнул лошадей -- повез "сестру Розамунду" в Давер, как и планировалось, чтобы потом никто не смог меня упрекнуть в том, что меня не видели в храме. Мы же вшестером -- Кейн, Эр, Фрост, Гарт, Леннокс и я -- вскочили на лошадей и поспешили к перекрестку, чтобы там свернуть в направлении столицы.
   Дорога до Бэллимора заняла три часа, за которые мы сделали всего один привал. Лошади к этому времени заметно устали, но я всё равно спешила, и где-то после полудня мы подъехали к городским воротам. За то недолгое время, что я прожила в Вереантере, я не так близко успела ознакомиться с вампирской культурой и не знала, что здесь так отмечают праздник зимнего солнцестояния. Тем не менее народу на тракте на подъезде к столице было действительно много, причем хватало и дворянских экипажей с гербами, и простого люда. Наша компания на фоне этой разномастной толпы не так сильно бросалась в глаза, и я приняла решение не разделяться, а въехать в столицу всем вместе -- наложенной на всех маскировки должно было хватить, чтобы не привлекать к нам лишнего внимания. Так и вышло: стража на воротах уже порядком подустала от наплыва гостей и пропустила нас быстро, взяв лишь плату за проезд.
   Едва мы миновали ворота, как я распорядилась ехать ко дворцу. По сторонам я почти не смотрела, хотя происходящее вокруг, конечно, заслуживало внимания: я даже не знала, что у хладнокровных и часто равнодушных вампиров есть праздники, когда они ведут себя так же, как люди. Зима в Вереантере, конечно, не самая суровая, но всё же холодная, но сегодня на это никто не обращал внимания. На площадях, которые мы проезжали, играла музыка, жители и гости столицы, нарядные и непривычно жизнерадостные, неторопливо прогуливались по улицам, тут и там бегали дети, из трактиров и таверен доносились громкие голоса вкупе со вкусными запахами, уличные продавцы торговали сладостями и грошовыми сувенирами, вроде платков, гребней или деревянных расчесок, украшенных резьбой.
   Из-за большого количества карет и прохожих добраться до королевского дворца оказалось не так-то просто. Кейн предлагал особо не скромничать и ввалиться во дворец всей толпой через парадный вход. Остальные поддержали его предложение дружным смехом, но мое волнение к этому моменту уже возросло в разы, так что я даже не улыбнулась. Гарт, кажется, первым почувствовал мое настроение, и я услышала, как он что-то шипит за моей спиной, почле чего смешки стихли.
   К главным дверям мы, конечно, не поехали, а вместо этого обогнули дворец по широкой дуге. Шум города и праздника там стал заметно тише, поскольку мы теперь ехали вдоль ограды дворцового парка, в то время как празднество осталось на главной площади перед дворцом. Через какое-то время мы очутились у ворот, за которыми начинался парк. Разумеется, там дежурило несколько стражников, но их нам даже не потребовалось оглушать: Леннокс использовал какие-то ментальные чары, и мы проехали, не подняв тревоги.
   На полпути ко дворцу я приказала углубиться в рощу, и там мы оставили лошадей, привязав их так, чтобы их не было видно с аллеи, по которой мы ехали до этого. Там же мы с Ленноксом изменили всем маскировку, и теперь посторонний глаз не отличил бы нас от местных слуг. Остаток пути мы проделали пешком, и я всё это время старательно отгоняла от себя воспоминания о том, как мы с Адрианом гуляли здесь полгода назад, обсуждая замысел Раннулфа Тассела. У входа для слуг мы ненадолго остановились.
   -- Теперь надо быть внимательнее, -- сказала я, оглядываясь по сторонам магическим зрением. -- Здесь местами развешаны магические "следилки" от непрошенных гостей. Если задеть одну, Виктору сразу станет об этом известно. Правда, он говорил, что в дни, когда во дворце бывает много народу, это случается регулярно, но все же не стоит злоупотреблять его вниманием.
   -- И стоит помнить о том, что архивампир легко видит сквозь любую иллюзию, да и его архимаг, думаю, тоже, -- добавил Леннокс. -- На вас всех лишь иллюзия, так что, если не хотите разоблачить себя раньше времени, не попадайтесь на глаза ни архивампиру, ни придворному магу.
   Пока мы шли по дворцовым коридорам на первом этаже, я подумала, что ничего более безрассудного в своей жизни я еще никогда не вытворяла. Меня ищут как государственную преступницу, причем вне закона меня объявил архивампир (уже в который раз!), а я не могла придумать ничего лучше, кроме как бродить по дворцу, откуда сбежать в случае неудачи будет практически невозможно! И ладно бы я была одна, а так втянула, как обычно, друзей в свои авантюры! Затем мы подошли к лестнице на второй этаж, которая была мне очень знакома -- именно по ней я всегда поднималась в королевские покои. На какую-то долю секунды в голове промелькнула совершенно неуместная мысль подняться сейчас по ней в королевское крыло, найти Адриана и прямо рассказать ему, что задумал Лэнгстон. Идея была абсолютно абсурдная и пропала так же быстро, как появилась, но в тот же самый момент я заметила, с каким насмешливым выражением на меня смотрел Леннокс. Непонятно, каким образом, но, кажется, некромант точно догадался, о чем я в тот момент думала.
   Бальный зал располагался на втором этаже, и до него мы дошли через помещения для слуг, и в итоге вышли не к большим двустворчатым дверям, а, поплутав по узким коридорам и поднявшись по какой-то винтовой лестнице, попали на небольшую узкую галерею, тянувшуюся вдоль зала на высоте примерно второго этажа. Галерея была пыльная, затянутая по углам старой паутиной, но зато весь зал отсюда был как на ладони.
   -- И что теперь? -- спросил Эр, озираясь по сторонам. -- Будем ждать здесь?
   -- Насколько я могу судить, вон тот самый балкон, про который говорил Лэнгстон, -- я указала рукой на квадратный балкон, находившийся чуть ниже галереи, на которой стояли мы, напротив дверей в зал. Сразу за этим балконом снова начиналась узкая галерея на том же уровне, где сейчас находились мы. -- И именно его попытаются взорвать. Но я не вижу на нем никаких магических артефактов.
   -- А их и нет, -- подтвердил Леннокс, внимательно осматривавший в тот момент зал магическим зрением.
   -- Значит, их принесут эти "Восстановители Справедливости". Вряд ли они есть в списке гостей, значит, надо ожидать, что они окажутся здесь тем же путем, что и мы...
   -- С чего ты взяла, что бомбы будут обязательно магические? -- усомнился Фрост.
   -- С того, что покушение будет организовано от моего имени. А откуда мне взять порох или из чего там делают взрывчатку? Трейхе Этари гораздо проще организовать магический взрыв.
   Некоторое время на галерее было тихо. Я задумчиво рассматривала слуг, натиравших внизу паркеты воском, на еще пустой зал, которому только предстояло вместить сотни гостей, на огромную люстру, состоявшую, кажется, из тысячи светильников, висевшую недалеко от того места, где стояли мы, на "королевский" балкон, на небольшой балкончик для оркестра, на высокие, в два этажа, окна...
   -- Из зала попасть на этот балкон нельзя, следовательно, заговорщики будут ждать на лестнице или в коридоре. Поскольку они собираются сделать покушение зрелищным, им надо будет дождаться, пока король и его приближенные окажутся здесь, и только после этого атаковать... Значит, ждать они будут в коридорах рядом с лестницей, ведущей на этот балкон. Мы же поступим так: Эр, Фрост, Кейн и Гарт, вы пойдете туда и будете ждать этих "Восстановителей". Попытаетесь схватить их либо до начала бала, либо во время, если они покажутся в самый последний момент. Магистр Леннокс, вы пойдете с ними и будете следить, чтобы нас не обнаружили раньше времени люди Лэнгстона или дворцовая стража.
   -- А ты? -- хмуро спросил Гарт?
   -- Останусь ждать здесь. Отсюда всё прекрасно видно, и я вмешаюсь, если ситуация начнет выходить из-под контроля. Так что идите и не забудьте надеть маски.
   Возражений не последовало, и через минуту я осталась на балконе одна. Прошлась по галерее взад-вперед и наконец нашла там наиболее темное место, с которого меня наверяка не смог бы заметить никто посторонний. Попыталась слегка расчистить там пол, подняла в воздух облако пыли, от которого мне немедленно захотелось расчихаться, вздохнула и уселась прямо так. Потянулись часы ожидания. Чтобы отвлечься, я вспоминала, как в этом самом зале несколько месяцев назад происходил мой первый вереантерский бал, когда меня представляли местной знати. Кстати, балконом мы тогда не пользовались... Видимо, это какая-то вереантерская традиция, связанная с днем зимнего солнцестояния. Надо будет, кстати, восполнить этот пробел в своем образовании и выяснить, чем этот праздник так важен для вампиров...
   Короткий зимний день закончился быстро, и за окном сгустились фиолетовые сумерки. Прислуга внизу давно закончила уборку, и вскоре вспыхнула люстра, зашаркали многочисленные шаги и раздались голоса -- это лакеи и оркестр занимали свои места. Яркий свет в первый момент ослепил меня, но глаза быстро привыкли. Вскоре я удостоверилась, что снизу меня разглядеть невозможно, и окончательно успокоилась. Когда я услышала, что на своем балконе музыканты настраивают инструменты, я достала из кармана черный шарф и плотно замотала им лицо.
   Бал начался своим ходом. Показались первые гости, зал наполнился музыкой, голосами, смехом гостей, звоном бокалов. Заскучав в своем углу, я в конце концов поднялась на ноги и, облокотившись на перила, принялась наблюдать за происходящим в зале. Красивые разряженные гости друг за другом наполняли зал, церемониймейстер объявлял входящих, оркестр наигрывал ненавязчивую мелодию, и вся эта картина была очень знакомой. Прислушиваясь к именам, которые называл церемониймейстер, я не пропустила момент, когда в зале показались Лэнгстон и все остальные. Примечательно, что бывший королевский советник, лорд фон Виттен и обе вампирши в компании Грейсона и Оттилии прибыли отдельно друг от друга. Не хотят вызывать подозрений? Конспираторы демоновы...
   Народу в зале стало уже очень много, я успела повторно заскучать, а затем оркестр заиграл что-то очень торжественное, и я вся подобралась. Так, кажется, наступает момент, ради которого мы сюда прибыли. Гости подтвердили эту мысль, когда внизу слегка расступились, становясь полукругом вокруг пустующего "королевского балкона". Спохватившись, что я тут персона нон грата, да и с закрытым лицом и оружием за спиной меня саму за убийцу примут, я торопливо шагнула вглубь галереи, поскольку тот балкон располагался ненамного ниже, и увидеть меня оттуда было более, чем реально. Наконец церемониймейстер провозгласил на весь зал:
   -- Его Королевское Величество Адриан Вереантерский!
   Я вцепилась обеими руками в перила, позабыв, что они грязные и пыльные, грозя сломать себе ногти. Музыка стихла, и на балкон торжественно вышла небольшая группа хорошо знакомых мне лиц -- там был и советник короля герцог фон Некер, и придворный маг Виктор, и пара министров, чьи имена вылетели у меня из головы. Ну а впереди всех... Впереди всех шел мой муж, которого я не видела несколько месяцев. Первые несколько секунд я еще старательно напоминала самой себе, что многие люди чувствуют, когда на них устремлен чужой пристальный взгляд, и потому лучше мне рассматривать что-нибудь другое -- люстру, например -- но затем махнула на это рукой. Всё равно я сейчас была не в состоянии подчиниться голосу рассудка. Мало того, что я снова увидела его, так еще он внезапно очутился так близко ко мне... Ну как тут сохранить ясную голову и молча выполнить то, зачем я сюда явилась?
   Адриан величественно поприветствовал собравшихся и начал произносить какую-то насквозь официальную речь, в которую я совсем не вслушивалась. Вместо этого я жадно вглядывалась в его фигуру, в его лицо, вспоминая уже знакомые черты и отмечая малейшие изменения. Он показался мне уставшим -- под глазами можно было разглядеть темные тени, да и общий вид архивампира был еще более невозмутимо-равнодушный, чем обычно. Казалось, ему до жути опротивело всё происходящее вокруг. Одет он был... Ну, как положено королю на подобном мероприятии -- корона, богато расшитый камзол. В этот самый момент меня посетила очередная неуместная мысль -- в который раз за сегодняшний день! -- что мне вообще полагалось находиться рядом и с таким же надменным видом созерцать своих подданных с балкона.
   Так, ну и что там Лэнгстон? Вряд ли он ждет, что король весь бал просидит на балконе. Не пора ли его помощникам начать действовать?
   Едва я об этом подумала, как не столько увидела, сколько почувствовала, как изменилась атмосфера на балконе. Первым дернулся Виктор и недоуменно обернулся назад -- к дверям, откуда они вышли на балкон. Я сама ничего не почувствовала, но почти не сомневалась, что в коридоре происходили какие-то магические возмущения, которые не прошли незамеченными. Адриан продолжал произносить речь, но по его лицу пробежала тень -- кажется, и он что-то почувствовал. За его спиной Виктор быстро сказал что-то на ухо герцогу фон Некеру -- для этого отцу Оттилии пришлось слегка наклониться -- а затем торопливо направился к выходу. Еще пару секунд было тихо, потом за дверями балкона послушался какой-то шум, а затем совершенно отчетливо раздался взрыв. Балкон и галерею, где я находилась, ощутимо тряхнуло, и даже в зале заметили, что что-то пошло не так. Раздались растерянные возгласы, все вампиры на балконе, включая Адриана ненадолго обернулись к дверям, но больше ничего не произошло. Прошло, наверное, с полминуты, и герцог фон Некер с министрами направились посмотреть, что там случилось, и я пришла к выводу, что это было всё. Остальных "Восстановителей Истины", если они и были, мои друзья успели схватить раньше. Надеюсь, от того взрыва, который все же произошел, никто не пострадал...
   Но я не успела додумать эту мысль до конца. В ту же самую секунду в полумраке галереи, продолжавшейся сразу за балконом, прямо напротив меня, внезапно взметнулась какая-то темная тень, которой я до этого момента даже не видела. Раздался громкий крик: "Да здравствует королева Корделия!", а затем с галереи на "королевский" балкон спрыгнула фигура в маске и шляпе. В руках у нее ярко алел магическим светом какой-то крупный амулет, и я поняла, что прямо сейчас прогремит новый взрыв.
  

Глава 21

  
   Времени на раздумья не было. Совершенно не думая о том, что делаю, я легко перемахнула через перила галереи и спрыгнула на "королевский" балкон. Находившиеся в зале наверняка приняли меня за еще одну "Восстановительницу Справедливости", а вот вампир в маске подобного поворота событий не ожидал: он стоял у самого ограждения балкона и, как только прямо перед ним приземлилась фигура с замотанным платком лицом, нелепо взмахнул обеими руками, отступая назад, и споткнулся. Перила не дали ему упасть с высоты второго этажа, и амулет, грозивший вот-вот взорваться, он всё же удержал в руках. В следующий миг я выхватила из рукава звездочку с остро заточенными краями и метнула ее в заговорщика. Та воткнулась ему в запястье руки, в которой он продолжал удерживать амулет. Брызнула кровь, вампир вскрикнул, и амулет вылетел у него из руки за перила балкона. Не дожидаясь, пока он упадет в зал и взорвется, убив этим множество гостей, я за какие-то доли секунды сформировала магический захват, намереваясь подхватить "бомбу" в полете, но промахнулась, и вместо этого толкнула ее еще сильнее, изменив траекторию полета, и в итоге амулет полетел не вниз, а куда-то вверх по диагонали. Закончился его полет столкновением с люстрой. У меня была буквально пара секунд, чтобы сообразить, что за этим последует, и поставить защитное поле, а затем амулет в последний раз ярко сверкнул красным и взорвался.
   Взрыв оказался не слишком разрушительным, и люстра не рухнула вниз целиком, но часть светильников с нее сорвало, и вниз хлынул дождь осколков. Часть долетела до моего щита, но не пробила его. В следующий миг предсказуемо раздались крики и шум бегущих ног в зале, но я даже не выглянула посмотреть, что там творится. Вместо этого моим вниманием завладел заговорщик, которым, судя по ауре, оказался обычный низший вампир. На первый взгляд, он был безоружен, но наверняка в складках одежды у него был припрятан кинжал или что-нибудь в этом духе. Не дожидаясь его реакции на происходящее, я ударила по нему несложным магическим плетением, которое как-то показал мне Леннокс: серьезного вреда не наносит, но на какое-то время человек просто отключается. Вампир без сознания распластался на полу, и я вытащила из разорванной плоти метательную звездочку, а затем на всякий случай быстро его обыскала. Так и есть -- в сапоге у него оказался стилет, который я отбросила подальше, но больше ничего интересного на нем не обнаружилось, в том числе и других амулетов. Только после этого я позволила себе выдохнуть, хотя с того момента, как я спрыгнула с галереи, прошло не больше минуты.
   -- Полагаю, передо мной "Ворон" собственной персоной, -- раздался за моей спиной голос, исполненный глубокой иронии. -- Мне уже пора выворачивать карманы?
   На несколько мгновений я застыла на месте в той самой позе, в которой обыскивала бесчувственного вампира, превратившись в каменное изваяние. Поскольку я была целиком захвачена идеей любой ценой помешать Лэнгстону осуществить его план, у меня как-то вылетело из головы, что с балкона ушли не все вампиры...
   -- Нет необходимости, -- от волнения я охрипла, и мой собственный голос прозвучал совсем неузнаваемо. -- Мы не до такой степени сошли с ума, чтобы пытаться ограбить короля в его собственном дворце.
   Поворачиваться назад мне страшно не хотелось, и я даже не знала, что было тому главной причиной: страх ли быть узнанной или же страх потерять контроль над ситуацией и над самой собой, едва мы с архивампиром очутимся лицом друг к другу. Затем я с неудовольствием вспомнила, что в данный момент Адриан воспринимал меня скорее как врага, и, следовательно, было вдвойне глупо стоять к нему спиной. Медленно, с неохотой я поднялась на ноги и развернулась.
   Адриан стоял в нескольких шагах от меня и с легким любопытством разглядывал тело у моих ног, а затем скользнул по мне быстрым, но оценивающим взглядом, который был мне хорошо знаком; на несколько секунд дольше он задержался на моем лице, пытаясь увидеть, что скрывалось за шарфом. Из-за того, что после взрыва часть светильников оказалась разбита, бальный зал теперь был погружен в полумрак, но архивампиру с его способностью видеть в темноте это нисколько не мешало; крики и звуки паники, по-прежнему доносившиеся из зала, казалось, нисколько его не интересовали, и, похоже, с самого появления этого низшего вампира с бомбой он просто стоял на одном месте и наблюдал за развитием событий.
   Так, и чего я жду? Вот она, эта возможность: просто скажи ему, что ты не причастна к этим взрывам, и уходи отсюда!
   -- Однако ваше вмешательство было весьма своевременным, и, кажется, вы спасли мою жизнь, -- задумчиво отметил он прежде, чем я успела что-то сказать. -- Неужели это было сделано из преданности монархии?
   Ну, вряд ли его жизни на самом деле что-то угрожало, и он сам это прекрасно знал.
   -- Скорее, из преданности своим взглядам, -- процедила я, не сумев сдержаться и отчетливо слыша, как хриплость пропала из голоса, и он снова стал похожим на обычный.
   И это услышала не одна я. На секунду Адриан застыл, а затем, излишне резко дернув головой, он взглянул сперва на разорванное запястье вампира, который так и лежал на полу, потом перевел взгляд на рукояти сардов за моей спиной, которые только сейчас привлекли его внимание, а затем вдруг стремительно переменился в лице, чего никогда не позволил бы себе сделать на людях, -- узнал. В один шаг он преодолел разделявшее нас расстояние, но был вынужден остановиться, не подойдя вплотную ко мне, поскольку теперь ему в грудь упиралось лезвие сарда, который я выхватила из-за спины в тот самый момент, когда архивампир начал движение. И хотя Адриан был безоружен, я сильно сомневалась, что даже с клинками я смогу ему противостоять, но подпускать его близко к себе я однозначно не собиралась.
   Пару секунд он стоял неподвижно, ожидая от меня каких-то действий, но я стояла, как истукан, не в силах что-нибудь сделать. Да и что я могла? Ранить его? На такое я не могла пойти, как бы сильно ни злилась на него!.. Архивампир подождал немного, а затем поднял правую руку и осторожно отвел ладонью в сторону лезвие -- на его безымянном пальце тускло блеснуло обручальное кольцо, моя рука дрогнула, и я беспрепятственно позволила ему это сделать. И я не знаю, чем бы всё в результате закончилось -- но уж точно не так, как я изначально планировала -- но в этот самый момент двустворчатые двери на балкон распахнулись, и в них показалась высокая худощавая фигура с замотанным черным платком лицом. На то, чтобы оценить ситуацию, у нее ушла всего пара мгновений, а затем фигура махнула рукой, и между нами с Адрианом замерцала тонкая пленка какого-то защитного поля, чудом не задевшая ни одного из нас и вынудившая меня отпрянуть назад. Щит был очень сложной структуры, и лично я не знала, каким заклинанием его можно было бы пробить. Адриан же резко обернулся, чтобы посмотреть на того, кто рискнул влезть в наше внутрисемейное выяснение отношений, и тут фигура стянула с себя маску, превратившись в Леннокса. Ну, то, что это был именно он, я уже догадалась: никто больше из моих спутников не смог бы создать такой щит. Но вот реакция Адриана меня удивила: архивампир побледнел еще сильнее, на его лице появилось странное, понимающее выражение -- словно он внезапно разрешил для себя какую-то загадку, которая долгое время не давала ему покоя. Но выяснить, в чем дело, я не успела, поскольку Леннокс рявкнул, обращаясь ко мне:
   -- И чего застыла? Беги!
   Да, конечно. Я же здесь из-за Лэнгстона, правильно? Я должна довести дело до логического конца, чтобы он не смог в очередной раз выйти сухим из воды!
   Убрав сард обратно в ножны, я добежала до перил балкона и, перелетев через них, спрыгнула вниз, в зал. Высота была не такой большой, и Грейсон учил нас, как нужно в таких случаях правильно приземляться, не переломав себе руки и ноги. Внизу по-прежнему царила полная неразбериха, хотя народу в зале уже было поменьше, а из-за полумрака мое появление осталось почти незамеченным -- лишь вскрикнули несколько дам, оказавшихся рядом с местом, где я приземлилась. Уж не знаю, какую фору мне удалось получить благодаря Ленноксу, но лучше использовать ее с умом, и потому я, не тратя времени, побежала к дверям зала, лавируя между гостей и слуг, которые, к счастью, до сих пор не пришли в себя и потому не обращали на меня никакого внимания. Стражи у дверей тоже не оказалось -- наверняка все, кто мог, поспешили сейчас на второй этаж спасать монарха. Ох, надеюсь, у моих друзей получилось оттуда унести ноги...
   Так же беспрепятственно мне удалось добежать до выхода из дворца, через который мы попали сюда, и у самых дверей я столкнулась с Ленноксом. Не останавливаясь, мы вместе выбежали на морозную зимнюю улицу и побежали к парку -- туда, где мы оставили лошадей. Как выяснилось, мы покинули дворец последними, и все остальные уже ждали нас за деревьями. Гарт, Эр и Кейн были целы и невредимы, а вот у Фроста левая половина лица казалась похожей на страшную маску -- во время взрыва он не успел укрыться от осколков, и они оставили на лице множество узких ранок. К счастью, глаз уцелел, и я потратила еще пару минут на то, чтобы оказать ему первую помощь. Эльф благодарно кивнул, когда я закончила, а затем мы пришпорили коней и помчались к выходу. Впереди нас ждала долгая дорога обратно к замку Лэнгстона.
   По пути я пыталась понять, что же означала странная реакция Адриана на появление Леннокса. Он его явно узнал, но, если лже-Леннокс использовал личину настоящего Леннокса, выходит, Адриан знал настоящего магистра? А знает ли он, что настоящий давно умер? Должен знать, ведь ему наверняка известны все детали и обстоятельства нашего побега из Академии... Но ведь... Тут я нахмурилась и с подозрением покосилась на некроманта, скакавшего сбоку от меня. Каким образом он меняет себе внешность? Проделывает колоссально сложную работу, изменяя каждую отдельную черту, или же создает иллюзию? Если иллюзию, то Адриан должен был увидеть его настоящее лицо, ведь архивампирам чары маскировки не помеха. И что же мог там увидеть Адриан, что его поразило?
   Но обдумать эту мысль у меня не было времени, поскольку теперь предстояло окончательно разобраться с Лэнгстоном. Сейчас это важнее, а о Ленноксе я подумаю позже...
   Три часа спустя мы подъехали к тому самому месту, где сегодня утром встретились. Дирк и Бьянка уже ждали нас, причем прорицательница была белее простыни и при нашем появлении сразу, уже не таясь, бросилась навстречу светлому эльфу. Оценила его состояние и с криком набросилась на меня:
   -- Как ты могла?! Ты же говорила, что никто не должен пострадать!
   Фрост, который еще не успел осознать, что утратил свою красоту, тоже не стал соблюдать видимость приличий и обнял невысокую девушку. Та уткнулась носом ему в грудь и затихла, а эльф извиняюще улыбнулся мне. При этом неповрежденная половина его лица улыбнулась нормально, а вот вторая от этого еще больше исказилась, и я ощутила острый укол вины.
   -- Сейчас не время, -- тихо заметил Леннокс, который, казалось, научился читать мои мысли -- так часто он вставлял свои комментарии в самый нужный момент. К счастью, Бьянка этого не услышала, иначе некроманту пришлось бы испытать на себе полную силу гнева светлой магички.
   -- Переодеваемся и едем, -- распорядилась я, беря себя в руки. -- Фрост, когда вернетесь, обратись к Нарциссе. Может, она сможет что-нибудь сделать.
   Тот кивнул, а затем аккуратно отстранил от себя всхлипывающую Бьянку. Та не стала во второй раз поднимать крик, а вместо этого вместе со мной вернулась к карете. На улице был уже поздний вечер, подморозило, но сейчас мы уже обе не обращали на холод никакого внимания. Я натянула обратно серый жреческий балахон и отдала свою одежду и сарды Кейну, оставив остальное оружие при себе. О том, как всё прошло, я не рассказывала, поскольку с этой задачей прекрасно справятся и остальные, когда мы расстанемся. Леннокс вскочил на козлы, Дирк и Бьянка сели верхом, и мы коротко попрощались. Остальные, понимая, что близится развязка, пожелали мне удачи, и мы разъехались в разные стороны.
   Наверное, слуги Лэнгстона сильно удивились, когда жрица богини Эйр вернулась со своих молитв ближе к полуночи, но я не сомневалась, что этим вечером Лэнгстону и его гостям будет не до какой-то жрицы. Самого бывшего советника, как и его гостей, пока не было: мы вшестером добрались до замка верхом, а они ехали в экипажах, и к тому же я не знала, сколько времени у них ушло, чтобы прийти в себя, покинуть дворец и тронуться в путь. Но еще немного времени у меня было, хотя и мало: с одной стороны, вот-вот должен был появиться Лэнгстон, а с другой -- Адриан теперь быстро сложит два и два и поймет, где стоит меня искать.
   -- Почему вы решили вернуться? -- тихо спросил Леннокс, помогая мне выйти из кареты. -- Не думаете, что Лэнгстону было бы гораздо проще обсудить случившееся со своими подельниками в столице?
   -- Он этого не сделает, -- так же тихо ответила я. -- Весь заговор он составил и привел в исполнение здесь. Здесь наверняка можно найти множество доказательств его вины, и он не может пустить это дело на самотек. После случившегося сегодня начнется расследование, и он должен сделать так, чтобы никто ничего не заподозрил.
   Леннокс остался разбираться с каретой, а я поспешила в замок. Очутившись в каком-то пустынном коридоре, я быстро убедилась, что я здесь была одна, и накинула на себя иллюзию невидимости, а затем поспешила наверх, к кабинету Лэнгстона. Сигнальные нити здесь по-прежнему были, но не так много, как в вечер, когда он проводил совещание заговорщиков. Осторожно, стараясь не задеть ни одной, я осторожно зашла в темный кабинет и подошла к письменному столу. Свет я не зажигала и, как выяснилось, правильно сделала -- через каких-то полминуты во дворе раздались стук колес, цокот копыт и голоса. Подойдя к окну, я убедилась, что это Лэнгстон вернулся, причем не один -- с ним же были обе дамы, лорд фон Виттен, а затем я увидела и Грейсона с Оттилией. Хорошо, что хоть с ними всё в порядке... Однако на то, чтобы поискать в кабинете какие-нибудь документы, времени уже не было. Кинув оценивающий взгляд на стол, я увидела на нем несколько разговорных амулетов. Покопавшись в них, я вытащила тот, который однажды видела у вампира -- для связи с Адрианом -- быстро сунула его в карман балахона и поспешно устремилась к дверям. Успела выскочить в коридор и закрыть за собой дверь, а затем отпрыгнула к дальней стене: в конце коридора показались Лэнгстон и его друзья. С Оттилией и Грейсоном они уже успели попрощаться, поскольку сейчас вампиров было всего четверо. Все были одеты так же празднично, как и утром, и у всех были мрачные, напряженные лица, даже монокль на глазу фон Виттена поблескивал особенно угрожающе, а Лэнгстон вообще был заметно зол -- дверь в кабинет он толкнул так, что она распахнулась и ударилась о стену, хоть и была весьма тяжелой. Я торопливо выставила вокруг себя маскировочный полог, и на какой-то момент мое сердце ушло в пятки: мне показалось, что бывший советник проводил взглядом мое исчезновение. Но затем вся компания скрылась в кабинете и закрыла за собой дверь, а я выдохнула, поборов желание без сил опуститься на пол, неслышно прошла по коридору и вышла на лестницу, где никого не было. На душе было удивительно спокойно, словно я наконец-то выполнила какую-то тяжелую задачу. Глубоко вздохнув, я сжала амулет в руке.
   -- Да! -- нетерпеливо ответил мне хорошо знакомый голос, который я уже слышала этим вечером. -- Лорд Лэнгстон!
   -- Адриан, это я, -- негромко ответила я. Амулет молчал, и я торопливо продолжила. -- Я сейчас в замке Лэнгстона в провинции. Здесь же сам лорд, а также министр иностранных дел и еще две знатные леди. Если ты прямо сейчас откроешь сюда портал, то сможешь услышать их познавательную беседу о том, что произошло сегодня во дворце, а также о "Восстановителях Справедливости", и наверяка получишь ответы на многие интересующие тебя вопросы. После этого можешь арестовать меня, если захочешь.
   -- Корделия... -- начал было амулет, но я уже разжала руку, и связь прервалась.
   Вот и всё. Я сунула монетку на веревочке обратно в карман и начала подниматься по лестнице, чтобы пойти в свою комнату. Но далеко уйти я не успела, и я даже не поняла, что произошло. Просто в какой-то момент перед глазами поплыли цветные круги, голова разом стала тяжелой, а затем всё вокруг потемнело.
  
   ***
   В себя я приходила долго и трудно. Голова казалась невероятно тяжелой, под веки словно насыпали песка, а руки и ноги слушались с трудом. Но самое мерзкое было даже не это, а то, что я внезапно почувствовала себя оглохшей и ослепшей -- я больше не ощущала своей магии. С трудом подняв руку -- казалось, она весила целую тонну -- я поднесла ее к глазам и несколько секунд тупо рассматривала полоску стального браслета на запястье. Антимагические кандалы, чтоб их... Редкая вещица. Интересно, где Лэнгстон такую взял?
   Затем я осмотрелась. Серый жреческий балахон по-прежнему был на мне, а вот своего арсенала я не обнаружила -- выходит, меня обыскивали. А самое неприятное было то, что, лишившись магии, я больше не могла поддерживать свою маскировку, и теперь ко мне вернулся мой настоящий облик. Я лежала на скамье в каком-то сумрачном помещении. Сперва я решила, что за оконом всё еще царила ночь, но потом поняла, что в каменных стенах в принципе не было окон, а единственными источниками освещения было несколько чадящих свечей в старых подсвечниках, которых толком было не разглядеть из-за застывшего на них сала. В довершение картины от коридора меня отделяла стальная решетка, которая показалась мне вполне крепкой и добротно сделанной. Безоружная, без магии, демона с два я отсюда выберусь.
   Так, и что я пропустила? Адриан всё же появился в замке и первым делом арестовал меня, как я и предлагала?
   Нет, вряд ли. Бить меня по голове -- совсем не в его духе.
   В полумраке коридора кто-то был, я ощущала постороннее присутствие и, с усилием сосредоточившись, всё же смогла расставить все по своим местам.
   -- Добрый вечер, лорд Лэнгстон, -- не оборачиваясь в его сторону, я села на скамейке и отбросила назад волосы, снова ставшие темными и кудрявыми.
   Темнота хмыкнула, и под свет свечи вперед шагнул мой главный на нынешний момент враг. От радушного хозяина в нем уже ничего не осталось, но всё равно вампир казался спокойным, даже расслабленным, чувствуя себя хозяином положения. Как там говорят в таких случаях в книгах? "Маски сброшены"?
   -- Ваше величество, -- он отвесил мне издевательский полупоклон. -- Наконец-то я могу поприветствать вас согласно вашему высокому статусу.
   Некоторое время мы молча разглядывали друг друга. Не знаю, какое впечатление я произвела на Лэнгстона, а мне он показался таким же, каким я его и представляла -- хладнокровным, уверенным в себе лордом, который сохраняет трезвую голову в любой ситуации. Он и Исабелу, наверное, убил с таким же спокойным выражением лица. Он уже успел взять себя в руки, и я теперь задалась вопросом, почему он не убил меня сразу.
   -- Да, -- наконец задумчиво изрек он, сделав в уме какие-то выводы относительно меня. -- Должен признать -- вы достойный противник. И ваша изобретательность поражает. Эти "Вороны" -- это ведь тоже ваших рук дело? Но вы всё равно проиграли.
   -- Неужели? -- удивилась я.
   Он изобразил на лице вежливое недоумение.
   -- Прошу прощения?
   -- Посудите сами, -- я расслабленно откинулась назад и прислонилась к каменной стене, словно сидела на диване в светском салоне. На самом деле никакой такой уверенности в себе я не испытывала, и, если быть откровенной, дела мои были плохи как никогда, но Лэнгстону об этом знать не полагалось. -- Ваша сегодняшняя попытка подставить меня провалилась. Теперь вам гораздо больше усилий надо приложить, чтобы скрыть от окружающих вашу причастность. Тот вампир, который попытался взорвать балкон, был ранен и попался королевской страже живым. Вы уверены, что он вас не сдаст?
   Он на секунду задумался, но беспокойство на его лице так и не появилось -- значит, эта проблема была вполне решаемой. Несколько секунд мы молчали, а потом он осведомился:
   -- И у вас не возникло никаких вопросов относительно происходящего?
   -- Мне давно уже всё известно, а что неизвестно, можно додумать самостоятельно, -- равнодушно сообщила я. -- Вы организовали заговор против Магнуса, вы убили Исабелу. Я вам мешаю как возможный свидетель случившегося, и потому вы организовали новый заговор, чтобы очернить меня в глазах Адриана. И вам это в некотором роде удалось. Пожалуй, у меня только один вопрос.
   -- Я слушаю вас, -- на лице Лэнгстона не отразилось никаких эмоций, и было невозможно определить, какое впечатление на него произвели мои слова.
   -- Это вы попытались убить меня в Академии этой осенью?
   -- Что? -- он впервые недоуменно нахмурился, а потом его лоб разгладился, и он усмехнулся своим мыслям. -- Элис...
   -- Это попыталась сделать леди Мальдано? -- быстро уточнила я.
   Лорд советник благодушно улыбнулся.
   -- Она вас ненавидит, -- доверительно поведал он. -- Считает, что вы заняли ее место. Она импульсивна... но из нее вышел неплохой союзник. Она говорила, что нашла в Академии кого-то, кто оказался лоялен к нам. Кажется, с его помощью она и попыталась вас убить. Но признаюсь -- я к этому непричастен.
   Мда, кажется, в планы Лэнгстона вовсе не входило выпускать меня отсюда живой. В противном случае он не делился бы со мной такими деталями...
   -- Впрочем, это мелочи. Но знаете, -- продолжила я, решив, что терять мне уже нечего, и можно попробовать достать своего врага хотя бы на словах, -- всех моих друзей крайне занимал вопрос, почему вы организовали новый заговор, находясь в провинции. Ведь это выглядит подозрительно: несколько высокопоставленных лиц, а также две дамы из высшего общества вдруг посреди зимы отправляются куда-то в глухомань, где решительно нечем заняться! Я не сразу поняла, откуда такая тяга к природе, хотя в столице было бы гораздо удобнее плести интриги!
   Мне показалось, или глаза Лэнгстона на секунду сверкнули?..
   -- И к какому выводу вы в итоге пришли? -- обманчиво-мягким тоном спросил он, и я поняла, что мне всё же удалось затронуть больное место.
   Я улыбнулась ему почти нежно.
   -- Вы боитесь, -- любезно сообщила я. -- Вы попали меж двух огней, правда? С одной стороны -- я, которой известна правда о ваших деяниях столетней давности. И с другой -- Арлион, который хочет добраться до вас еще сильнее, чем вы до меня, правильно?
   Вампир резко дернулся и схватился одной рукой за решетку, словно ему было трудно удержаться на ногах. Поняв, что попала в точку, я вскочила на ноги и прошлась по своей тесной камере, а затем снова развернулась к Лэнгстону, который нетерпеливо ослабил узел шейного платка, который, казалось, душил его.
   -- Всё стало понятно, когда мне сказали, что проблемы со здоровьем у вас начались полгода назад. Как раз когда воскресили Арлиона, да? Вы сразу поняли, что не только Адриан, но и вы станете его главной целью, но не могли сказать об этом прямо! Ведь тогда возник бы закономерный вопрос, почему самому кровавому архимагу в истории понадобились именно вы, а как на него ответить, не открывая правды?! И вы спрятались здесь, превратив свой дом в настоящую охраняемую крепость. Вполне логичный шаг.
   -- Сто лет назад я и представить себе не мог, что мои действия приведут к такому результату! -- Лэнгстон нервно прошелся по коридору, окончательно растеряв свою невозмутимость, и я с удивлением обнаружила, что страх перед Арлионом и впрямь терзал его все это время, не давая покоя. -- Мне нужно было остановить его тогда! Кто же знал, что после смерти Исабелы он спятит?!
   -- Он любил ее, -- грустно сказала я, вспомнив те сны, которые видела в прошлом году. -- Любил по-настоящему, всю жизнь. Ее смерть он пережить не смог.
   Лэнгстон несколько секунд молчал.
   -- Ах вот оно что... -- наконец задумчиво протянул он, возвращая себе самообладание. -- Не думал, что там было всё настолько серьезно. Впрочем, сейчас это уже ничего не меняет. Адриан об этом всё равно никогда не узнает, и, даже если Арлион меня убьет, тебя я точно переживу.
   -- Я бы в этом не был так уверен, -- раздался в подземелье новый голос, и мы с Лэнгстоном одновременно вздрогнули. Тем временем темнота в начале коридора дрогнула, расплылась, и в нашу сторону шагнул Адриан, который до этого момента оставался невидимым. Лишенная магических способностей, я при всем желании не смогла бы его заметить, а Лэнгстон, видимо, слишком увлекся нашим разговором и пропустил появление короля. Бывший советник дернулся и ударился о решетку, а я растерянно замерла у стены.
   Архивампир прошел вперед и с непроницаемым лицом остановился рядом с нами. На нем было то же парадное одеяние, что и на балу, только на этот раз он появился без короны, а длинные волосы были перехвачены шнурком.
   -- Сколько, однако, можно интересного узнать, если нагрянуть к своим подданным в гости без предупреждения, -- продолжил он тем же спокойным тоном. -- Лорд Лэнгстон, а почему я не знал, что вас последние полгода преследует спятивший убийца? Неужели я пожалел бы сил, чтобы помочь тому, кто был так верен моему отцу?
   Последние слова он собенно подчеркнул, но ответа на этот вопрос мы так и не услышали.
   -- Мне вот тоже это интересно, -- сказали от входа в подземелье, а затем в нашу сторону направилось новое лицо.
   Ну ничего себе! Лэнгстон-то точно изначально замышлял разговор по душам только со мной, а вместо этого подземелье его замка вдруг превратили в проходной двор! Теперь это был Леннокс, чьего появления я так же не заметила. На этот раз при виде него Адриан остался более спокойным, словно чего-то в этом духе и ожидал, только его лоб пересекла вертикальная складка, а вот Лэнгстон удивился по-настоящему.
   -- Кучер? -- удивился он и на секунду повернулся ко мне. -- Я чего-то не знаю?
   -- Я бы сказал, что самое главное вы, лорд Лэнгстон, и упустили, -- хищно усмехнулся Леннокс. Затем он провел ладонью перед своим лицом, и в ту же секунду личина некроманта словно пошла рябью и расплылась. Пропали седина и морщины, зато появились острые эльфийские уши и темные волосы, лицо приобрело аристократические черты. Адриан следил за этими метаморфозами совершенно невозмутимо, зато Леннокс посерел и спал с лица, разом постарев на сотню лет. В тот самый миг я почувствовала, как у меня ослабли колени, поскольку вместо магистра Леннокса, к которому я успела привыкнуть за эти месяцы, перед нами стоял... Арлион Этари.
   -- Нет, -- выдохнул Лэнгстон, с огромным трудом справившись с собой. -- Это не закончится так!
   С отчаянным выражением лица он вытащил из кармана сюртука какой-то предмет, который внезапно заполыхал знакомым красным светом. Узнав еще одну бомбу, я вжалась в стену, сообразив, что в антимагическом браслете не смогу ничего сделать. Лэнгстон же просто бросил амулет сквозь прутья решетки, и тот, тихо ударившись об пол, покатился и остановился в середине моей камеры.
   Яркая вспышка -- это было всё, что я запомнила.
  

Глава 22

  
   Во второй раз мое пробуждение оказалось еще более неприятным, чем в первый. Магические силы я по-прежнему не ощущала, но к этому теперь добавилась еще сильная боль во всем теле, словно я на полном ходу свалилась с лошади. Тело казалось очень тяжелым, будто чужим, и я только с третьей попытки смогла поднять руку и удостовериться, что антимагические оковы всё еще на ней. Какое-то время я просто лежала, не отдавая себе отчета в том, что творится вокруг. Болела голова, мысли текли неторопливо, и все были о чем-то совершенно постороннем -- к примеру, когда в этом году стоит ждать весну. Наконец в голове слегка прояснилось, и попыталась осмотреться, с величайшей осторожностью двигая шеей: всё болело так, что я бы не удивилась, если бы голова сейчас просто отвалилась.
   ..Интересно, а каково это -- жить без головы?.. Хорошо, наверное: ни тебе слишком сложных раздумий, ни переживаний...
   А затем на меня обрушились воспоминания о происшедшем. Позабыв о боли, я сделала попытку приподняться на локтях, потерпела неудачу и откинулась обратно на подушку. Что бы ни произошло там, в подземелье, с тех пор явно прошло несколько часов: в комнате, где теперь я лежала, было светло, а в окне было видно унылое светло-серое небо. Комната, в которую меня перенесли, была совершенно незнакомой, а обстановка в ней была весьма скудной: кровать, на которой теперь лежала я, прикроватный столик с тяжелым старинным канделябром с остатками позолоты, смотревшимся на фоне убогой мебели особенно неуместно, стул у окна и деревянный комод у стены, который казался совсем старым и рассохшимся, хотя, судя по остаткам резьбы, когда-то это был очень красивый и наверняка дорогой предмет мебели. Занавесок на окне не было, стены и пол были голыми и неуютными. По потолку прямо надо мной пробегала ветвящаяся трещина, но штукатурка держалась крепко. В кровать меня положили прямо в жреческом балахоне, накрыв сверху тощим одеялом. Но где я?.. Ни на лазарет, ни на городскую тюрьму Бэллимора это непохоже...
   Дверь открылась, и в проеме показался Арлион. Силы вернулись словно сами собой, и при виде темного эльфа я так сильно дернулась, что едва не свалилась с кровати. В голове закружились воспоминания о том, при каких обстоятельствах мы встретились, и я застонала сквозь зубы. Ну как можно было за несколько месяцев не понять столь очевидной вещи?!
   -- Спокойно! -- невозмутимо скомандовал он, а затем подошел ближе и сел на край кровати. Я напряженно наблюдала за ним, не сводя глаз, но того моя реакция нисколько не смутила. Подняв руки, он прижал кончики пальцев к моим вискам. Инстинктивно я попыталась вырваться, но хватка моего родственника оказалась предсказуемо крепкой, и у меня ничего не вышло, а тот недовольно проворчал. -- Да не дергайся ты!
   Я неохотно подчинилась, а затем почувствовала, как начинает уходить головная боль: Арлион использовал какое-то целительское плетение, которое я ввиду временного отсутствия магических способностей не могла увидеть. Через какое-то время он опустил руки, и я блаженно прикрыла глаза. Тело болело по-прежнему, но больше не было ощущения, словно мою голову что-то пытается проломить изнутри.
   Около минуты мы оба молчали. Я восстанавливала в памяти события минувшей ночи, а эльф давал мне время собраться с мыслями. Выражение его лица было точно таким же, как у Леннокса -- спокойным и расслабленным -- и Арлион никак не напоминал того, кто наконец-то смог осуществить свою месть, или кто должен скрываться от всего магического сообщества материка. Осознав это, я спросила:
   -- Где мы?
   -- В Атламли, -- охотно откликнулся он, и я дико на него взглянула. -- Для нас с тобой это прекрасное убежище.
   -- И кто же был так любезен, что открыл вам сюда портал? -- с нескрываемой иронией осведомилась я. Архимагом-то Арлион больше не был, и такая вещь, как порталы, ему просто больше не под силу...
   -- Еще до вашего ритуала, лишившего меня сил, я подготовил несколько в виде амулетов, -- нисколько не задетый моей иронией, тот пожал плечами. -- Держал их всё это время при себе на всякий случай.
   До сих пор переваривая информацию об Атламли, я с трудом села на кровати, подняла подушку и откинулась на нее уже сидя. Арлион наблюдал за моими телодвижениями с любопытством. Не без труда память снова заработала и подбросила мне воспоминание -- подвеска с авантюрином, которую я видела на шее Леннокса. Должно быть, в нее и был запечатан портал! И Арлион просто использовал плетение, скрывающее магический фон -- то же самое, которое и я использовала, чтобы не вызвать подозрений в Ленстере!
   -- Что произошло в том подвале? Где все остальные? Что с Лэнгстоном? -- наконец решила я вернуться к наиболее важному. Мы-то двое здесь, в провинции Селендрии, а что же творится сейчас в Вереантере? Затем я вспомнила самое главное, что решительно не вязалась с тем, что происходило сейчас, и медленно спросила. -- Почему меня не убило взрывом?
   -- Убило бы, -- безо всяких сомнений заверил меня Арлион. -- Взрыв был мощнее, чем во дворце, да еще в тесном помещении... Тебя закрыло магическим щитом, так что прямых ран ты не получила, но о каменную стену тебя приложило знатно. И головой, и всем остальным. От взрыва кладка начала рушиться, ты была без сознания... Надо было вытаскивать тебя оттуда, так что я не стал тянуть и перенес тебя сюда. К слову... -- он отвел прядь волос с моего лица и оценивающе взглянул на что-то на моем лбу. -- Основные травмы я тебе залечил, но тебе стоит еще полежать, чтобы организм окончательно восстановился. И это украшение, -- он кивнул на антимагический браслет, -- я не сниму. Архимаг смог бы, а маг уровня магистра -- нет. Кстати, ссадина и синяк остались. Тебе стоит показаться целителям, если не хочешь, чтобы твой венценосный лик украшали синяки и шрамы.
   -- С-спасибо, -- заикнувшись, поблагодарила я, а затем уточнила. -- Это вы закрыли меня щитом там, в подземелье?
   С каких пор Арлион Этари проникся такой любовью к своим родным?..
   -- Не я. Твой муж отреагировал быстрее, -- против воли я взволнованно вздрогнула, а тот развел руками. -- Виноват. Стареть начал. Но потом, когда всё начало рушиться, я рассудил, что с твоим спасением справлюсь лучше, и перенес тебя сюда. Адриану же осталось не дать Лэнгстону уйти, и я надеюсь, что он меня не разочарует.
   Помнится, Адриан когда-то использовал точно такие же слова, когда ожидал от моего отца определенных действий, и я не сдержала тихого, нервного смешка. Кажется, у темного эльфа и архивампира больше общего, чем они думают. Подумав об этом, я открыла было рот для следующего вопроса, но тут Арлион предупреждающе поднял вверх указательный палец, прерывая меня на полуслове, и прислушался к чему-то. Я послушно замолчала, вслушиваясь в тишину старого дома, но до меня не донеслось никаких подозрительных звуков. Арлион же усмехнулся и поднялся на ноги, а затем подошел к единственному, слегка приоткрытому окну в комнате, от которого ощутимо тянуло холодом с улицы.
   -- Ну надо же... Становится всё интереснее и интереснее, -- поведал он мне и без каких-либо объяснений скрылся за дверью прежде, чем я успела хоть что-то сказать.
   Посмотрев на закрывшуюся за эльфом дверь, я немного подумала, а потом, тяжело опираясь на тюфяк, поднялась на ноги. Несколько секунд постояла на одном месте, чтобы убедиться, что не упаду, едва шагну вперед, а затем медленно обогнула кровать и направилась к окну. Шаги давались с трудом, к тому же в незапертую створку окна отчетливо задувал холодный зимний воздух, но я всё же добралась до окна и оперлась на старый, растрескавшийся подоконник. А затем я разом забыла и о холоде, и о боли, поскольку моим глазам открылась следующая картина. Комната находилась на втором этаже, а сам дом располагался на возвышении, и потому окрестности далеко просматривались. Зимой поместье заметно отличалось от себя же летом: всё было засыпано снегом, а разросшийся запущенный сад, который летом какому-нибудь любителю мог бы показаться загадочным и не лишенным определенного очарования, сейчас представлял из себя просто черные голые коряги. Речка, которую летом было не разглядеть из-за густой высокой травы, сейчас угадывалась по длинному провалу в снегу. Виднелся лес, а неподалеку от дома можно было различить звериные силуэты, от которых мне сразу стало не по себе. Эти покрытые костяным панцирем тела, хищные морды и горящие желто-зеленые глаза я узнаю где угодно. Теперь понятно, почему Арлион назвал Атламли лучшим для нас убежищем -- любому постороннему непоздоровится, если он рискнет сунуться сюда. Голодные олльфары его попросту разорвут.
   Но присутствие даже этих хищников я лишь механически отметила. Всем моим вниманием завладела высокая мужская фигура, шагавшая к дому через засыпанный снегом двор. Ветер слегка трепал длинные черные волосы, и мне не нужно было видеть даже лица, благодаря одной лишь походке я уже точно знала, кто это... И не одна я. Адриан мог перенестись сюда только порталом; значит, Арлион почувствовал сильный магический всплеск и сразу узнал о появлении гостя... От посетившей меня внезапно мысли я резко дернулась и с тревогой снова уставилась в окно. Что-то мне подсказывает, что не только Арлион ощутил этот магический импульс...
   И точно -- мне было видно, как олльфары оторвались от своей неторопливой прогулки по местности и теперь целенаправленно двинулись к дому. Нет, Адриан, конечно, знал, что надо делать, но всё равно наблюдать, как к нему приближались эти три существа, было... страшно. Затем я увидела, как открылась входная дверь, и на улицу вышел Арлион. Я была на втором этаже, и мне было хорошо видно, как бывший архимаг, даже не накинув никакой теплой одежды, остановился на крыльце и облокотился на перила с выражением самой живой заинтересованности на лице, словно ребенок на выступлении балаганных артистов.
   Адриан не дошел до него нескольких метров, когда его догнали три олльфара. С замирающим сердцем я наблюдала, как хищники закружили вокруг него, но так и не предприняли попытку атаковать. Выражение ожидания на лице Арлиона сменилось искренним разочарованием, а олльфары, побродив еще немного, устремились, по всей видимости, к тому месту, где Адриан открыл портал, -- допивать магическую энергию.
   -- Она рассказала об этом вам? -- горестно поразился архимаг.
   Адриан не стал отвечать на этот вопрос.
   -- Где она? -- холодно осведомился он.
   Темный эльф махнул рукой в направлении дома, и они с архивампиром скрылись в дверном проеме, причем Арлион даже не пытался ему препятствовать, а я обессиленно опустилась на старый стул, который отчетливо скрипнул и зашатался, но сил подняться и вернуться в постель у меня уже не оставалось. В голове неожиданно стало совсем пусто, и я могла только неподвижно сидеть и прислушиваться к приближавшимся шагам, раздавшимся в коридоре. Адриан стремительно вошел в комнату первым, наши взгляды встретились... но никакой драматичной сцены не получилось, поскольку сразу следом за архивампиром вошел Арлион, который с порога громко возмутился:
   -- Эт-то еще что?! На кой демон ты вскочила? Я уже потратил полтора часа на то, чтобы залечить тебе повреждения, и второй раз я тебя спасать не буду!
   Я кивала, но не двигалась с места, поскольку обратно мне пришлось бы передвигаться так же, как и к подоконнику -- с трудом и держась за что-нибудь для устойчивости, а демонстрировать, в насколько плачевном состоянии я находилась, мне не хотелось. Адриан же послушал-послушал, взглянул на меня, с первого взгляда всё понял, затем подошел и, прежде чем я сообразила, что происходит, легко поднял меня на руки, словно я ничего не весила. Под задумчивым взглядом замолкнувшего Арлиона он в два шага донес меня обратно до кровати и посадил туда же, откуда я поднялась.
   -- Стесняюсь спросить -- как вы нас нашли? И что с моим дорогим другом Лэнгстоном? -- непринужденно поинтересовался Арлион, а я торопливо натянула на себя одеяло и сжала руки в кулаки, изо всех сил стараясь скрыть нервное волнение. Всё, игра окончена, и все маски сброшены. Так для чего он сейчас пришел? Что будет дальше? Теперь, когда все тайны вышли наружу?
   -- Я лишь спросил себя: где могли укрыться два трейхе? Лэнгстон сбежал. Не только у вас был с собой портал в амулете, -- сухо сообщил ахивампир, и я на секунду прикрыла глаза, ожидая взрыва.
   Судя по очень красноречивому взгляду Арлиона, у него на языке вертелись слова, что никому никогда ничего нельзя доверить и всё всегда приходится делать самому, но затем он посмотрел на непроницаемую маску на лице архивампира и почему-то промолчал, а потом и вовсе вышел, прикрыв за собой дверь. Ожидаемо наступила тишина, которую я не спешила прерывать. Адриан сел рядом со мной на край кровати, как давеча Арлион, и потянулся к моей руке. Я отдернула ее в сторону с какой-то судорожностью, которой сама от себя не ожидала, и он, конечно, это заметил, но лишь глухо сказал:
   -- Я сниму с тебя браслет.
   Только после этого я неохотно протянула вперед запястье, над которым Адриан какое-то время поколдовал -- я ощутимо вздрогнула, когда ощутила прикосновение его пальцев к моей коже -- а потом с тихим щелчком металлическая полоска раскрылась, и меня словно закружило в магическом вихре. Силы стремительно возвращались, с глаз словно сняли полупрозрачную повязку, а из ушей вынули затычки. Я облегченно откинулась на подушку, наслаждаясь ощущением яркости жизни и собственной полноценности, а потом, когда слегка привыкла, впервые посмотрела Адриану в лицо. Он оказался слишком близко ко мне, и впервые за многие месяцы от этой близости мне было неуютно. Тот внимательно разглядывал мое лицо -- темно-серые глаза смотрели настолько пристально, жадно, что, казалось, взгляд проникал под кожу -- и помрачнел, когда взглянул на меня сбоку -- должно быть, увидел тот самый синяк, о котором говорил темный эльф.
   -- Что с остальными? -- наконец спросила я, вспомнив, что в замке Лэнгстона я была не одна. -- Оттилия, Люций, Грейсон? А прочие заговорщики?
   -- С твоими друзьями всё в порядке, -- Адриан ответил с небольшой заминкой, словно не сразу понял, о чем я спрашивала. -- Сейчас они все вместе отправились к Нарциссе Эртано в компании Генри фон Некера и Виктора, чтобы оценить масштаб ущерба, нанесенного местным дворянам бандой "Воронов". Лорд фон Виттен и Евгения Шеффер арестованы. Филипп Лэнгстон и Элис Мальдано сбежали.
   Ну почему из всех злодеев в этой истории сбежали именно те, кто мне был наименее симпатичен?.. Впрочем, сейчас в первую очередь стоило подумать о тех, кто всё это время был на моей стороне и всеми силами поддерживал меня, несмотря на мое шаткое положение.
   -- Послушай, -- я нервно потеребила край одеяла. -- Я не знаю, сколько для тебя сейчас весят мои слова, но прошу -- не предъявляй никаких обвинений к остальным. "Вороны" и грабежи были моей идеей, и отряд подчинявшихся Лэнгстону солдат убили по моему приказу. Мои друзья лишь выполняли то, что говорила я. И Нарцисса приютила нас лишь из желания помочь брату. Ответственность за всё случившееся лежит только на мне. Даже Арлион... никаких идей не предлагал и делал то, что говорила я.
   Он хмыкнул, словно не ожидал от меня ничего другого, но сразу же стал очень серьезен.
   -- Прошу, выслушай меня, -- он сделал некое движение, словно хотел взять меня за руку, но в последний момент остановился, вспомнив, как я отреагировала на такой же жест несколько минут назад. Но я и так поняла, что сейчас речь пойдет не об общих вещах, а именно о нас двоих. -- Я виноват перед тобой. Знаю, слов недостаточно, чтобы попросить прощения за ту несправедливость, через которую ты прошла в эти четыре месяца, но... В свое оправдание я могу сказать, что в тот вечер перед твоим отъездом, -- я болезненно поморщилась, вспомнив эту ссору, -- твои слова не остались неуслышанными. Я начал присматриваться к Лэнгстону и спустя почти месяц был уже уверен, что бывший советник не так чист, как нам всегда представлялось. Когда в середине осени произошло то "покушение" на него якобы от твоего имени, я уже не сомневался, что он ведет двойную игру и все его действия были направлены именно против тебя.
   -- Не сомневался? -- недоверчиво переспросила я, вспомнив, с каким испуганным лицом Оттилия предупреждала о моем готовящемся аресте. -- Тогда какого демона...
   -- Лэнгстон всё спланировал и подготовил очень грамотно, и я не знал, насколько обширен его заговор! -- Адриан перебил меня, заговорив с усилием, почти гневом, и я удивленно посмотрела на него, не ожидая такой вспышки эмоциональности, а он продолжил, глядя куда-то перед собой. -- Арестовав его без видимых на то причин, я рисковал упустить его сообщников или пропустить что-то, и для того, чтобы вывести его на чистую воду, стоило подыграть ему! Сделать вид, будто поверил в это покушение, а на самом деле... провести небольшую инсценировку.
   -- Что?.. -- изумленно прошептала я, разом лишившись голоса и задавшись вопросом, не ослышалась ли я. -- Инсценировку?..
   Он повернулся обратно ко мне и посмотрел мне в глаза. Лицо у него было какое-то измученное, и сейчас, вблизи, мне еще заметнее бросился в глаза его нездоровый вид -- словно архивампир давно не спал нормально. Примерно так же полгода назад выглядела леди Алина, когда похитили Надю. Неужели это всё из-за тревоги обо мне?..
   -- Я приказал Генри фон Некеру забрать тебя из Академии, чтобы Лэнгстон поверил, будто ты под арестом и обвиняешься в государственной измене. Это побудило бы его дальше приводить свой план в исполнение, пока ты была бы в безопасности рядом со мной. У меня и в мыслях не было арестовывать тебя по-настоящему! И Генри фон Некер после твоего побега клялся, что он пытался предупредить тебя, но ты не стала слушать.
   Да, кажется, что-то такое было... Но мне бы и в голову не пришло тогда ему поверить!
   -- Только я сильно просчитался, -- он слабо улыбнулся своим мыслям. -- Недооценил как преданность тебе Оттилии фон Некер, так и твою жажду справедливости, а также тот факт, что твоего родственника нельзя было сбрасывать со счетов. Вы очень ловко скрылись, замели следы, и никому не пришло в голову соотносить тебя с появившейся шайкой разбойников. Я сам понял только вчера, когда увидел тебя на том балконе...
   Я обессиленно молчала. Да и что тут скажешь? Нет здесь правых и виноватых. Каждый поступил так, как считал нужным, и радует, что удалось обойтись сравнительно малой кровью. Да, похоже, последние месяцы прошли тяжело для нас обоих, но... По крайней мере, из близких мне людей все живы...
   -- Корделия, -- позвал он меня, и я не без труда вернулась в реальность, -- ты вернешься со мной в Бэллимор?
   -- Зачем? -- глухо спросила я.
   Адриан коротко усмехнулся -- резко, без малейшего признака веселья.
   -- Зачем... -- повторил он, а потом поднялся на ноги, но никуда не ушел, остался стоять возле кровати, глядя мне в лицо. Немного помедлил, подыскивая слова, махнул рукой и заговорил. -- Я жить без тебя не могу, вот зачем! Последние месяцы, когда я не знал, ни где ты, ни что с тобой происходит, были, наверное, самыми отвратительными в моей жизни! Приближенные стараются не подходить ко мне без лишней на то нужды, поскольку я, кажется, несколько раз был очень близок к тому, чтобы повторить поступок своего отца и испепелить кого-нибудь на месте без возможности воскрешения. То есть, -- он на секунду задумался, -- не совсем так. Жить без тебя я, наверное, могу, но жизнь эта совершенно сера, уныла и безрадостна. Без тебя... всё, кажется, теряет смысл.
   Сера и уныла? Да... Кажется, я понимаю, что он имел в виду. Ведь перед нашей вчерашней встречей во дворце я сама чувствовала себя так, словно наконец-то вышла из спячки...
   -- А как же леди Мальдано? -- быстро спросила я, из последних сил сдерживаясь, чтобы не зажмуриться и не расплакаться. Возьми себя в руки! Всё равно наши отношения не будут такими, как раньше, и вообще уже ничто не будет, как прежде! Верить в то, что можно вернуть прошлое, может только окончательно спятивший безумец, это еще сам Адриан так когда-то говорил!
   -- Далась она тебе! -- сердито проворчал он, и я поняла, что мои последние слова Генри фон Некер ему тоже передал. Однако увидев, что я ожидаю ответа и сдаваться не собираюсь, всё же ответил. -- Мы с ней сблизились около двух лет назад, когда Раннулф сбежал из Прима, и я вернулся в Бэллимор. Тогда у меня из головы не шла новая ученица Грейсона, которая осталась совершенно равнодушна к моему статусу и общалась со мной, как с равным. А леди Мальдано внешне напомнила мне тебя. Но год спустя, едва я вернулся из Аркадии, где снова встретил тебя, я порвал с ней. Не думал, что она окажется настолько... настойчивой.
   Я слушала его, вздернув одну бровь, но потом все же попыталась представить себе леди Элис. Мы с ней схожи внешне?.. Гхм... Ну, роста мы одинакового, к тому же она темноволосая, кудрявая... И тогда можно объяснить ненависть вампирши ко мне -- кому приятно, когда тебе оказывают знаки внимания только из-за твоего сходства с другой женщиной... Ну ладно, пожалуй, в это поверить можно.
   Да и вообще... Я чувствовала, что верю ему. Наверное, я могла бы продолжать лелеять чувство обиды, но у меня ничего не получалось, да я этого и не хотела. Конечно, просто вернуться к тому, как всё было раньше, забыть все случившееся я не смогу, но... расстаться навсегда? Нет! Об этом даже раньше было невыносимо больно думать, не то что сейчас!
   -- Послушай, -- я глубоко вздохнула, постаравшись вложить в голос всю убедительность, на которую была способна, -- я согласна вернуться, но... мне нужно время. Я не могу просто притвориться, будто ничего не произошло, и просто снова стать королевой... и твоей женой. Дай мне время привыкнуть.
   -- Оно у тебя будет. Сколько пожелаешь, -- твердо пообещал он, и я своими глазами увидела, как в его лице снова появляется что-то живое, человеческое.
   Я кивнула и ненадолго прикрыла глаза. Теперь надо было коснуться еще одного момента, тоже очень тяжелого, причем не столько для меня, сколько для Адриана.
   -- Ты слышал наш разговор с Лэнгстоном в подземелье целиком?
   Он чуть поморщился и кивнул, сухо добавив:
   -- За прошедшие четыре месяца у меня было время свыкнуться с мыслью, что всё, что ты сказала тогда, было правдой.
   -- Мне жаль, -- тихо сказала я.
   -- То, что ты сказала Лэнгстону об Арлионе, тоже было правдой? -- спросил он, впрочем, и так прекрасно зная ответ.
   Но прежде, чем я успела ответить, дверь снова распахнулась, и на пороге возник бывший архимаг собственной персоной. Подслушивал он, что ли?
   -- Об этом было бы правильнее спросить меня, -- непринужденно сообщил он и прислонился к стене, скрестив на груди руки. Мы с Адрианом молча посмотрели на него, и в следующий миг он неожиданно посерьезнел и следующие слова произнес без малейшей насмешки. -- Я и в самом деле любил Исабелу. Об этом знала она, знал Магнус, и об этом стало известно Лэнгстону. Я же собирался разоблачить его заговор, и ему было нужно как-то остановить меня. Он выбрал весьма действенный метод.
   Кажется, это был первый раз, когда Арлион был настолько серьезен, и потому это прозвучало по-настоящему сильно и убедительно. Даже Адриан ему поверил сразу и не стал задавать никаких вопросов.
   -- Так что я не остановлюсь, пока не доберусь до него, -- невозмутимо продолжил он. -- Правда, я весьма ограничен во времени, так что придется постараться, но на что не пойдешь ради торжества справедливости?..
   На последних словах его голос снова приобрел обычную насмешливость, но я почти не обратила на это внимания.
   -- Что вы имеете в виду -- "ограничены во времени"?
   -- Корделия-Корделия, -- Арлион укоризненно поцокал языком. -- Я же еще в Академии говорил тебе о том, что люди не могут научиться воскрешать людей из мертвых. Раннулф попытался, но его успех весьма кратковременен. Я не врал, когда говорил, что мое время в этом мире весьма ограничено.
   Адриан ничего не сказал, только недоуменно нахмурился, а я решила продолжить расспросы.
   -- Тогда зачем вы вообще отправились в Академию? Как вы поняли, что я там буду?
   Темный эльф взглянул на меня со снисходительным сочувствием, и вместо него мне вдруг ответил Адриан:
   -- Это он прислал то письмо, в котором сообщалось, что ты помогла ему сбежать, -- судя по лицу архивампира, он сам это понял только что, а Арлион благосклонно кивнул. -- В этом был ваш план? Выманить Корделию из Бэллимора?
   -- Конечно, -- согласился тот, и у меня от такого известия приоткрылся рот. Адриан же смотрел на темного эльфа так, словно прикидывал в уме, не пора ли вспомнить о старой доброй кровной вражде и всё же убить бывшего архимага. На Арлиона этот взгляд не произвел никакого впечатления. -- Я знал, что Лэнгстон попытается избавиться от моей внучки, и знал, что она слишком ценит ваше душевное спокойствие, чтобы сразу изложить вам столь неприятную правду. Так что я решил вмешаться и научить ее сражаться, чтобы она сама могла постоять за свою жизнь. Кстати, однажды я оказался близок к разоблачению -- когда я писал отчет о нападении призраков, ты видела мой почерк и могла узнать его. Но этого так и не произошло.
   -- А настоящий магистр Леннокс Террин? Это вы убили его? -- напряженно спросила я.
   -- Нет. Он сам умер, от старости. Я лишь придумал, как могу использовать его смерть, -- равнодушно отозвался он, и я так и не поняла, лгал он или говорил правду.
   -- То есть вы все это время были рядом со мной лишь из желания защитить меня? -- с нескрываемым скепсисом осведомилась я, а сама осторожно дотронулась до руки Адриана, пока тот не сорвался. Судя по его виду, вывести архивампира из себя в последнее время ничего не стоило. Он удивленно посмотрел на наши руки, но затем слегка расслабился.
   К счастью, Арлион не стал врать, а честно отозвался:
   -- Конечно, нет. Старания Лэнгстона принесли плоды: с уровнем магистра я уже не смог бы сам подобраться к нему. И я подумал, что твоя помощь была бы весьма уместна, учитывая твои ум, расчетливость и фантазию. И ты меня не разочаровала. Твоя идея по проникновению в замок Лэнгстона была бесподобна.
   -- Но вы продолжили помогать мне даже в замке, -- напомнила я. -- Едва мы попали туда, вы не помчались сразу убивать Лэнгстона, а по-прежнему играли свою роль и даже в Бэллимор поехали вместе со мной. Почему?
   Какое-то время он молча вглядывался в мое лицо, словно надеялся прочесть там ответ, а потом неопределенно пожал плечами.
   -- Я сам не знаю. Но я подумал, что просто убить советника и бросить тебя на произвол судьбы будет не совсем правильно, и потому остался. Правда, сейчас я склонен думать, что стоило поступить так, как собирался изначально...
   Адриан в это время смотрел на Арлиона уже задумчиво, словно делал в уме какие-то выводы, а потом, когда темный эльф замолчал, спросил:
   -- Что вы намерены делать теперь?
   -- Искать Лэнгстона, -- тот, кажется, удивился такому вопросу. -- Ждать от него ответных действий. Не сомневаюсь, что они еще последуют. И если вам станет о них известно раньше меня, окажите мне любезность, известите и меня тоже.
   Адриан даже не стал возражать и слегка склонил голову в знак согласия, а потом повернулся ко мне.
   -- Ты готова?
   -- Да.
   Он снова поднял меня на руки, а потом перед нами замерцал темный портал. Арлион на прощание коротко кивнул мне, а затем унылая серая комната пропала.
  

Глава 23

  
   Едва мы перенеслись из Атламли, как Адриан сразу же сдал меня на руки бледной Нарциссе и покинул нас. Вампирша уложила меня на софу в комнате на первом этаже флигеля, где она обычно принимала пациентов, приезжавших к ней домой. В помещении горел камин, было тепло, и я почувствовала, что наконец-то начинаю согреваться после Атламли. На мой вопрос о времени вампирша сообщила, что день близился к полудню. Нарцисса была, как всегда, одета в строгое темное платье с накинутой на него шалью, светлые волосы собраны в узел на затылке, но еще она выглядела заметно встревоженной, и невооруженным глазом было видно, что она сильно нервничала. При нашем появлении она присела перед архивампиром в почтительном реверансе и, когда он вышел, на секунду прикрыла глаза, пытаясь справиться с собой, а затем метнула на меня быстрый взгляд -- пыталась определить, каким результатом закончилась наша встреча с Адрианом. Затем она переключила свое внимание на мое лицо, и привычные хлопоты помогли ей взять себя в руки -- мои ушибы она изучила уже с сухой профессиональностью, использовала на мне несколько исцеляющих плетений, а затем отправилась на кухню за какими-то лекарственными настойками. В ее отсутствие я сделала над собой усилие и поднялась на ноги, чтобы посмотреться в висевшее над камином небольшое зеркало. Арлион не соврал: сбоку, за бровью, был здоровенный лиловый синяк, который пересекала длинная багровая ссадина. Ничего себе меня о каменную стену приложило...
   Вернулась Нарцисса, поколдовала надо мной еще немного, а потом занялась моей головой. Намазала мне лоб сбоку густой мазью -- по характерному сильному травяному запаху я узнала заживляющий состав -- от которой голова сразу же невыносимо зачесалась, но и без подсказки целительницы я знала, что трогать сейчас ничего нельзя.
   -- Вам повезло, что кто-то до меня оказал вам первую помощь, так что шрамов, в отличие от вашего эльфийского друга, у вас не останется, -- сдержанно сообщила вампирша, убирая мазь в карман платья.
   В очередной раз мысленно восхитившись ее выдержкой, я заговорила:
   -- Нарцисса... -- кажется, это был второй раз, когда я обратилась к ней по имени, и блондинка моргнула, -- не будет никаких карательных процедур, я обещаю.
   Она ничего не сказала, только кивнула и молча вышла, но мне показалось, что она слегка успокоилась.
   Лечение Нарциссы действовало правильно, и передвигаться я теперь могла самостоятельно, без опаски свалиться без сознания в какую-нибудь канаву. В доме было тихо, не было слышно обычных звуков, характерных для небольшого жилища, когда в нем находится толпа народу: громких шагов, скрипящих над головой половиц, хлопанья дверей, неразборчивых голосов -- хотя в имении сейчас должны были находиться не только все мои друзья, но и вампиры. Адриан сказал, что они все занялись оценкой причиненного "Воронами" ущерба?
   Догадавшись, о чем шла речь, я вздохнула, поднялась на ноги и вышла в коридор. На секунду задумалась, стоит ли подняться сперва в свою комнату переодеться, но потом решила не тратить время (да и заживающую ссадину не хотелось тревожить), так что я вышла в прихожую, накинула чей-то теплый плащ, висевший на крючке у двери, и вышла на улицу.
   А вот во дворе перед господским домом я сразу увидела новых гостей: несколько солдат присматривали за лошадьми, которых я насчитала около пятнадцати. Я прошла мимо них и успела заметить, что вампиры помедлили, прежде чем поклониться. Кивнув им, я поднялась наверх по широкой старой лестнице и вошла в дом. Окна были по большей части закрыты ставнями или заколочены, так что в помещении царил полумрак, но маршрут был мне хорошо знаком, и я направилась прямиком в одну из дальних комнат, минуя по пути накрытую тканью мебель, большая часть которой уже давно развалилась.
   И точно -- в коридоре, где находилась дверь в комнату, в которой мы прятали награбленные драгоценности, стояло несколько солдат, а в самой комнате было не протолкнуться: здесь находились Адриан, все мои друзья, включая Грейсона и Люция, и даже Бьянку, а также Генри фон Некер и Виктор. Однако мое появление не прошло незамеченным, и Виктор и Генри сразу же склонились в вежливых поклонах, словно мы расстались не далее, чем вчера. Оттилия быстро показала мне некую пантомиму, из которой следовало, что мне еще предстоит подробно рассказать о своих приключениях. На столе кучей лежали вытащенные украшения, которые до этого были распиханы по разным углам, и еще часть оставалась в мешочках и футлярах, и в небольшом помещении они сверкали и переливались особенно ярко. В течение нескольких секунд Генри удивленно рассматривал мое одеяние -- серый балахон хоть и был порядком потрепан и грязен, но в нем всё равно еще угадывалось жреческое одеяние -- а затем недоверчиво уточнил:
   -- Сестра Розамунда?!
   Я склонила голову в знак согласия, и вампир глубоко вздохнул, а затем перевел взгляд на сестру.
   -- Леди Дэвис, -- утвердительно произнес он. Оттилия виновато потупилась, и Генри пробормотал. -- Ну я идиот...
   -- Скольких же аристократов вы ограбили? -- осведомился Адриан, с интересом разглядывая драгоценности на столе. -- По-моему, здесь золота больше, чем во всей вереантерской казне.
   Все дружно промолчали и посмотрели на меня, предоставляя мне возможность ответить. Я и ответила, не кривя душой:
   -- Я не знаю. Мы бросили считать, когда число перевалило за десяток.
   Грейсон тихо хмыкнул, лицо Генри стало каменным, зато Виктор слегка дернул уголком рта, пытаясь сдержать улыбку: происходящее его явно забавляло, и он обладал достаточным влиянием, чтобы при короле не скрывать своего отношения к случившемуся. Адриан же только покачал головой, и я не могла понять, осуждает он нас или нет. Впрочем, если бы осуждал, пожалуй, это было бы заметно:
   -- И что вы планировали со всем этим делать?
   -- Отдать на благотворительность, -- буркнула Оттилия.
   -- Ну, -- Виктор все же улыбнулся, и я посмотрела на него с удивлением, как если бы нам вдруг улыбнулась каменная скульптура. -- Идея сама по себе, может, и неплоха...
   -- Поступим так, -- вмешался Адриан, и по его тону было понятно, что решение окончательное. Впрочем, спорить никто и не пытался, а я сама была бы просто счастлива поскорее избавиться от этого добра, -- часть отправим на благотворительность, как вы и планировали. Часть же придется вернуть дворянам, чтобы их успокоить, поскольку после вашей разбойной деятельности среди знати появилось слишком много недовольных. Что касается шайки "Воронов", мы объявим, что разбойники были обнаружены, но отказались сдаться, и потому были убиты. Вы же все можете быть свободны.
   Бьянка с заметным облегчением вздохнула и улыбнулась Фросту, который стоял рядом и в этот момент повернулся к ней. Я ощутимо вздрогнула, поскольку мне в этот момент стала видна левая половина его лица, и я поняла, что имела в виду сестра Люция, когда говорила о моем друге, у которого остались шрамы. Наметанному целительскому взгляду было очевидно, что Нарцисса приложила заметные усилия, чтобы спасти светлому эльфу лицо, и потому все раны, которые там были, уже зажили и не представляли никакой опасности, но вот длинные глубокие шрамы прорыли борозды на его левых скуле, щеке, а также на лбу, губах и подбородке, оставив от былой красоты Фроста ровно половину. Правда, сама Бьянка, казалось, этого не замечала и смотрела на своего возлюбленного точно так же, как раньше, но всё равно... Я чувствовала себя виноватой. Сам-то Фрост как воспринимает случившееся?
   -- Еще вопросы есть? -- тем временем спросил Адриан.
   -- Эммм... -- Гарт по очереди оглядел собравшихся, бегло улыбнулся мне, а затем спросил. -- Одного из нас всё же не хватает. Где магистр Леннокс?
   Мы с Адрианом переглянулись, и архивампир пожал плечами, предлагая принять решение мне. Поколебавшись несколько секунд, я ответила:
   -- Он нас покинул. Впрочем, что-то мне подсказывает, что с ним мы еще встретимся.
   -- Он нас предал? -- уточнил Эр, расслышавший что-то в моем тоне. -- Всё же оказался засланным шпионом?
   Забывшись, я рассеянно коснулась пальцами лба, чтобы наконец-то почесать зудящую кожу и торопливо одернула руку, сообразив, что испачкала пальцы в мази. Подумав, что вытирать руку о балахон на глазах у всех будет неправильно, я опустила ее и только тогда ответила:
   -- Не совсем. По крайней мере, его никто не засылал, и к нам он присоединился по собственной воле... Это был Арлион Этари.
   Реакция на эти слова последовала хотя и разная, но весьма предсказуемая. Лицо Адриана оставалось непроницаемым, у Виктора и Генри удивление быстро сменилось острой неприязнью -- но, кажется, не ко мне лично. Гарт длинно свистнул, Оттилия и Кейн переглянулись и дружно уставились на меня, требуя объяснений, Бьянка ахнула и прижала ладонь ко рту, Эр скрестил на груди руки, и вид у него стал воинственный. Фрост заметно помрачнел, и с его новым лицом это смотрелось по-настоящему устрашающе. У Люция же стало очень задумчивое, глубокомысленное лицо, а Грейсон удовлетворенно улыбнулся, как человек, наконец-то получивший ответ на какую-то интересную загадку.
   -- Ты... -- начала было недоверчиво Оттилия, но я не дала ей договорить.
   -- Я не знала.
   -- Что ему было нужно? -- угрюмо спросил Эр.
   -- То же, что и мне. Добраться до Лэнгстона.
   -- Но зачем?!
   -- Предлагаю на этом остановиться, -- вмешался Адриан, и я благодарно взглянула на него. Рассказывать долгую сложную историю о том, как одного архимага несправедливо обвинили в убийстве высокопоставленной особы, у меня не было никаких сил. -- Нам пора возвращаться в столицу, так что определяйтесь со своими планами.
   Резкая смена предмета разговора и нежелание архивампира распространяться на данную тему не остались незамеченными ни для кого, но, несмотря на тяжелую атмосферу, которая установилась при одном только упоминании Арлиона, все каким-то образом поняли, что к архивампиру с просьбой объяснить поподробнее лучше не приставать, и никто не стал настаивать. Вместо этого Грейсон непринужденно пожал плечами:
   -- Поскольку на данный момент я совершенно свободен, могу предложить свою помощь, если она нужна, -- в этот самый момент Адриан смерил бывшего учителя взглядом, полным холодного гнева. Это было очень быстро, и, кажется, никто, кроме меня, этого не заметил. Я едва удержалась, чтобы не отшатнуться назад, не понимая причины этой злости, зато Грейсона, кажется, она нисколько не удивила, и он предпочел не усугублять напряжение. -- Но, вероятнее всего, я вернусь в Госфорд. Надо бы сообщить ученикам, что их каникулы закончились, а то они совсем расслабятся, раздолбаи... Кстати, к некоторым из здесь присутствующих это тоже относится!
   -- Мы вернемся с вами, -- согласился Эр, переглянувшись с Гартом и Дирком. Те утвердительно покивали. -- Корделия, если тебе больше не нужна наша помощь...
   -- Думаю, что пока всё, -- я улыбнулась.
   -- Если опять надо будет кого-нибудь ограбить или раскрыть заговор -- только скажи, -- Гарт подмигнул и обратился к Фросту. -- А ты что будешь делать? Поедешь с нами?
   -- Нет. Возможно, позже. Сперва я провожу леди Харди до дома.
   -- Хитрец. Там же будет графиня Лидия... Похоже, намечается знакомство с родителями, -- прошептал рядом со мной Кейн, и Оттилия тихо прыснула. -- Серьезное испытание.
   Грейсон укоризненно покачал головой, но предпочел промолчать -- Фросту оставалось совсем немного до завершения обучения и получения последнего, черного "рукава", и бросать учебу в самый последний момент было, наверное, нелогично. Но, с другой стороны... Я еще раз посмотрела на них с Бьянкой. Похоже, пока мы были в замке Лэнгстона, эти двое уже успели до чего-то договориться. Надеюсь, таких сложностей, как у Оттилии с Кейном, у них не возникло.
   После этого мы все отправились собирать вещи. Пара солдат под присмотром Генри собирала драгоценности, Адриан и Виктор о чем-то совещались, а мы вернулись в флигель и разошлись по своим комнатам. По пути я успела ответить на несколько вопросов о том, как я провела последние полтора дня, но на подробное обсуждение времени сейчас не было. В комнате я переоделась в платье -- пожалуй, не стоило возвращаться во дворец в этом жреческом одеянии и провоцировать ненужные толки -- и собрала вещи в дорожный мешок. Оттилия еще запихивала в сумку последнюю пару рубашек, которая все никак не желала укладываться аккуратно ввиду недостатка места, а я поспешно заплетала волосы в косу, параллельно оценивая в зеркале свой лоб -- ссадина уже затянулась и синяк частично сошел -- когда в дверь постучали. В коридоре я увидела Грейсона, который вручил мне мои же парные кинжалы и метательные звездочки, которые у меня забрал Лэнгстон. Убрав их, я вышла в коридор и увидела, что темный эльф еще не ушел, а вместо этого стоял у небольшого окна и смотрел на задний двор.
   -- Если это из-за Арлиона и вы хотите сказать, что вы меня предупреждали, то нет необходимости, -- я встала рядом и тоже посмотрела в окно. -- Я знаю, что была непозволительно слепа. Но я так привыкла к мысли, что Арлион безумен и одержим жаждой крови... А Леннокс, наоборот, всегда казался вполне разумным, хоть и временами странным.
   -- Я не собирался ничего говорить, -- пожал плечами мастер. -- Он хорошо вжился в образ, и, кроме нас с Люцием, вообще никто ничего не заподозрил. Может, Арлион и впрямь не так безумен, каким хочет казаться?..
   Несколько секунд мы молчали.
   -- Спасибо вам, -- наконец сказала я. -- Мне сложно... описать словами, как я ценю то, что вы всё бросили и приехали мне на помощь.
   Конечно, момент был щекотливый, и вообще я не знаю, как вести себя с мужчинами, которые признавались тебе в любви, но промолчать я не могла. Но Грейсон остался совершенно спокоен, только ироничное выражение лица сменилось серьезным.
   -- Я не мог поступить иначе, -- просто сказал он. -- Когда твои друзья в середине осени внезапно сорвались с места и умчались тебе на помощь, ничего толком не объяснив, я решил, что ты нашла себе новые приключения, но рассудил, что рядом с Адрианом ты в безопасности. Потом ко мне явился сам Адриан с вопросом, что я знаю о твоем местоположении. Стало ясно, что в случае беды он тебя не сможет защитить... После этого я быстро понял, что не могу просто остаться в стороне, разузнал, что сейчас происходит в Вереантере, и, прикинув, как ты могла поступить, собрался в путь. Это происходит не в первый раз, в прошлом году я тоже не смог усидеть на месте, когда до меня дошли новости о резне, устроенной Арлионом во время королевского бала в Лорене, и о твоем похищении.
   Что?.. Так он приехал тогда в Лорен из-за меня, а не из-за того, что убили его дальнего родственника?!
   -- Я это ценю, -- это всё, что я смогла произнести. Да и что тут еще скажешь?
   -- Сделай мне одолжение, -- вдруг попросил темный эльф и, оторвавшись от окна, взглянул на меня. -- Если опять возникнут сложности... Если Лэнгстон снова начнет причинять тебе хлопоты, или ты будешь в опасности, сообщи мне. Адриан, конечно, меня потом убьет, но пускай уж лучше он злится, чем мучается из-за твоей смерти.
   -- А почему он должен злиться?.. -- заикнулась было я, и Грейсон выразительно приподнял бровь.
   -- Балда, -- как-то необидно сказал он. -- Тебя саму каждый раз выводило из себя одно упоминание Элис Мальдано, хотя никаких обоснованных причин для ревности не было. И что, по-твоему, должен был почувствовать Адриан, когда понял, что последние недели, когда тебе была нужна поддержка, рядом с тобой находился я?
   Я хотела было сказать, что он ошибается, но потом вспомнила, какое лицо было у архивампира в старом доме, когда Грейсон предложил остаться, и промолчала. Может, мастер и прав, но... Всё равно я не знаю, что теперь будет с нами с Адрианом. Правда, если он по-прежнему ревнует меня к Грейсону, и всё, что он сказал мне в Атламли -- правда, выходит, он и в самом деле до сих пор любит меня...
   -- Я рад, что всё разрешилось, -- вдруг добавил Грейсон. -- Ваша ссора и впрямь не пошла на пользу ни одному из вас, и ты в самом деле неважно выглядела в последние месяцы. Если теперь всё вернется в норму, я рад за тебя.
   -- Мастер...
   -- Я хочу, чтобы ты была счастлива, -- перебил он меня. -- Это всё.
   Улыбувшись мне, он отошел от окна и направился к лестнице. Я смотрела ему вслед, быстро моргая, и в голове крутилось одно-единственное воспоминание -- Арлион Этари, отходивший от Исабелы Вереантерской после очень похожего признания. К счастью, слезы так и не пошли, и я вернулась в комнату за вещами, где Оттилия закончила воевать с сумкой и теперь переодевалась.
   Внизу мы все собрались где-то через полчаса. Оттилия, Кейн, Люций и я должны были вернуться в Бэллимор, куда нам открыл бы портал Виктор. Генри оставался здесь и собирался отправиться в поместье Лэнгстона руководить обыском. Адриан бы открыл портал в Госфорд для всех остальных, в том числе и для Бьянки с Фростом, и они вдвоем должны были отправиться в Оранмор к Лидии своим ходом. Перед самым прощанием я успела еще оттащить их двоих в сторону.
   -- Фрост, мне очень жаль, что так получилось, -- выпалила я, стараясь не коситься на шрамы на его лице. По правде сказать, я бы не очень удивилась, если бы прорицательница сейчас снова обрушилась на меня с упреками, но Бьянка молчала, а светлый эльф вовсе легкомысленно хмыкнул:
   -- Ну, говорят же, что шрамы украшают мужчину... -- потом он вдруг посерьезнел. -- Корделия, не извиняйся. Я вполне осознавал, на что иду, когда вместе с остальными отправился тебе на помощь, так что ты не виновата. Так что просто возвращайся в Бэллимор, снова становись королевой и не думай ни о чем, кроме балов и придворных. Тебе надо отдохнуть.
   -- Мне жаль, что этот советник сбежал, -- вполне миролюбиво сказала Бьянка. -- Но у меня не было никаких видений, и, похоже, полутора лет обучения в Академии всё же недостаточно, чтобы видеть то будущее, которое важно для тебя.
   -- Ты собираешься возвращаться в Академию? -- я взглянула на нее внимательнее, только сейчас обращая внимание, что Бьянка за прошедшие месяцы и впрямь стала выглядеть более взрослой. Или это травма Фроста так ее изменила?
   -- Пока не знаю. Сперва надо съездить домой и успокоить маму, а потом выяснить, возьмут ли меня вообще обратно.
   -- Не спеши, -- вспомнив об одной важной детали, я нахмурилась. -- Демон, я совсем забыла! Лэнгстон же упомянул, что кто-то из магов Академии помогает ему, и именно он устроил нам то нападение призраков на кладбище!..
   -- Похоже, балы и придворные отменяются, -- вполголоса заметил Фрост, увидев, что я занервничала. -- Корделия, успокойся! Никуда этот маг теперь не денется!
   -- Конечно, -- я попыталась улыбнуться, но получилось совсем неубедительно, и светлый эльф вздохнул.
   -- Ладно. Береги себя.
   Прощание прошло быстро, а затем один за другим мои друзья стали пропадать в открывшемся портале. Когда госфордцы исчезли, и пришла наша очередь возвращаться в столицу, Адриан напоследок обратился к Нарциссе, спустившейся нас проводить:
   -- Я благодарен вам за то, что вы сделали, леди Эртано, -- та присела в реверансе, склонив голову, и архивампир продолжил. -- В качестве благодарности вам вернут графский титул, который останется вашим и перейдет к вашим детям.
   Вампирша, позабыв об обычной сдержанности, уставилась на него во все глаза, и от удивления у нее даже приоткрылся рот. Адриан же явно хотел поскорее вернуться в Бэллимор, потому что больше не стал тянуть и приказал Виктору открывать портал.

Оценка: 6.97*220  Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на Lit-Era.com  
  Л.Миленина "Не единственная" (Любовные романы) | | Д.Рымарь "Притворись, что любишь" (Современный любовный роман) | | О.Гринберга "Свобода Выбора" (Юмористическое фэнтези) | | Д.Сойфер "Остров перевертышей. След орла" (Приключенческое фэнтези) | | А.Медведева "Изгои академии Даркстоун" (Приключенческое фэнтези) | | О.Гринберга "Чужой Мир 2. Ломая грани" (Юмористическое фэнтези) | | Natiz "Опасный" (Современный любовный роман) | | Е.Кариди "Проданная королева" (Любовное фэнтези) | | В.Старский "Трансформация" (ЛитРПГ) | | С.Шёпот "Лерка. Второе воплощение" (Приключенческое фэнтези) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Котова "Королевская кровь.Связанные судьбы" В.Чернованова "Пепел погасшей звезды" А.Крут, В.Осенняя "Книжный клуб заблудших душ" С.Бакшеев "Неуловимые тени" Е.Тебнева "Тяжело в учении" А.Медведева "Когда не везет,или Попаданка на выданье" Т.Орлова "Пари на пятьдесят золотых" М.Боталова "Во власти демонов" А.Рай "Любовь-не преступление" А.Сычева "Доказательства вины" Е.Боброва "Ледяная княжна" К.Вран "Восхождение" А.Лис "Путь гейши" А.Лисина "Академия высокого искусства.Адептка" А.Полянская "Магистерия"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"